Интервью с гильдией: Хранители легенд

Мы решили побеседовать не только с ЦУФами (ценными участниками форумов), но и с наиболее интересными гильдиями из мира World of Warcraft. Первым нашим собеседником стала гильдия «Хранители легенд» (или «Орден Хранителей легенд», как называют себя ребята) с сервера Дракономор. Гильдия была основана в конце ноября 2008 года и изначально позиционировалась как ролевое сообщество. Однако со временем «Хранители» ушли от чистой ролевой составляющей и сейчас позиционируют себя как околонаучный фанатский проект. Почему околонаучный? Потому что участники сообщества пишут очень много интересных статей на сайте гильдии, которые посвящены изучению истории Азерота, его особенностей и реалий. Некоторые статьи просто повествуют о жизни определенных героев. Тем не менее, любая из опубликованных статей подарит несколько минут, а, может, и часов, увлекательного чтения. Помимо написания статей «Хранители» организуют всевозможные мероприятия и конкурсы.

В интервью принимал участие офицерский состав гильдии. Прежде чем познакомить вас с ребятами, считаем должным дать краткую информацию о системе рангов в гильдии (ибо в интервью о ней будет упоминаться):

Неофит. Новичок, находится на испытательном сроке.
Адепт. Рядовой участник, выросший из неофита.
Хранитель. Полноправный член гильдии, прошедший испытание.
Оруженосец. Твинк/альт (неосновной) персонаж одного из участников.
Сенешаль. Заслуженный член гильдии.
Кастелян. Младший офицер.
Командор. Рейд-лидер.
Мастер. Старший офицер.
Грандмастер. Глава гильдии.

А вот те, с кем мы беседовали:
Элар — глава гильдии, стала руководить после ухода Яэль, основательницы гильдии.
Фервус — мастер-дипломат, занимается рекрутингом новых игроков, налаживанием связей с другими гильдиями.
Чийва — мастер-библиотекарь. Отвечает за статьи на сайте.
Ведера — мастер-кастелян. Занимается социализацией неофитов и адептов в Ордене.
Набата — мастер-командор. Занимается организацией походов в актуальные рейды.
Фарлен — командор. Занимается организацией походов в старые рейды, также один из старейших участников Ордена (не в плане возраста, конечно).
Валеира — кастелян, помогает Ведере в воспитании новых Хранителей.

Гильдия неравнодушных людей

Warcry.ru (W): Привет, расскажите о своей гильдии.

Чийва: Вы слышали о Хранителях Времени? Это смертные, которые пришли на помощь бронзовым драконам, когда возможности тех ослабли. Орден Хранителей Легенд также был создан бронзовой стаей для ведения летописи Азерота и сопредельных ему миров, хотя это было задолго до битвы со Смертокрылом. Мы — коллеги знакомых многим игрокам пандарена Чо и Ксанатавра Свидетеля. Мы не претендуем на лавры знатоков из команды BlizzGame или завсегдатаев сайта Scrolls of Lore и, скорее, стремимся к тому, чтобы наши статьи выглядели так, словно вышли из-под пера одного из обитателей Азерота.

Фервус: Добрый день. Хранители — самая необычная гильдия, которую я видел. Гильдия неравнодушных людей. Неравнодушных как друг к другу, так и к окружающему игровому миру. Хранители получают удовольствие от всех аспектов игры, будь то написание статей, рассказов, съемка азеротографий, убийство боссов или целование белочек. Мы можем много говорить о политике Гарроша, обсуждать рецепты жарки гномов, спорить о моде Луносвета и прочем, это нормально.

W: Как каждый из вас вступил в гильдию? Что именно вас привлекло?

Фервус: Об Ордене я узнала совершенно случайно. Офицером моей первой гильдии «Солнечный котенок» был один из бывших Хранителей — Кандамар. И в его блоге я увидела две ссылки: одна вела на форум «котят», другая на сайт гильдии «Хранители Легенд». Я немного побродила по форуму и, честно говоря, была немного ошарашена — сайт, форум гильдии были пропитаны духом статей Тимура Хорева из ЛКИ. Конечно же, я написала заявку. На тот момент я играла месяца три в World of Warcraft.

