Параллели — пересекаются

Посвящение:

Посвящается всем тем близким мне людям, чьи реально существующие в WoW персонажи сподвигли меня к созданию этого произведения. Мой Волчонок, твоя Монти бесподобна, а я лишь приукрасила ее безграничные достоинства) Саня, без тебя моя повесть и вдвойне не была бы такой смешной... После всей конструктивной критики Ала твой смех приходится очень кстати) Я вас обоих очень люблю за ваше терпение и понимание.

Приветствую тебя, странник, на страницах моей повести. Ты пришел сюда, чтобы отвлечься от мирской суеты, позабыв о трудных буднях внешнего мира и не менее тягостных скитаний мира внутреннего. Так окунись же в тайну, в захватывающие дух приключения, в историю параллельных прямых, которые пересекаются где-то на краю горизонта. Все они когда-то сойдутся в одной точке, на полюсе, и иже с ними мы будем там. Я, сказитель, на чьи плечи возложена нелегкая задача поведать историю разных личностей, которых судьба своей твердой рукой не случайно сводила вместе, с закрытыми глазами каждый миг наблюдаю за отважными героями, проживаю вместе с ними их нелегкие жизни. Каждый из героев живет во мне, а я живу в каждом из них. Вершители Судеб творят свое дело – мне же отведена скромная роль: записать историю…

Пролог

«Час от часу не легче», - мысль обиженной каракатицей прошествовала в воспаленном мозгу, уже пятый час наблюдавшим печальную картину. На берег прям пред ясные очи вновь упал рваный ботинок, вытащенный, кажется, скорее, из стоков Подгорода, нежели из кристально чистых водоемов Оргриммара. С разочарованием отпихнув находку подальше - та приземлилась аккурат меж глаз стоявшему неподалеку торговцу рыболовными снастями – и выслушав гневные речи пострадавшего с клятвенным заверением не продавать нахалке ни единого товара, девушка вновь стала разглядывать поверхность воды, пытаясь уловить мельчайшие движения рыбок. Интересно, здесь вообще водится рыба?..

Однако, вода и правда имеет свойство успокаивать, отвлекать… Спустя минут пять девушка уже не искала взглядом рыбешек, а любовалась рябью с весьма отсутствующим выражением лица. Не стоило отвлекаться – одна прозорливая обитательница городских вод изловчилась и шлепнула хвостом о размеренную гладь воды. Не ожидавшая такого нахальства начинающая рыбачка взревела – ох, как же она не любила воду!.. – и попыталась догнать шутницу. Однако только еще больше вымокла. Окончательно наплевав на это бесполезное занятие и на свою внезапно проснувшуюся страсть к сырой рыбке, девушка уселась подальше от воды и тени, чтобы быстрее высохнуть на солнце. Густая шерсть не желала сдавать позиции столь быстро и выпускать из себя всю влагу. Девушка встряхнулась - отчего пробегавшие куда-то по своим маленьким делам приютские детишки с радостными и не очень визгами разбежались в разные стороны, а одна совсем маленькая орчонка даже попыталась погладить «такую большую кису», в результате наткнувшись взглядом на недобро светившиеся глаза и огромные клыки. Как же не любила обладательница столь изысканных атрибутов всякие телячьи нежности! Впрочем, троллиха и не задумывалась, что таурены тоже не слишком жаловали подобное обращение. Так что еще следовало подумать, чьи же все-таки эти «нежности» были на самом деле.

Вскинув голову к небу и, не мигая, глядя на солнце, отражавшееся в огненных зрачках, девушка задумалась о превратностях судьбы. Порой ей казалось, что злой рок издевается, хитро подмигивая разными глазами. Почему разными, девушка так и не могла объяснить. Просто именно так ей представлялся этот самый "ужасный" Злой Рок. Вот и сегодня наличие нескольких обличий и, соответственно, сущностей, вновь проявило себя. С утра пораньше молодому друиду захотелось чего-то менее вегетарианского, нежели извечный сухой паек, носимый с собой в сумке. Пожалуй, до этого момента она никогда не рыбачила. А тут… Что только не сделаешь, дабы угодить своей кошачьей натуре. «Нет, все, завязываю с этим… Лучше посохом драться буду, чем этой кошатиной, которая, глядишь, не сегодня-завтра заявит, что она свободная личность и вообще гуляет сама по себе. Я еще сохраняю разум и авторитетность… Мяу… Чччерт, косички Тралла…», - рассердившись собственным мыслям и своенравности «кошатины», друид быстро сбросила облик, мгновенно став выше раза в три. От этого голова с непривычки закружилась, и девушка чуть не потеряла равновесие.

