Не герой

Победитель конкурса рассказов на тему вселенной Diablo.

Рынок Тристама встречал пришедших голосами людей со всех концов Санктуария. По воздуху расплывались сладкие ароматы свежеиспечённого хлеба, смешиваясь с запахом рыбы из южных морей, а острые пряности из дальнего Кураста, казалось, обжигали нёбо одним лишь видом. Торговцы всех мастей, перебивая друг друга, восхваляли свой товар и клятвенно уверяли, что у соседа всё старое и протухшее.

Нервно озираясь, по рыночной площади шёл путник, окованный посох служил дополнительной опорой при ходьбе. Чёрные волосы спадали до плеч, пряди у висков были вплетеныв столь же густую, чёрную бороду. Видавший виды плащ явно не по размеру, но человек кутался в него, словно боялся замерзнуть – в такую-то жару. В руке путник крепко сжимал походную суму, пальцы впивались в нее, как в бесценное сокровище. Возле одной из палаток странник резко остановился.

– Сколько стоит? – спросил он у торговца книгами, ткнув пальцем в свиток. Характерный оттенок бумаги указывал на её создателей – такую делали южные народы умбару.

– А этот, – отвлечённо махнул рукой торговец. – Десять тысяч. Я так и не смог расшифровать, что там написано. Слишком уж мерзкий и непонятный язык у этих дикарей.

– Я беру, – торопливо сказал путник, едва сдерживая волнение в голосе. В его глазах зажегся такой восторг, что торговец тут же пожалел – стоило заломить куда большую цену.

– А ты ведь издалека путь держишь? – с досадой спросил он, пересчитывая горсть золотых; упущенная выгода, несомненно, уязвляла его самолюбие. – На Героя ты не похож, к тому же все они сейчас в Вестермаше. Кто ты такой?

– Моё имя Лукреций. Я – маг-самоучка, и у меня нет времени на пустую болтовню, – презрительно ответил покупатель, взяв свиток: недра сумы тут же скрыли его от посторонних глаз. Вновь крепко перехватив суму, путник двинулся прочь от лавки. Но остановился и, пристально взглянув в глаза торговцу, промолвил:

– Я не из героев! В последнее время их слишком много.

После этих слов Лукреций развернулся и пошёл прочь, ряды палаток поредели и сменились жилыми постройками. Рыночный гул прервался, сменившись шумом таверны. Путник, пробравшись сквозь скопище столов и их пьяных обитателей, поднялся по лестнице. Пройдя в конец коридора, он открыл дверь и сбросил на кровать потрёпанный плащ. Ключ дважды повернулся в замке, и запертая дверь надёжно скрыла снятую комнату от нежеланных гостей.

Заходящее солнце давало слишком мало света: Лукреций зажёг свечу и поставил на стол, яркий огонёк вмиг разогнал сумрак. Затаив дыхание, маг поочерёдно доставал свитки из сумы, пальцы слегка подрагивали. Вскоре стол целиком покрылся развёрнутыми свитками на разных языках: от всеобщего до забытых языков древних королевств.

– Наконец-то, – еле слышно прошептал Лукреций, обмакивая перо в чернильницу. – Столько лет... столько долгих лет...

За окном поздний вечер сменялся ночью. Когда догорел третий огарок, перед магом лежал лист, заполненный письменами, тщательно переписанными из древних свитков.

– Готово, – выдохнул он. – Проверить… Нужно срочно проверить!

Лукреций вышел из дверей таверны, провожаемый хмурым взглядом трактирщика. За спиной лязгнул засов – до утра хозяин не ждал гостей. Ночные улицы тихи и безлюдны, лишь однажды перекличка стражи вдалеке нарушила тишину.

Городские ворота ярко освещало множество факелов, разговоры стражников стихли при виде ночного прохожего.

– Куда ты, безумец? – удивился один из них, открывая путнику ворота в ответ на показанный пропуск. – Только сумасшедший выйдет ночью за стены один!

– Это и впрямь неосторожно, – нахмурился Лукреций. – Пойдём со мной!

– Что?!!

– Сто тысяч золотых за охрану меня до рассвета.

– Но я на посту!.. нельзя покидать…

– Как знаешь, – бросил Лукреций и спешно зашагал по старой дороге; звонкий стук посоха о камни разносился в ночной тиши.

Стражник замер на месте, удивлённые глаза смотрели вслед путнику. «Сто тысяч! Целое состояние! Я смогу бросить службу и зажить где-нибудь без этой проклятой войны!»

– Стой! – крикнул он, догоняя незнакомца. – Я согласен.

– Хорошо, – Лукреций бросил в руки стража увесистый мешочек, – Здесь двадцать тысяч, остальное – когда вернёмся.

Стражник кивнул и улыбнулся, вытягивая из-за спины исполинских размеров меч. Маг порылся в складках сумы и извлёк оттуда заранее заготовленный факел, пальцы сложились в магический жест, и огонь ворвался в непроглядную тьму.

– О, так ты маг, – радостно удивился стражник. – Куда пойдём?

– На погост.

– Это ещё зачем? – воин с сомнением покосился на мага, но тяжесть монет в кармане заставила идти дальше.

Лукреций оставил вопрос без ответа.

Проторенная дорога тракта сменилась заросшей нехоженой тропой, человеческие останки в изобилии валялись вокруг. Перед воротами кладбища бродило несколько зловонных зомби. Учуяв живую плоть, они потянулись к путникам, из глоток доносилось глухое рычание. Стражник отодвинул мага в сторону и вышел вперёд, перехватив меч поудобней: взмахи клинка пронзили тьму тремя огненными вспышками, и пылающие останки мертвецов рухнули на выжженную землю, тут же превращаясь в пепел. Лукреций перешагнул через них и, как ни в чём не бывало, пошёл дальше, к ближайшему склепу.