Ведeра: Когда я заметила за собою, что отношусь к миру Варкрафта несколько иначе, чем большинство (то есть походы в рейды по кд и прочие пляски с ежедневной рутиной в режиме «скорей и сильней» не интересовали), то стала натыкаться на некоторые блоги, где их создатели рассказывали об игровой вселенной и ее прелестях. Таким образом в один прекрасный день мне на глаза попалось интервью с гильдией «Хранители легенд». Дело было на страницах сайта Деквена. Если мне не изменяет память, это было вообще первое интервью у Ордена. Разумеется, я тут же влюбилась и буквально через несколько дней поспешила оставить свою заявку на официальном сайте гильдии. Справедливо будет упомянуть, что тогда сайт выглядел иначе, чем сейчас, и в корне отличался от большинства шаблонных страниц, встречающихся у других коллективов того времени (про объем и наполнение я вообще молчу!). Иными словами, все было сделано с любовью. Сейчас все тоже неплохо, не поймите меня неправильно, но тогда были те самые первые впечатления… Изначально меня привлекло, что несмотря на ролевой уклон, гильдия не заставляет тебя отыгрывать своего персонажа по каким-то правилам или канонам, как это принято у настоящих РП-шников. Далее, все та же гибкость в механизме и структуре Ордена — это, пожалуй, явилось главным элементом привлекательности для меня в то время. То есть вроде бы все в одной лодке, но, тем не менее, со своим духом. Я считаю, что это очень важно, так как все мы разные и с собственным миром вокруг. Заявку на вступление, к моему удивлению, одобрили очень быстро. Мне оставалось только переселиться с другого сервера на земли Дракономора, что я и сделала, не заставляя ждать. Особенно приятно, что я оказалась в Ордене еще при его создателях: Яэль и Фальгрим. Добрая память навсегда.

Элар: Когда мой самый первый коллектив в игре распался так же глупо, как это случается с другими «полухардкорными» гильдями, я была весьма расстроена. Впрочем, именно в тот момент я сделала правильные для себя выводы, расставила приоритеты, ушла на Свежеватель и… тут же вернулась обратно из того многолюдного кошмара. Кажется, рекламу Ордена я увидела в тот же день в городском чате. Почитав сайт и форум Хранителей, я уже не хотела никуда, кроме этой уютной и загадочной для меня гильдии.

Валеира: Когда я еще играл на сервере Вечная песня, познакомился с одной замечательной девушкой (ролевое сообщество того сервера должно помнить ее под именем леди Анна Гриндейл). Она стала моим проводником в мир ролевого Варкрафта. Некоторое время спустя она превратилась в орчиху Зару на Дракономоре и вступила в Орден Хранителей Легенд. Я же не смог вынести этой разлуки и вскоре поддался на ее уговоры, создал персонажа здесь и подал заявку на вступление в Орден. А дальше… Дальше все завертелось. И сейчас я уже не могу представить себя вне Хранителей. Это здорово.

Фарлен: Совершенно случайно: я всего на несколько минут заскочил в Луносвет прежде, чем отправиться в Нордскол, а в чате как раз было сообщение об Ордене. Вот так вот случайности меняют судьбы.

Набата: Эмм… Я, наверное, единственный человек, который пришел в гильдию не из-за высоких моральных ценностей, красивых историй и всего остального… Хотя осталась именно из-за них. Во времена Cataclysm мы с мужем играли на Азурегосе в гильдии Когнитивный Диссонанс. Однако в один прекрасный момент гильдия решила, что ей чего-то остро не хватает и что найти это что-то можно в Альянсе. Гильдия трансфернулась, а мы, как идейные ордынцы, остались. Муж нашел Орден (понятия не имею, как и где), ну а я тоже с ним за компанию.

Желание импровизировать и творить

W: В заявке на вступление надо ответить на несколько творческих вопросов. Как вы думаете, почему именно такие задания? Какой вопрос ваш любимый?

Фервус: Я могу ошибаться — форма заявки была сформирована задолго до моего вступления в Орден. Вроде как, старая форма не давала представления о человеке и его способностях к творчеству, анализу. Поэтому в какой-то момент форма заявки кардинально изменилась, и появилась творческая часть, где было предложено несколько вопросов на выбор, чтобы каждый выбрал себе по душе и написал развернутый ответ.

Ведeра: По нашему разумению, с помощью подобных творческих вопросов можно отсеять кандидатов на первой ступени, дабы после не было сюрпризов и в итоге никто не терял своего времени. Любимый же вопрос: «Как вы узнали о нас?» А нелюбимый: «Имя вашего персонажа. Почему его зовут именно так?» В последнем случае просто все хором говорят одни и те же фразы. Например, про то, какая дивная история со мною приключилась в горах Азерота, после чего я получил/ла это имя или как меня родили предки на свет и нарекли так.

Валеира: Я согласен с Ведерой. Творческое задание — это как лакмусовая бумажка. Оно позволяет сразу дать предварительную оценку кандидату: подходит он нам или нет. А любимый мой вопрос — это вопрос про прорастающего человека с предгорий Хилсбрада, на него почти никто правильно не отвечает, зато все пытаются ответить оригинально. Это забавляет.

Набата: Если честно, никогда не задумывалась над этим вопросом, до этого самого момента. Форма заявки появилась задолго до моего вступления в гильдию. По сути, вопросы первой части анкеты во многом схожи со стандартными анкетами других гильдий, но стиль, в котором они написаны, настраивает на творческий лад. Поэтому, с одной стороны, ответы на эти вопросы дают представление о персонаже, с другой стороны, по ним видно, есть ли в человеке желание импровизировать, творить, общаться.