Если честно, свои разнообразные облики троллиха любила больше. И было с чего - Судьба, на которую уже так привыкла жаловаться ученица ученика ученицы… Малфуриона, от природы наделила девушку не то чтобы неяркой внешностью… но, так скажем, не больно-то симпатичной. Не стоит, поглядев издалека на орчих и троллих, тут же утверждать, что это скорее недоделанные мужчины, чем милые девушки. Действительно, милыми этих «красавиц» можно было назвать с очень большой натяжкой, конечно, если ты не тролль или орк – те просто души не чаяли в своих дамах. День за днем выслушивать оскорбительные речи в твою сторону каждому неприятно. Каждой девушке хочется быть красивой… Однако, не всем это дано. Поэтому представительницы «прекрасного» пола «зеленых» имели девиз: «Если рожа крива, пусть язык будет остр». И постепенно эта фраза прочно вошла в жизнь и суть «милашек», как их за глаза называли кровавые эльфы, за свою спесивость получившие не менее лестное прозвище: «гламурные стервы».

Вспомнив и о своей «кривой роже», друид снова опустилась на четыре лапы, уже привычно почуяв ставшую родной землю и урчание взбунтовавшегося кошачьего желудка. Что же оставалось делать? Продолжать свои изыскания в рыболовстве либо опять показать миру свою истинную сущность. Тролль выбрала первое.

И снова потертые калоши, вонючая тина, просыревшая ткань… Но, несмотря на свое предвзятое отношение к миру и судьбе, упертости девушке было не занимать. Раз за разом она цепкими когтями на широкой лапе подцепляла улов и уже почти не глядя отбрасывала его во все растущую кучу рядом с собой. И кто сказал, что рыбалка успокаивает?! Что поистине создает душевное равновесие, так это убийство какого-нибудь эттина с особым зверством… Или кровавого эльфа, если бы после этого можно было избежать наказания и неприятных разборок… Друид вздохнула. Вот чего не хватало для полного счастья!

Кстати, о упомянутых «гламурных»… За спиной расслабившейся в родной столице друида, хихикнул до боли знакомый голосок. Как говорится, врага надо знать лучше, чем в лицо. Ну как врага… Все же они принадлежали одной стороне и подчинялись одному правителю. Даже Леди Сильвана, известная своим своенравием, не решалась проявлять характер перед великим Гаррошем. Но мелкие вражды между отдельными представителями различных рас были всегда, да и, пожалуй, останутся еще надолго.

Медленно, с уже заготовленным презрением во взгляде горящих глаз, друид обернулась к эльфийке. Но та насмешливо оглядывала кучу хлама, которая была раза в полтора больше самой кошки, на которой мог спокойно кататься даже средних размеров таурен. Но кто бы ему позволил!

- Развлекаемся? – неприятная усмешка появилась на прекрасном лице эльфийки. За их идеальную красоту троллиха ненавидела этих созданий еще больше. «Развлекаемся?». И все, больше ни слова. Будто друид вообще не заслуживала чьего бы то ни было внимания. Презрительно глянув на красавицу, девушка отвернулась, всем своим видом показывая, что также равнодушно относится к присутствию эльфийки. Да как бы не так! Нет-нет, да и посматривала друид в сторону незнакомки, занявшей место на берегу метрах в пяти от троллихи. А та, кажется, искренне не интересуясь рыбачкой-неудачницей, деловито закинула удочку, и уже через две секунды поплавок дернулся. «Ну-ну, тут ничего съедобного не водится в принципе…», - теперь была очередь друида насмехаться. Но каково же было удивление девушки, когда в свете солнечных лучей на крючке, переливаясь чешуей, засверкала огромная рыбина!

А эльфийка была и вовсе не удивлена, будто каждый раз даже из зачумленных вод Подгорода способна выловить такое чудо. Критично оглядев улов, девица осталась довольна и забросила удочку еще раз. Троллиха уже подумала, что это чистой воды везение, но нет – еще одно такое чудо вынырнуло из глубин мелкого озерца, коих по всему Оргриммару было полным полно.

Теперь друид разозлилась не на шутку. Она уже была готова скинуть облик кошки, дабы высказать свое «фи» этой фифе, не побоясь резких слов в свою сторону. Но тут эта фифа сама подошла и, подбоченясь, кинула к лапам кошки одну из своих рыбок.

- Что, киса, кушать хочешь? Смотри, какая аппетитная рыбонька… Кис-кис, ааааамм… - это был уже явный перебор. Не выдержав, вспыльчивая «киса» с утробным рычанием бросилась на «эту стерву», как про себя назвала ее друид, с явным намерением перегрызть горло хамке. Последнее, что увидела троллиха перед тем, как растянуться на земле, испуганный взгляд эльфийки и мгновенно побелевшее ее лицо. А потом… Друид крутила головой, но нигде не находила своего врага. Да, в бою она была тоже не особо сильна пока… Тихий звук насмешки заставил уже второй раз обернуться – на этот раз резко, так, что чуть шею не свернула.