– Нам нужно внутрь, – сказал он, и зашагал вниз по ступеням. Стражник молча последовал за магом – оглянувшись, он увидел, как зашевелились могильные плиты. Крепче сжав рукоять меча, воин мысленно помолился всем небесным ангелам.

Подземный зал склепа оказался огромным. Громоздкие колонны подпирали потолок, вылепленные барельефы на стенах и искусно выложенная плитка говорили о былой роскоши. Теперь же по всему полу в изобилии разбросаны человеческие кости, ржавчина изъела сталь доспехов и оружия в окоченелых руках случайных искателей сокровищ. В дальний конец склепа уходили ровные ряды надгробий, покрытых пылью.

– Стой у входа. Никто не должен войти внутрь: ни живой, ни мертвец, – приказал Лукреций, раскладывая содержимое сумы на полу. – И ни в коем случае не оборачивайся.

Маг достал ещё несколько факелов и воткнул их в стеновые проломы, стараясь осветить как можно большее пространство. Мел в его руке равномерно наносил на пол линии и полукруги, которые вскоре превратились в сложный колдовской узор с пентаграммой в центре. Нарастающий шум у входа заставил оглянуться: страж бился с целой толпой зомби, меч то поднимался, то вновь падал на головы постепенно теснящих его мертвецов. Маг тряхнул головой, понимая, что нельзя отвлекаться, и расставил свечи по углам фигуры. Свет факелов озарил письмена на развёрнутом свитке, одной рукой Лукреций выводил магические символы по контуру пентаграммы, другой делал замысловатые взмахи посохом. Опустившись на колени в центре узора, он положил свиток перед собой и закрыл глаза, губы едва слышно стали шептать заклинание, которое по интонации больше походило на молитву.

– Быстрее, господин маг! – крикнул стражник, разрубив напополам очередного зомби. – Моих сил надолго не хватит!..

Ужасный грохот заставил чародея открыть глаза. В дальнем конце склепа пол проломился и вместе с могильными плитами рухнул вниз. Из разлома полезли одни из самых жутких тварей преисподней – мертвецкие слизни, ядовитый гной стекал по их телам, оставляя после себя расплавленный камень.

– Пресвятые ангелы! Откуда эти здесь!.. – воскликнул страж и попятился назад, отбивая когтистые лапы устрашающих Отвратных, но накатившая волна нечисти погребла его под собой.

Лукреций продолжил размеренно читать заклинание, не обращая внимания на неотвратимо ковыляющих к нему мертвецов, пальцы лишь крепче сжали посох.

– ОСТАНОВИСЬ!!! – прогремело над головой мага. Слепящий купол накрыл центр склепа, откинув наступающих зомби. Гигантская фигура в сияющих одеяниях парила над землёй в считанных шагах от Лукреция. – Приказываю от имени архангела Малтаэля! Остановись, ибо ты не знаешь, что творишь! Некромантия есть сила неподвластная смертным!

Орды нежити пытались добраться до чародея, но словно ураганный поток ветра отбрасывал их от купола.

– Я перестану тебя защищать, если не прекратишь обряд немедля! – пригрозил посланник, пронзительно взирая на мага, который продолжал шептать слова заклятия. – Нельзя остановить смерть!

– Смерть может остановить только смерть! – перестав читать, торжествующе воскликнул мгновенно поседевший Лукреций. – Ты появился слишком поздно! Обряд инициации завершён, я УЖЕ стал некромантом!

- Хозяин узнает об этом. - сияющая фигура посланника испарилась, и преграждающий купол рухнул, рассыпавшись сверкающей пылью. Сотни мертвецов и слизней двинулись на мага.

– Смерть может остановить только смерть! – громче повторил Лукреций. Посох очертил гудящий круг, и вокруг мага выросла стена из костей, перемалывая попавших в неё мертвецов и отбрасывая идущих следом. Подняв голову, некромант прошептал слова на одном из самых древних языков Санктуария, его глаза наполнились синевой, на кончиках пальцев вспыхнуло синее пламя. Взмахом ладони маг отправил пылающий сгусток в груды останков вдоль стен. Полуразложившиеся трупы незадачливых грабителей могил взрывались, на их месте поднимались скелеты, сжимающие своё былое оружие. Из могил же вставали скелеты хозяев склепа, в доспехах и с ятаганами. Демонов у входа разметало взрывом, из груды мёртвых тел восстал скелет стражника, его исполинский меч с гулом разрезал воздух.

Лукреций указал посохом, и поднятые скелеты послушно набросились на зомби и слизней, превращая их тела в зловонный фарш. Треск ломаемых костей и лязг металла заполнили склеп. Костяные воины разлетались на части под ударами зомби, их сжигал яд слизней, но на смену павшим вставали новые скелеты, объятые призрачным огнём, дарующим подобие жизни. Маг прижал свободную ладонь к груди, а затем выбросил вперёд сжатый кулак. В гущу битвы ударила мгновенно вобравшая осколки костей стрела синего пламени, тела мертвецов разрывало на части мощью Костяного Копья. После заклинания на ногах устояли только разом оставшиеся без дела скелеты, пустые глазницы уставились на мага, ожидая нового приказа. Скелет незадачливого стражника был среди них. «Теперь вместо одной ночи ты будешь охранять меня вечно», – равнодушно подумал Лукреций.

Снаружи его встречал рассвет. После мертвечиного смрада утренняя свежесть ударила в ноздри. Маг поднял голову и рассмеялся в не верившие в него небеса.

– Смерть может остановить только смерть, – уверенно улыбнулся некромант и, опираясь на посох, зашагал в сторону города. Толпа поднятых скелетов потянулась за ним.

Автор: Дмитрий Бондарев

комментарии работают на Disqus