W: Какие ответы на вступительные вопросы вам запомнились?

Элар: Больше всего мне запоминаются заявки гоблинов. Они все слились в одну большую заявку, на самом деле. Выделить какую-то одну я сейчас не могу, но многие из ответов достойны отдельного места на полке в нашей библиотеке. Мне очень хочется составить небольшой профиль на каждого Хранителя, где был бы небольшой рассказ о нем, составленный из заявки. Я пыталась это сделать, но желающих оказалось слишком мало. Когда-то у нас на сайте размещалась подробная структура Ордена, в которой можно было почитать о тех, кто все-таки решился рассказать о себе. Но мне по прежнему кажется, что формат был неудачен и нуждается в улучшении. Мне кажется, Орден — это больше, чем гильдия: любой желающий разместить свою работу у нас в библиотеке становится причастным к общему делу и также является членом Ордена, по моему мнению. На форуме он награждается званием Исследователь и имеет полное право отображаться в структуре. В общем, над этим надо работать.

W: Как много игроков отсеивается уже на вступительном этапе?

Фервус: Многие отсеиваются, узнав о существовании заявки. Когда мы стали чуть более открыты к остальному сообществу игры, обнаружилось, что у нас много действительно творчески развитых ордынцев. Они классные, но многие из них никогда не напишут к нам заявку по разным причинам: кто-то считает сам факт существования заявки ретроградством, кого-то не устраивает наш прогресс, правила, кто-то считает нас снобами или боится не пройти строгий контроль качества. Но заявка нужна. Она раскрывает характер человека, его тягу к творчеству.

Ведeра: По большей части, больше тех, кто вступает, нежели тех, кто получает отказ. Другое дело, что большинство отсеивается именно после принятия и это неприятно в определенном смысле слова. Но, как показывает время — все всегда к лучшему.

Чийва: Отказ получает не так уж много написавших заявку (может быть, 20-25%) — случайные люди к нам обычно не обращаются. С этим была даже связана одна неприятная история. Один из посетителей форума заметил, что мы приняли всех кандидатов за последние две или даже три недели, и решил, что мы берем попросту всех. Тогда он написал заведомо издевательскую заявку, а когда ему отказали, обратился лично к грандмастеру Яэли с признанием, что попросту нас проверял. Разумеется, после этого его не захотели видеть в Ордене ни на каких условиях.

Набата: Не так уж и много, на мой взгляд. Уж если человек, таки познакомившись с нами, решает написать заявку, значит, мы ему небезразличны. В большинстве случаев причиной отказа является тот факт, что игрок просто не удосужился просмотреть информацию об Ордене, не ознакомился с нашими правилами и, ничего не зная о специфике гильдии, сел писать заявку. Это сразу видно, и такие заявки получают отказ.

W: Насколько сильно делается упор на творческие способности участников вашей гильдии?

Ведeра: Все участники гильдии в итоге должны быть частью одного целого — вот на это ставка и делается. А объединять может не только художественная стезя. Но да! Творчество есть абсолютно в каждом, я считаю. Другое дело суметь помочь его найти, тем, кто о нем не знал или забыл. Этому мы уделяем внимание в том числе. Но опять же, без всякой обязаловки. Все очень гибко и на выбор.

Валеира: На самом деле особого упора нет. Мастера не гоняются за Хранителями с пылающим взором и требованием творить, творить и еще раз творить. Просто у нас достаточно специфическая атмосфера царит внутри гильдии, так что рано или поздно каждому начинает хотеться попробовать свои силы в чем-то таком.

Набата: Да, действительно. Желание творить всячески поощряется, стараемся помочь каждому в его начинаниях. Однако творческий аспект не является строго обязательным в гильдии, многие не пишут сами, это не значит, что им чужд дух Хранителей. Они с удовольствием перечитывают нашу библиотеку, участвуют в гильдийских событиях.

Считаю ли я себя творческой личностью? По настроению, наверное. Раньше много рисовала, сейчас же не вспомню, когда в последний раз в глаза видела карандаши и кисти. Бывает наплывами посещают «озарения» и хочется срочно что-то сделать, а потом озарение проходит, и все откладывается до лучших времен, и хорошо, если они наступают…

Персонаж — отдельная личность

W: А как создавалась система рангов?

Чийва: Система рангов в ее нынешнем виде была создана еще старым составом мастеров, вдохновленная реальными рыцарскими званиями, и с тех пор претерпела кое-какие изменения, в основном, в том, что касается новичков.

Фарлен: Система рангов и способ управления гильдией менялись много раз: ранги, звания, должности приходили и уходили в зависимости от того, какой формат у гильдии был в тот или иной промежуток времени. С ростом гильдии потребовались младшие офицеры, для лидеров рейдов тоже нужно было отдельное звание.