- Потеряла? – кажется, обычное презрительное состояние снова вернулось к эльфийке. «Да как эта магичка посмела скакнуть!» - возмутилась в мыслях друид, хоть и понимала, что это было вполне по правилам. И что за разбоньичьи привычки – все время заходить со спины?? Нет, так больше продолжаться не может, ибо внутри все кипит невысказанными фразами.

Встав во весь рост и отряхивая уже руки, девушка с высоты своего немалого роста нависла над подошедшей эльфийкой. Разница в росте больше чем на голову сейчас четко ощущалась.

- Слушай сюды, стерва. Вали в своей цветочный городок и танцуй со своими эльфами, которые на баб похожи! И свою рыбину забери, - с этими словами тролль хлестанула склизкой рыбой по наглой роже эльфийки. Усмешка тут же сползла с прекрасного личика девушки. Теперь глаза могли бы метать молнии, если б умели. И глотала сейчас незнакомка яд больше не потому, что теперь слизь и чешуя медленно сползали по носу, а из-за слов друида. На своей пока короткой, но полной приключений жизни, эльфийка не помнила, чтобы хоть раз ей кто-то отвечал на ее колкости. Да еще как отвечал! Красавица из «цветочного городка» совсем не желала признавать, что прониклась каким-то уважением к этой девице.

А та, кажется, выговорившись, со злостью смотрела на нахалку, будто чего-то ждала. Да, ждала… Неуверенность, тщательно прикрытая озлобленностью, давала повод считать, что вот сейчас троллиха получит новую порцию яда. То, что высокомерная девица не будет марать о нее свои руки, друид была почти уверена. Но магичка молчала. Молчала и друид. Наконец, без особого энтузиазма эльфийка произнесла:

- Детка, успокойся… Сходи к целителю, он тебе эликсир выпишет… И я бы могла чего-нибудь наварить, но сил тратить не хочется, - и вновь презрительная усмешка, но какая-то… натянутая, если вообще можно говорить о живости этой недоулыбки.

- Обязательно, как же, - с такой же неохотой буркнула троллиха и, без страха развернувшись, улетела, уже в прыжке превратившись в весьма нелепого нетопыря. Еще одна сущность, мешающая спокойно жить и заставляющая отрываться от такой родной земли. Пусть никто и не говорил о комичности клыкастой летучей мыши, но друид сама это знала. У нее не было друзей, которые могли поддержать в трудную минуту, но ей и так было хорошо со своим зоопарком в голове. Так она считала.

А внизу, оставшись на земле, чуть нахмурив свои элегантные длинные брови, гордого нетопыря провожала взглядом «цветочный эльф». Самодостаточность – вот было ключевое слово в жизни этой девушки. Близких людей эта особа тоже не имела. И в этом так сильно были похожи эти две вроде бы разные личности – в своем одиночестве и стремлении спрятаться за маской холодности, безразличия, насмешки и озлобленности, порывистости, сарказма – ненависти…

Коварная Судьба еще не раз столкнет их вместе, но они уже будут готовы. Готовы отразить… или принять удар. И именно последнее станет новым шагом к познанию себя.

Глава 1. Редкая диковинка

-…Двадцать золотых монет, три! Продано молодому человеку в розовой робе! – довольный гоблин-аукционист радостно кивнул счастливчику, только что выигравшему в торгах мешок золотой руды. И правда, спрос нынче на нее был небольшой, поэтому чернокнижник, гордо шествовавший под изумленные взгляды в комнату выдачи лотов, получил еще легкий товар.

Друид, стоявшая как раз на пути везунчика, хотела было подначить колдуна цветом его одеяния – уж больно нелепо смотрелся этот цвет на фоне кислой мины нежити… Но тут в торговом зале наступила полнейшая тишина, какая бывает только при объявлении завершающего, главного лота. Большинство присутствующих приходят на аукцион только ради него. Вот и сегодня толпа заинтересованных лиц замерла в ожидании, пока предприимчивый гоблин держал торжественную паузу.

- И сегодня гвоздем торгов станет… Внимание, дамы и господа! Редкая диковинка, жемчужина Азерота! Ледяной дракончик Снежных Холмов!!! – по залу прокатился изумленный, но, скорее, наигранный, вздох. Конечно, пройдоху Коротышку было легко подкупить, и все уже заранее все знали про «гвоздь программы». Именно поэтому здесь редко можно было встретить праздных зевак – разве что деловых любителей труда, которые, впрочем, уходили задолго до кульминации, унося в сумках руду, кожу, ткань и травы. Только истинные коллекционеры редкостей оставались до самого конца, чтобы вновь проверить на прочность свои кошельки и нервы.

Троллиха не относилась ни к одной из этих категорий. Нет, она пришла на аукцион с конкретной целью – выкупить-таки этого дракончика. Но и фанатичность в собирании диковинок девушка не испытывала – скорее, некое притязание… Да и живое существо рядом никогда лишним не будет – это девушка решила уже давно, с тех пор, как начала понимать, что крыша медленно, но верно съезжает в неизвестном направлении из-за обилия животных сущностей, постоянно копающихся в голове друида.

Лот объявлен, начальная цена установлена – и понеслось… Со всех сторон просто сыпались повышения ставок, бедный Коротышка утирал пот со лба мокрым уже платком, а друид не проявляла активности, выжидая своего часа. Склонная больше к наблюдению, тролль быстро выяснила, что на подобных мероприятиях важно дождаться спада ажиотажа в связи с утеканием карманных средств. Либо сразу выяснить, что очередная редкость тебе вновь не по карману… Как и все, друид нередко работала по найму – поди туда, принеси то, убей того-то… Но, как известно, наиболее стабильный доход приносит постоянная работа, коей у троллихи не находилось уже который год. Девушка считала, что не склонна ни к одной из профессий…

- Пятнадцать тысяч золотых, - где-то слева прозвенел тонкий голосок. Друид так резко повернула голову в сторону ненавистного звука, что чуть не свернула шею. Опять. Эта девица когда-нибудь причинит ей травму, пусть и косвенно! Невозмутимый взгляд хитрых глаз и напряженное лицо выдавали серьезность намерений эльфийки приобрести дракончика. Эта магичка опять встала на пути троллихи! Ну нет, только не сегодня, не сейчас.

- Шестнадцать тысяч золота, - с каменным лицом проговорила девушка, мысленно попрощавшись со всеми сбережениями в банке. Кто она, чтоб проиграть этой фифе нафуфыренной?!

Теперь очередь эльфийки была оборачиваться. Взгляды девушек пересеклись, и если бы глаза умели стрелять огнем, то в зале бы произошел пожар. Не отрывая пристального взгляда от соперницы, маг холодным голосом выговорила:

- Семнадцать тысяч.

«Что?! Откуда у нее такие деньги? Или на что она готова пойти ради питомца… или мести?» - изумлялась друид, пока она будто со стороны слышала свой голос:

- Двадцать тысяч.

- Двадцать с половиной, - раздавалось в ответ в полной тишине. На своем веку ни один аукцион не видел столь напряженной борьбы за товар. Как известно, битва двух людей более эпична, чем противостояние толпы.

Друиду только бы учиться хладнокровию эльфийки! Поняв, что еще чуть-чуть, и придется бегать по городу в одном нижнем белье, а спать в ближайших кустах, троллиха метнулась через всю толпу навстречу магичке. Кажется, от нарастания серьезности ситуации сам аукционист забыл про торги и про свои обязанности.

- Ты что, следишь за мной? – прошипела в лицо эльфийке друид.

- Как же, делать мне больше нечего… У тебя паранойя, детка, - кажется, невозмутимость этой девицы ничем нельзя было пробить.

- Ты опять смеешь мне мешать! Забыла прошлый раз? Та рыбина отлично смотрелась на твоем личике, - съязвила троллиха. Маг испуганно заозиралась – не услышал ли кто о ее позоре. Но, кажется, здесь не было свидетелей недавнего происшествия.

- Я, между прочим, здесь по личным интересам – решила прикупить этого дракончика, - гордо кинула эльфийка.

Нет, это было уже чересчур для вспыльчивой троллихи. Не удержавшись, да и не пытаясь это сделать, друид чисто по-женски вцепилась руками в идеально уложенную прическу магички, пытаясь, видимо, не оставить ни единого волоска на голове девицы. Та, впрочем, в долгу не осталась: схватила свой посох и стала со всех своих крошечных сил дубасить соперницу по спине.

Гоблин-аукционист пугливо стал смотреть по сторонам в поисках охраны. Два пугающего вида орка стояли около входа и сосредоточенно ковырялись в носу. В который раз выругавшись про себя, гоблин подозвал телохранителей беспроигрышным кличем: «Эй вы, обормоты, живо сюда! Не видите, что ли, драка!». Визгливый голос аукциониста привлек внимание некоторых зевак-покупателей, но ненадолго – взгляды снова вернулись к дерущимся девушкам.

Вообще наблюдавшие столь эпичную картину зрители не спешили разнять женскую драку, а только больше раззадоривались – дракончик отошел на задний план, и теперь «торгаши» делали ставки в пользу одной из этих особ. Орки из охраны уже торопливо спешили на помощь хозяину, но их вмешательство так и не понадобилось. Толпу раздвинул кто-то своим плечом, выступив на импровизированную сцену.