Даже система Грандмастер и четыре мастера с самого начала была не такой, как сейчас. Изначально Грандмастером становился один из мастеров на ограниченное время, передавая потом свою власть следующему мастеру. И так титул Грандмастера по кругу передавался между мастерами.

Ведeра: Отчетливо помню, когда я появилась в гильдии, меня поразила структура рангов. В принципе о ней сказали уже выше, но особенно отмечу, что в офицерском составе гильдии тех времен было равное количество мужчин и женщин (за этим следили). Но и это еще все — расы офицеров должны были быть различными. То есть к примеру, не могло быть два эльфа или пара тауренов.

Элар: После того, как я стала Грандмастером, структура претерпела незначительные изменения. Я попробую кратко рассказать о ней, чтобы всем было понятно, что к чему. Цепочка званий выглядит так: неофит — адепт — хранитель — сенешаль — кастелян — мастер — Грандмастер. Я думаю, больше всего вопросов вызывают 3 звания. Кто такой адепт? Это тот член Ордена, который уже больше месяца в наших рядах, при этом мы замечаем его присутствие. Каждый адепт может стать хранителем, а может и остановиться на своей ступени. Этот ранг необходим для тех, кто не хочет или не может выполнить задание на звание Хранителя, но при этом может быть довольно давно в гильдии. Кто такой сенешаль? Сенешаль — это старожил, который сделал многое для Ордена, его имя записано в истории. Кто такой кастелян? Это младший офицер, который занимается узкоспециализированными вещами. Например, банком, социализацией неофитов, работой над ивентами.

В изначальной структуре Ордена мне очень нравилось правило, которое касалось пола и количества мастеров. К сожалению, мы сейчас не можем позволить себе равноправие полов в руководящем составе. (смеется) Но я всячески стараюсь сделать так, чтобы восстановить справедливость хотя бы на уровне младшего офицерства.

Почему вы ограничиваете рядовых участников всего одним оруженосцем, а офицеров — двумя? Ведь тем, кому понравилась ваша гильдия, возможно, захочется перевести в нее всех своих персонажей?

Фервус: Потому что каждый персонаж — отдельная личность, и чтобы не запутаться в сложных родственных отношениях подобных личностей, введено это ограничение. Хотя когда-то не было разрешено иметь даже одного оруженосца: предыдущий Грандмастер Ордена пошла на уступки и разрешила приводить оруженосцев. Но не более одного.

Чийва: На этот счет было сломано немало копий. Основатель Ордена Яэль хотела, чтобы каждого Хранителя в игре представлял ровно один персонаж. Как верно было сказано, ваш аватар в Ордене — это личность. Вас будут знать в первую очередь как того орка/эльфа, от лица которого была написана заявка. Со временем были сделаны серьезные послабления. Даже основного персонажа заменить стало проще. А в начале аддона Mists of Pandaria мы даже добавляли дополнительный ранг «пандариец», так как многие члены гильдии кинулись играть пандаренами/монахами и слотов под оруженосцев стало не хватать.

Впрочем, на форуме есть специальная тема, где вы можете представить своего нового персонажа или написать, что стряслось со старым.

Ведeра: В этом есть здравое зерно. Сужу по себе… Я напрочь не воспринимаю дополнительных персонажей кого-либо из гильдии, так как они для меня автоматически второстепенные, словно невидимки. У меня зрительный образ только с основными персонажами тех или иных людей.

Набата: Для нас персонаж связан с личностью игрока, это его воплощение в игре. Я изначально начинала играть в Варкрафт магом, очень долгое время у меня не было ни одного альта. Спустя какое-то время, в конце контента, когда было скучно и надо было чем-то себя занять, я решила попробовать поиграть друидом (хотела побыть мишкой). Дружба с друидом очень долго не складывалась, не было ощущения, что это мой персонаж, я его много раз забрасывала, с трудом и с помощью друзей апнула восьмидесятый уровень. Решила, что буду мишкой (ведь ради него я пошла на этот подвиг!) и деревцем. В итоге медведь был заброшен довольно быстро, а я поняла, что мне безумно нравится быть лекарем. Я очень долго не могла решиться поменять основного персонажа, было ощущение, что в нем остается часть души. И хотя с начала Катаклизма друид мой основной и практически единственный персонаж, старые друзья из прежних гильдий обращаются ко мне по имени моего мага. В игре персонаж — отражение игрока, а отражений не может быть много. Насколько я знаю, раньше в гильдии вообще не было альтов по этой самой причине.

Что значит стать Хранителем?

Как вы считаете, какие плюсы у вашей гильдии? Чем гильдия будет интересна новичку? А новичку в мире Азерота?

Фервус: У нас можно найти простор для самовыражения, творчества. Заглянув в «Библиотеку» на форуме, тяжело оттуда выползти.