Эльфийка почувствовала, как ее кто-то пытается оттащить от троллихи. Сил, да и особого желания сопротивляться не было – как-никак, а физически друид была сильнее, да и разнимавший тоже. Наверное, именно поэтому ее и выбрали в качестве опоры – оттаскивать было легче. Как только маг оказалась на безопасном расстоянии от вспыльчивой безумицы, она тут же пригладила свою растрепанную прическу и заправила за спину посох, одновременно оглядываясь в поисках вмешавшегося. Но это не требовалось: троллиха уже вовсю орала на недавнего чернокнижника:

- Какого Смертокрыла ты тут делаешь? Не видишь – две приличные женщины выясняют отношения! Иди со своей рудой и розовым платьем, куда шел!

Эльфийка было подумала, что троллиха не на шутку разошлась – говорить такое черному колдуну. Вот сейчас он нашлет на нее проклятие или сразу демона науськает… Но тот лишь потусторонним голосом – а какой еще должен быть у нежити? – заявил, что розовый нынче в моде, а из руды он сделает себе модный браслет, и удалился в неизвестном направлении, откуда и пришел. Впрочем, свое дело он сделал – две «приличные женщины» уже не проявляли желания бросаться друг на друга, просто стоя по разные стороны окружившей их толпы. За спинами была лишь стойка аукциониста да сам гоблин, который, решив, что выяснение отношений кончилось, решил продолжить прибыльную деятельность.

- Итак, уважаемые гости мероприятия, продолжаем. На кону Ледяной дракончи… - но договорить ему не дали два грозных взгляда, буквально насквозь буравящие маленького Коротышку. Остальные бывшие претенденты на животинку, видать, решили, что сегодня не их день, и они уже насмотрелись достаточно зрелищ, и, оставив эльфийку, троллиху и напуганного гоблина разбираться самим, покинули помещение, шумно обсуждая произошедшее. Скоро эта история умнется – жители Оргриммара были хоть и падки на разборки, но таковые случались нередко и на каждом шагу, поэтому одна быстро забывалась, скоропостижно сменяясь другой.

Печально проводив несостоявшихся клиентов взглядом, гоблин понуро опустил голову. Товар, особенно редкий, не должен задерживаться более одного аукциона, иначе интерес покупателей тут же пропадает, и даже самая диковинная вещица не становится такой популярной. Каждые торги должны быть уникальные, повторения недопустимы…

- Ох, что же делать? Это вы двое испортили мне все мероприятие! Вы поплатитесь за свой поступок! – заверещал на дамочек Коротышка. Эльфийка скептически подняла бровь, троллиха же снисходительно оглядела аукциониста. Вид обеих явно говорил, что малыш гоблин им не соперник. Да тот и сам это понимал… Однако, жадная душонка не могла смириться с проигрышем. Аукционист пошел ва-банк.

- Уважаемые дамы! Желаете каждая иметь собственного дракончика? У меня есть специальное предложение как раз для вас! Только сегодня и только сейчас, - гоблин хитро подмигнул девушкам, в мгновение ока став снова хозяином аукциона. Он видел, как лица старающихся не смотреть друг на друга «дам» заинтересовались выгодным предложением. И почему именно в этот момент все забывают, что гоблинам верить – себе дороже?..

- Итак, выполнив всего небольшое поручение, вы получите в награду сразу ДВУХ Ледяных дракончиков Снежных Холмов! Совсем крошечное дельце. Какая выгодная сделка, такую не каждый день предлагают, - умильные глазенки взирали на тролля и эльфа. А те, в свою очередь, растеряли всякую осторожность в пылу азарта. Хитрюга прекрасно знал эту черту своих клиентов и умело пользовался ею.

- Ну, выкладывай свое поручение! – нетерпеливость друида заставила эльфийку презрительно фыркнуть. Она была более осторожной:

- Сначала покажи товар, гоблин. И подробнее про условия сделки, - если Коротышка и опечалился внезапной прозорливостью мага, то ненадолго и совсем незаметно. Его план был идеален.

- Все, что угодно, милые дамы!.. Вот дракончики, по воле случая оказавшиеся в паре, - аукционист ловким движением фокусника выхватил из под стойки клетку с двумя воркующими, аки голубки, существами. Они были весьма милыми, но даже такой факт, как их разлучение, не поколебал решимость ни одного из присутствующих. Эльфийка лишь кивнула, наблюдая, как друид чуть ли не слюни пускает на питомцев. Клетка с дракончиками нырнула на место, а гоблин шутливо погрозил пальчиком троллихе, уже попытавшейся просунуть руку сквозь решетку клетки.

- А теперь касательно сделки… Все, что вам требуется, это доставить моего любимого племянничка к дедушке – моему дядьке - в Луносвет. У нас общее дело, но, как понимаете, работа требует постоянного присутствия, а город так далеко… Другой материк, то, се, сами понимаете. Но вы-то быстро доберетесь, это мое здоровье мне не позволяет, совсем стар стал, кхе-кхе… - бормотал гоблин, сбиваясь в своей речи и указывая на различных родственничков. Но все знали, что уж эти-то пройдохи и маму родную за мешок золота кому хочешь отдадут.

- Подпишись под условиями сделки. А то знаем мы вас, хитрюг, - заметила предусмотрительная эльфийка.

- Как же так? Вы не доверяете вашему покорному слуге?! Я же из лучших побуждений!.. А как же наша вековая дружба? Вы, мисс, - гоблин кивнул магу, - мой постоянный клиент, я помню! А вы, - второй кивок на троллиху, - все время стоите вон у той стены, каждый аукцион… Я своих покупателей в лицо каждого знаю! Как можно обмануть дорогих клиентов?.. – опять запричитал гоблин.

- Ой, хватит болтать, говори, где твой племянник. Я готова отправляться в путь, - прервала становившиеся все более бессвязными речи Коротышки друид. На что получила очередное фырканье магички, на которую, впрочем, решила не обращать никакого внимания.

- Минуточку, дорогая моя! Я разве не сказал? Как же так, ай-яяй… Обязательным условием нашей сделки является то, что в дорогу отправитесь вы вдвоем. Точнее, втроем, с племянничком… Все вместе, дружной компанией. Я, знаете ли, за дружбу народов Орды… - заелеил опять гоблин. Но смысл был ясен – две ненавистные друг другу особы должны были проделать длинный путь в «цветочный город», в родной город эльфийки, вместе. И уж обе они понимали, что дружба народов беспокоит зеленого хмыреныша в последнюю очередь. Однако, дракончики никак не выходили из голов девушек, поэтому те и согласились.

- Отлично! Племянника моего вы сможете найти в городе по этому адресу, - воспрянувший духом Коротышка протянул друиду сложенный вчетверо лист и с самым счастливым выражением лица – будто только что заключилась самая удачная сделка в его жизни – проводил девушек до двери. С наступлением полной тишины в торговом зале радостная приветливая улыбка гоблина сменилась злобной ухмылкой. Теперь-то они никуда не денутся! Попались, голубушки! Водрузив клетку с дракончиками вновь на стойку, Коротышка долго любовался своим товаром.

* * *

- А ну, дай листок сюда, - эльфийка выхватила бумагу у отвлекшейся троллихи. Та хотела было возмутиться, но маг с расстановкой сказала:

- Слушай, у меня нет никакого желания возиться с тобой, да еще по всяким походам таскаться. Но раз уж пришлось, то будь добра, веди себя прилично.

Друид огрызнулась, но выдавила лишь:

- С тобой уж не поприличествуешь… Но ради твоего невинного сознания – так и быть. Типа перемирие? – клык, обнажившийся в ухмылке, недобро сверкнул на солнце. Якобы: «Я не буду тебя трогать, если ты сама не будешь нарываться». Эту мысль троллиха не преминула озвучить.

- Деточка, у нас одна цель… Посмотрим лучше, что написано на этом пергаменте.

Развернув лист, девушки воззрились на аккуратно, словно и не корявой рукой гоблина, выведенный адрес: «Аллея Чести, переулок Кровопролитный, 8». Переглянувшись, девушки отвязали оставленных возле аукциона ящера и страуса и поспешили навстречу приключениям. Хотя обе они считали, что ничего легче сопровождения ребенка в другой город быть не может.

Судьба вновь свела их вместе, и теперь, кажется, надолго…

Глава 2. И что это за «кто»?

- Что значит, «нет подходящего дирижабля»?!

- Для мисс и мистера сегодня нет подходящего дирижабля… -продолжал гнуть свое привечающий гоблин на башне.

Тролль обреченно хлопнула себя рукой по лицу. Маг покачала головой и взглянула на еще одного представителя кровавых эльфов, что стоял радом, заложив руки за спину и улыбаясь обворожительной улыбкой, что была бы привлекательна, если б не была так очевидно глупа.