Новичкам теплую и дружественную атмосферу предлагает каждая вторая гильдия (и предоставляет каждая десятая), рейдов и PvP никто обещать не будет. Хранителем нужно уже немного быть еще до того, как написал заявку в гильдию. Благо, сайт и форум открыты, и по ним можно сделать собственные выводы.

Валеира: Я не думаю, что мы подойдем новичку в мире Азерота, хотя, конечно, новичок новичку рознь. Фервус очень правильно все сказал — Хранителями становятся еще до того, как попадают к нам. Мы лишь подталкиваем игроков, чтобы они могли раскрыться в этом направлении. Ну и главный плюс — это как раз отбор в гильдию, как мне кажется. Хранители никогда не были и, надеюсь, никогда не станут «ги на ку».

Ведeра: Сомневаюсь, что откровенному новичку стоит вступить со старта к нам. К этому состоянию необходимо прийти через опыт, опыт своей собственной жизни. А вот после, поняв себя, можно оказаться и у нас.

А минусы?

Фервус: Нас мало? (на момент проведения интервью 93 участника. — Прим. W.) Но нас и не может быть много из-за специфики Ордена. Не знаю, все минусы, какие можно придумать, на самом деле не минусы, а особенности, которые и делают Хранителей Хранителями.

Чийва: Таких гильдий, как наша, на самом деле больше нет, и это не всегда хорошо. Случается, что мы просто не оправдываем чьих-то ожиданий.

Ведeра: Плюсов больше. Значит, минусы не в счет. Да и минусы у каждого свои (как и плюсы). Вот такая тавтология.

Валеира: Мы не можем завлечь игроков серьезным прогрессом в PvE или в PvP, хотя минусом это назвать сложно, ведь для того типа игроков, на который мы ориентируемся, это и не является принципиально важным моментом.

Набата: Наши плюсы — они же наши минусы, зависит от того, что вы ищете. Нас немного, мы не можем похвастаться стабильным онлайном в 20+ человек. Иногда летом можно долгое время пробыть вообще единственной живой душой в гильдии. Кому-то это нравится, кого-то это пугает. Мы не требуем от игроков PvE или PvP-прогресса, не требуем приходить в рейды как на работу, предварительно до зубов вооружившись и прихватив с собой стандартный рейдовый набор. Мы не будем показывать пальцем и косо смотреть на игрока, у которого неправильная перековка или не хватает чантов и камней. Хоть мы и рейдим на более-менее регулярной основе, мы не гонимся за прогрессом. Кто-то ищет именно это, но те, кому нужен хардкор, нас не поймут. Многие приходят к нам в поисках РП, но мы не ролевая гильдия в полном смысле этого слова. У нас нет обязательного отыгрыша, регулярных РП-ивентов.

Члены вашей гильдии пишут много статей. Расскажите о своих любимых. А были ли другие примеры творчества?

Чийва: Мне нравится, что у каждого из наших авторов свой стиль. Кто-то пишет статьи от лица эльфийской волшебницы, кто-то — едкого Отрекшегося, а кто-то даже публикует откровения злодеев Азерота. Мои фавориты — путеводитель «Чужие города» за авторством жреца Мендера и альтернативная биография Гул’дана, переведенная пандареном Бреггой.

Один из наших адептов увлекался мультипликацией. Некоторые любят рисовать и делятся своими успехами на форуме. Третьи сами организуют ивенты. То, что пока мы публикуем только литературные работы, ни о чем не говорит: как только у нас появится достаточно комиксов/видео, мы начнем публиковать и их.

Фервус: Мне нравится рассказ за соавторством Ивинг и Чийвы «Госпиталь». Это был первый раз, когда я с нетерпением ждала, когда же в Библиотеке появится продолжение. Отдельно стоит упомянуть маленькие зарисовки из жизни друида Дубобора и целый путеводитель по Каражану.

Ведeра: Так уж сложилось, что я не могу переваривать рассказы, написанные от лица персонажей (которых я знаю) о себе самих же. Увы и ах. Единственный, кто надломил меня в свою пользу когда-то — это тролль Девятипалый (как такое случилось, я до сих пор не знаю: было реально интересно!) Мне больше по вкусу рассказы, связанные с окружающим миром и его историями, вымышленными в том числе. Одна из самых ярких здесь. Примечательно, что после публикации автор данной записи пропал бесследно.

Валеира: А я с огромным удовольствием перечитываю курс лекций Яэли по истории магии.

Набата: Как и у Фервуса, любимыми стали два рассказа: «Госпиталь» и «Путевые заметки Пандарии» от Дубобора.

Элар: Моя любимая статья «Проклятые солнцем», автор — Яэль. После прочтения этой работы я совсем по-другому стала смотреть на кобольдов. Еще мне очень нравилось, как пишет Модерикс. Помимо литературных работ у нас были и комиксы, и видео, и рисунки. Но, к сожалению, не так много, как хотелось бы.

А какие эвенты вам запомнились больше всего?