Сколько две девушки, по воле случая сведенные вместе на пару дней, знали этого «племянничка» гоблина-аукциониста, тот не переставал лучезарно скалиться с наитупейшим выражением лица. А познакомились они с этим типом пару дней назад, когда маг и друид, устроив перепалку прямо у дверей указанного дома, попросту ввалились в небольшое жилище эльфа. Спор оказался совершенно глупым и бессмысленным: никто из обеих не хотел первым знакомиться с племянником. И кто мог знать, что гоблин, попросивший помощи в отправке своего родственника на другой конец Азерота, имеет такую родню? И как же он умудрился стать дядей такого дурачка… Однако, какая-то то ли болезненная, то ли действительно гоблинская зеленоватость кожи просматривалась в гордом представителе кровавых эльфов. Ему еще повезло, что он и впрямь эльфийской расы, а не гоблинской. Он бы побил все рекорды в росте этих хитрюг, да и звание «самый глупый гоблин» было бы ему обеспечено… Вот бы над ним его «братья по крови» смеялись.

Итак, выцепив не сильно сопротивляющегося эльфа из его уютного жилища, – кажется, это существо еще обладало отсутствием долговременной памяти, ибо не помнило, что его дядя отправлял домой, видать совсем племянник надоел гоблину – друид и маг, стараясь держаться по разные стороны своей «посылки», подальше друг от друга, направились к дирижаблям в попытках быстрее справиться с заданием, получить награду и навсегда забыть друг о друге, как о страшном сне. Но не тут то было! Очередной цеппелин прибывал в город только черед два дня. Тут пришлось снимать комнаты в таверне – а это опять же растраты…

Затем все складывалось вообще не в пользу честной компании. И вот сейчас троица стояла и с ошалевшими лицами – это у эльфийки и троллихи только, «племянник» же вовсе не понимал, что они тут делают, и что на дирижаблях вообще можно летать. Уже пять минут управляющий расписанием транспорта повторял одно и то же, а друид, по мнению мага, все никак не могла понять простых слов. И что нужно действовать, а не вести монолог двух пришибленных кирпичом людей. Наверное, гоблин уже успел подумать, что эта мощная девица никак иначе родственница парня с тупой улыбкой, а их прекрасной спутнице просто не повезло с компанией. Уже собиравшийся предложить услуги оперативной доставки пассажиров за отдельную плату, гоблин был «вежливо» послан к иллидановой бабушке упомянутой красавицей эльфийкой. После этого девица схватила двух имбецилов за шкирки и потащила вверх по лестнице, на причальную площадку, несмотря на все протесты управляющего и охранников. Одного она долбанула посохом, от другого прикрылась эльфом – просто супер-маг!

- А теперь вы расскажите нам, что не позволяет вам предоставить вашим клиентам один-единственный дирижабль для отправки в Подгород, - беспрекословным тоном, перечить которому осмелился бы только глупый, заявила эльфийка прямо в лицо капитану дирижабля. Тот, кажется, совсем не был против ответить на вопрос, и даже любопытно смотрел на сумевших прорваться сквозь охрану двух эльфов и троллихи. Наверное, не каждый день его поражали столь активные личности.

- У нас тут случилась небольшая техническая заминка… Понимаете, я уже давно говорил, что нужно заменять турбовинтовые двигатели на двигатели внутреннего сгорания, но ведь это новые затраты: нанять качественного инженера, заказать материалы, постоянная закупка топлива… А таурены с Громового Утеса сразу заявили, что откажутся от наших услуг, потому что, видите ли, наши выбросы будут засорять их горный воздух и зеленую травку… ИХ, представляете! Дак тут у нас и вышло, что из-за отсутствия надежных средств швартовки и сильном боковом ветре нос цеппелина попросту разбило о посадочную башню Гром’Гола… Теперь мы обязаны выплатить средства на восстановление башни и половины поселения, а также ликвидировать останки транспорта и загрязнения прилегающего моря, и все это в кратчайшие сроки… Так что сами понимаете, наше дело горит… - задвинул монолог капитан, закатывая глаза к небу, совершенно не обращая внимания на неблагодарных слушателей, совсем не вникающих в смысл речи сокрушенно качающего головой гоблина.

- Тьфу ты, теперь пешком топать, - только и сказала троллиха, на что эльфийка повторила недавний жест друида, с громким хлопком встретив ладонь с лицом. Ей совершенно не хотелось проделывать казавшийся в начале короткий путь теперь через тридевять земель, обходными путями. Да, двухдневный поход, кажется, оборачивался сейчас двухнедельным… Но не этим двум особам было отказываться от внешне легкой добычи. Знал ли проворный аукционист о нерабочем дирижабле? Ну конечно, ведь у них, гоблинов, везде связи…

* * *

- Так, значит, из Оргриммара мы день в пути до Кабестана, затем оттуда на корабле до Пиратской бухты, если эти гоблины еще и водный транспорт не разгрохают… Ну а потом окольными путями до Луносвета… Ну вот, через все Восточные королевства топать… Земли Альянса... Наши дракончики там подохнут быстрее, - недовольно бормотала эльфийка, составляя план похода. Исписанные схемы и поотмеченные во всех местах карты были картинно разбросаны по всему столу небольшой их с друидом комнатки. Решив сэкономить на таверне, раз уж выпала нелегкая длинная дорога, обе девушки боялись за будущее гостиницы. Но, кажется, обе следовали негласному правилу – не обращали друг на друга внимание. Их сопровождаемый «племянник» уже, наверное, дрых без задних ног в своей комнате – увы, даже такого дурачка, но мужского пола, они не могли поселить с собой.