Фервус: К сожалению, долгое время я не могла принимать участие в мероприятиях Ордена, поэтому у меня не так много воспоминаний, нежели у остальных членов гильдии. Море впечатлений оставили прятки в Луносвете, которые мы проводили на Тыквовин. Это было первое совместное мероприятие Хранителей и «котят». Чийва тогда спрятался в дереве и мы долго его искали. Еще хочется отметить «Лотерею Зимнего покрова» (которую все прозвали новогодними дейликами). Она была привязана не к игре, а к самому Ордену, его истории. Нужно было каждый день заходить на страничку с лотереей, собирать ключики и отвечать на «Вопрос дня». Положительные эмоции остались от маленького эвента, который не был приурочен к какому-либо событию, а просто появился под впечатлением от компьютерной ролевой игры — Divinity: Original Sin. Это был первый раз, когда я не просто участвовала в эвенте, но и была ответственна за написание диалогов основных персонажей.

Валеира: А мой любимый эвент — это наши регулярные встречи в старом Награнде для обсуждения дел Ордена. Особенно, когда они сопровождаются занимательными историями. Это, пожалуй, лучше всего позволяет погрузиться в атмосферу Хранителей.

Вы дружите с другими гильдиями?

Фервус: Да, у нас дружественные отношения с гильдиями «Ачивхантеры» и «Солнечный котенок». С последними отношения более близкие, с ними мы проводим совместные эвенты, конкурсы и даже ходим в рейды.

Элар: Сейчас да. Раньше мы были полностью изолированы от других гильдий, что, на мой взгляд, не очень хорошо. Опять же, гораздо веселее, когда на эвент приходит 20 человек вместо 5, к примеру. Помимо этого только благодаря дружественным отношениям с «Котятами» и «Ачивхантерами» мы имели возможность устраивать походы в Осаду Оргриммара прошлым летом. Есть, конечно, и свои минусы, когда наши неофиты, запуганные цензурой на сленг в гильдейском чате, неожиданно видят в совместном рейде совсем другую картину и не могут понять, в чем же дело.

Обычная гильдия

В гильдии есть PvE-статик. Никогда не было честолюбивых планов по покорению рейдовых подземелий?

Чийва: Я вам больше скажу — когда-то в гильдии было аж четыре рейдовых статика! Но в итоге по-настоящему заинтересованных игроков хватило только на один. Нам нравится убивать боссов и делать достижения, но освоение актуальных рейдов никогда не было для нас приоритетом. Набор новичков в гильдию происходит без оглядки на уровень их игры. Мы стараемся ставить перед собой такие задачи, чтобы никто не был обузой. Игрокам, привыкшим к другому, это может наскучить, но это реалии Хранителей. Мы никого не держим и эпиков никому не обещаем.

Фарлен: Я расскажу историю того, как в Ордене собрался первый статик для походов в рейды.

Во время Нордсколькой кампании число членов Ордена, желающих ходить в рейды, медленно, но верно, ползло к отметке «10». Это случилось незадолго до начала Испытаний Крестоносца. Почти половина желающих не имела тогда никакого опыта, да и снаряжение было не очень, поэтому первой целью стал Наксрамас.

Но Хранители тогда были в первую очередь ролевой гильдией, поэтому был проведен достаточно крупный многоэтапный эвент, объясняющий, почему члены Ордена вообще ввязались в эту авантюру.

Завязкой эвента является нарушение временных потоков, из-за которого очищение Наксрамаса от плети так и не состоялось, по этой причине бронзовым драконам был нужен отряд смертных, которые смогли бы исправить нарушение, заняв место героев, сражавшихся в Наксрамасе. Но для совершения такой манипуляции со временем требуется колоссальное количество магической энергии. Эту энергию собирал в разных местах Нордскола боевой отряд Хранителей, который и отправился в Наксрамас.

Набата: Как сейчас помню свой первый рейд с Хранителями. Мы тогда только пришли с Азурегоса, на тот момент мой личный прогресс остановился на героическом Рагнаросе, уже прошел глобальный нерф, боссы в моем понимании стали «ватными», можно было лечить, попивая кофе и переписываясь в чате. Но, оказывается, так было не везде. Мы отправились в Огненные Просторы нормал на Бет’тилак. Боже, я так не лечила со времен Пожарного. Было ощущение, что это рейд самоубийц, и они всеми силами пытаются умереть везде, где только возможно. Позже (тогда у меня было еще много свободного времени) я стала собирать людей в «устаревшие» рейды за достижениями, ХМами, красивыми безделушками. А потом сама не заметила, как уже вела Хранителей покорять Душу Дракона. У меня нет иллюзий, что Хранители когда-нибудь будут врываться в топы и покорять хардмоды. Для этого есть другие гильдии.

Элар: В общем-то, так или иначе, мы их покоряем. Возможно, не в том объеме, в котором хотелось бы мне или кому-то еще, жадному до блестящих доспехов. Мы не торопимся «закрывать контент», не участвуем в прогресс-гонке, но посмотреть на рейдовые подземелья желают многие. Сейчас у нас есть статик, мы рейдим с «Солнечным котенком», но сколько он просуществует, предсказать не берусь.

А что насчет PvP?

Ведeра: Для меня это был максимально больной вопрос, но сейчас уже без истерик и рвения к свершениям. Однажды (и не раз) я уже приложила ровно те усилия, на которые способна, дабы продвинуть это направление в нашей гильдии наравне с другими PvE-удовольствиями. Правда такова, что у нас мало любителей убийств других игроков — это факт. Так было, есть и будет. Было время, когда мы пытались ходить даже на рейтинговые поля сражений и выступать пятерками на аренах, но, к сожалению, эти и другие затеи не увенчались успехом. Одно время мы и вовсе проводили тематические вылазки в тыл врага, на штурм тех или иных аванпостов и пригородов Альянса. Был даже постоянный состав, плюс-минус пара человек. Тем не менее, в нашей гильдии всегда существует горстка убийц, от трех до шести человек на раз — этим и живет наша PvP-составляющая коллектива. Я же, как главная драчунья в Ордене, всегда рада помочь новичкам в этом деле, от теории до практических уроков. Правда, раньше эти лекции случались куда чаще и были даже результаты. Но против природы не пойдешь. Классический исследователь — это не кровожадный мастер убийств, а тот, кто предпочитает подземелья и рейды.

Чем в основное время занимается гильдия и ее участники?

Валеира: Да в общем-то тем же, чем занимаются все остальные игроки: подземелья, рейды, квесты… Разница в том, что все это сопровождается общением в чате и зачастую я замечаю за собой, что замер на полпути к цели и уже третий раз отменяю приглашение в подземелье из-за очередной интересной дискуссии.

Набата: Да, мы не особо выделяемся в плане повседневных занятий — дейлики, рейды, квесты, альты и прочее… Однако чат наш выглядит не так, как в большинстве гильдий. «Собираю экскурсию по подземельям Пандарии, осталось два места для бойцов», — примерно так в нашем чате выглядит сообщение: «2 дд в рандом». Долго и не практично, а смысл тот же самый — скажут многие. И, возможно, будут правы. Однако когда пообщался некоторое время в таком стиле, то торговый чат и огромное количество сленга и сокращений в нем режут глаза.

Элар: Я думаю, у каждого свои занятия. Кто-то ходит в рейды, кто-то предпочитает заниматься боями питомцев или посещать поля боя, другие ходят в старые рейды за комплектами для трансмогрификации. Да, все вполне стандартно, как и в других гильдиях. Иногда у нас в чате тихо, а иногда разгораются жаркие дискуссии о политике Орды, например. Самое главное — у нас почти никогда никто не ругается друг с другом. И, как уже отметила Набата, в нашем чате не приветствуется сленг. Более того, за многократное нарушение правил общения можно схлопотать понижение в ранге. Но обычно все решается мирным путем.

Практический вопрос: что лежит в вашем гильдейском банке? И почему именно такой набор?

Фервус: Набор довольно стандартный на самом деле: исправно пополняются запасы камней, травы, реагентов для зачарований, рейдовой химии и еды. Также в одной из вкладок собрана коллекция из писем Хранителей и книг Азерота, к сожалению, некоторые экземпляры уже невозможно прочитать.

Элар: Всегда с большим сожалением выкидываю из банка такие чудесные вещи, как пот тролля или, например, одетоурен. Приходится перекладывать их к себе в личное хранилище и любоваться оттуда.

Набата: Стараюсь выкинуть пот тролля до того, как его найдет Элар, потому как из его личного хранилища уже нехорошо попахивает, страшно в банк заходить.

Валеира: Всегда слежу за тем, чтобы запас пота тролля в банке не иссякал. Я не знаю почему, но он пользуется большой популярностью у Элара и Набаты, они чуть ли не дерутся за то, кто быстрее его заберет. Вот и стараюсь угодить...

Как вы пополняете казну вашей гильдии? Делаете испытания? Вносите пожертвования?

Фервус: Сколько помню, с банком проблем никогда не было, но в начале года мы вдруг оказались на мели. Пришлось осваивать искусство игры на аукционе и выполнять гильдийские испытания. Ну и под конец дополнения практически все содержимое банка отправляется на аукцион.

Элар: В основном, казна пополняется в пассивном режиме. Бывают и крупные пожертвования, но довольно редко.

А чем ваша гильдия занимается вне Азерота? Бывают ли встречи в реале? Может, играете в другие игры?

Чийва: Изначально в ордене приветствовались полная анонимность и вживление в роль. Хранители живут в Азероте, поэтому никаких встреч гильдия не организовывает. Но многие члены Ордена со временем знакомятся друг с другом. Кое-кто даже женится. (смеется) Мы часто вместе играем в другие игры, в том числе ММО. Однако любые обсуждения других миров происходят за пределами гильдейского чата. Это неписаное правило.

Набата: На моей памяти — собиралась одна встреча для москвичей, однако я тогда не смогла поприсутствовать, к сожалению.

Элар: С некоторыми Хранителями мы общаемся уже очень давно, я бы с удовольствием встретилась с ними вне Азерота. Не думаю, что это может каким-то образом помешать или даже навредить нашим дружеским отношениям. К сожалению, многие из нас живут далеко друг от друга, поэтому какая-то общая встреча маловероятна.

Отправиться к звездам на поиски Титанов...

Нашей любимой игре уже более десяти лет, как думаете, какие хорошие моменты были в ее истории? А что вам хотелось бы забыть?

Чийва: Я считаю, что с годами вселенная становится только богаче. Каждый находит свой любимый момент. Конечно, утрачено чувство неизведанности, может быть, какой-то новизны, но с каждым аддоном оно хоть ненадолго, но возвращается. В свое время мне не терпелось отправиться в Пандарию, а затем и в Дренор. При анонсе они не выглядели похожими на старый добрый Азерот с его вездесущими порталами, переполненными столицами и успевшими набить оскомину драконами. У Дренора были свои боги и герои, и в этом для меня главный плюс решения разработчиков посвятить ему целый аддон. Ближе к финалу меня, конечно, постигли жестокие разочарования, но я связываю это с тем, что Blizzard многое пришлось урезать в процессе разработки. А плохое… Я считаю, что из песни слов не выкинешь. Но гражданская война внутри моей фракции была для меня очень тяжелым опытом. Однако она же меня сильно вдохновила на творчество по игре.

Ведeра: Хороший момент — открытие Нордскола и приготовления ко встрече с Королем-личом в Ледяной Короне. Забыть — возможность полетов на воздушном транспорте повсюду. В качестве бонуса к последнему скажу, что мне больше никогда не удастся всматриваться в горизонт, идя по тропе, в ожидании опасности и тайны…

Набата: Моим любимым контентом до сих пор остается Король-лич, любимый рейд — Ульдуар. Наверное, потому что в то время я пришла в игру. Самым печальным моментом (как и для многих ордынцев) была гражданская война.

Элар: Не буду оригинальна: Нордскол с его прекрасным Ульдуаром. Забыть? Пожалуй, ничего. Мне было несколько дискомфортно в Пандарии, но эти ощущения вызывало противоречие между сущностью рыцаря смерти и событиями, например, на ферме Четырех Ветров.

Что ждет нас в будущем? Пофантазируйте, пожалуйста.

Чийва: Я хотела бы вернуться в Азерот и исследовать его морские просторы и глубины: Кул’Тирас, логово королевы Азшары, последний оплот зандаларских троллей, пиратские архипелаги. Также хотелось бы хоть одним глазком взглянуть на Изумрудный Сон. Близзард умеют рисовать совершенно фантастические пейзажи и вдыхать в них жизнь. За это я им все готова простить.

Фервус: Что нас ждет в будущем? Об этом знают только разработчики. Мы же можем лишь догадываться, либо, действительно, мечтать. Изумрудный сон — а кто бы не желал? Хотелось бы увидеть хоть какой-то результат интриг Сильваны, увидеть аддон «про Альянс», из Стальгорна вышел бы неплохой рейд. (смеется) Хотелось бы полетов над Луносветом!

Фарлен: Я все еще надеюсь увидеть не маленький кусочек Азжол’Неруба, а все королевство целиком.

Элар: Мне бы хотелось еще раз вернуться к истории с рыцарями смерти. Как-то совсем уж о нас забыли. Если же смотреть на вещи трезво, то нас, по всей видимости, ожидают события с участием Пылающего Легиона. (На момент интервью Legion еще не был анонсирован. — Примеч. W.)

Набата: Столько всего уже было, что даже не знаю, что еще пожелать. Мы уже побывали во всех уголках Азерота и за его пределами, опускались под землю, под воду, путешествовали в прошлое… Осталось только построить гоблинский космолет и отправиться к звездам на поиски Титанов.

Ну и напоследок, что бы вы хотели пожелать команде Blizzard?

Чийва: Продолжайте творить, ребята. И кто-нибудь, напомните Метцену, что Тралл и его семья — не единственные герои Орды.

Элар: Хочется пожелать стойкости в нелегком деле поддержания планки качества игр. Для меня продукт под маркой Blizzard автоматически означает идеальное содержимое, сделанное с душой и вниманием к деталям.

Набата: Творческих успехов, вдохновения. Чтобы Азерот продолжал нас радовать новыми событиями, чтобы бесконечно появлялись новые герои и новые злодеи, чтобы всегда было что исследовать и кого побеждать нам, рядовым ордынцам.


С Хранителями общалась Sugino.