- Эй, магичка… как там тебя… сваргань похавать чего, - нагло окликнула троллиха со своей кровати, где удобно развалилась и плевала в потолок. Буквально. Густые тролльи слюни намертво прилипали к деревянной поверхности.

- Тебя вежливости в детстве не учили? Мало того, что валяешься без дела, сама бы спустилась и заказала себе сырого мяса, или что там тролли жрут, - не осталась в долгу эльфийка, отвечая, не отрываясь от своих записей.

- У меня детство тяжелое было, кабанов руками душила, - нараспев, со смешком, выдала друид. И непонятно было, то ли правда это, то ли выдумка. – Да сырое мяско получше твоего варева будет, оно диабет вызывает…

- Никто до тебя не жаловался, знаешь ли, - ледяным тоном произнесла маг, уже поворачиваясь к друиду, что не свидетельствовало ни о чем приятном. Как бывает в те минуты, когда эльфийка выходит из себя, у нее было каменное выражение лица, а глаза только что не сверкали огнем. Но троллиха не воспринимала эти мимические тренировки всерьез. Эх, не видела она мага в деле, нет…

- И что мы мне сделаем? Снова надубасишь меня своей палкой? – залилась громким смехом троллиха. – Ты вообще хоть колдовать умеешь? – скривила лицо девушка. На следующие пару минут друид была вынуждена находиться в новой форме зверя, отличительно особенностью которого было… человеческое молчание и овечье меканье.

Сдунув струйку дымка, шедшего от посоха, маг вновь погрузилась в штудирование карт.

- И да, на будущее, меня зовут Монаэль Тайная… - кинула эльфийка своему мини-зоопарку.

* * *

Утро наступило слишком внезапно для уснувшей только под конец ночи друида. Несколько часов девушка ворочалась, ожидая очередной подставы от магички. Но той было не до мнительной троллихи – она решила воспользоваться шансом, также не воспринимая соседку по комнате всерьез, и выспаться. Что касается глуповатого эльфа, тот, наверное, вообще никогда в жизни не знал забот. Поэтому, встретившись с племянником в коридоре рано утром, поднятая ни свет ни заря эльфийкой, друид первым делом захотела вышибить сверкающие зубы этого кретина. Но казенное имущество портить было нельзя во имя ледяного дракончика. Так и не обмолвившись ни словом между собой, наскоро позавтракав, троица выдвинулась в путь. К закату надеялись прибыть в Кабестан.

Потом выяснилось, что собственного транспорта у эльфа нет и не предвидится – он жил на содержании и так уже сходившего с ума от родственничка дяди. Поэтому было решено после недолгих споров взять волка напрокат. Сумма вылетела кругленькая – и это только залог! Девушки уже нарадоваться не могли, что за будущих питомцев им не придется платить.

Кое как уговорив почему-то засопротивлявшегося эльфа усесться на животное, да и сами оседлав страуса и ящера, честная компания поскакала на юг. Было решено потратить лишнее время, но объехать опасные места поселений гарпий.

Похоже, судьба на время повернулась к путникам лицом. Конечно, солнце уже давно село за горизонт, когда уставшие герои наконец-то добрались до очередной деревни гоблинов, но в пути никто не пострадал, ни на кого не напали, никого не съели. И даже племянник не упал с волка больше двадцати раз, а получить сотрясение мозга он попросту не мог по причине отсутствия оного.

Без разговоров и перепалок ввалившись в таверну и уложив уставшего, а потому ставшего капризным эльфа, как маленького ребенка, двое «мамаш» без ног попадали на кровати и проспали глубоким сном до самого утра.

Завтра предстоял трудный и более насыщенный день. А впереди – долгая неделя плавания по Великому Океану…

Глава 3. Чем пользуются маги?

Как странно меняется все в этом мире:
Еще не друзья, но уже не враги.
Мы вместе застряли в чужой паутине -
Вокруг арахниды, дела их благи.
Они избавляют тебя от страданий...
Одно твое слово - и пропасть видна.
Напротив - мерцанье кривых очертаний.
Ты сделаешь шаг? Может нет, может да...

- Внимание пассажирам, пассажирский корабль номер шестьсот сорок два, рейс номер тысяча пятьсот семьдесят четыре на Пиратскую бухту, отправляется с первого причала через десять минут. Повторяю, пассажирский... - с недавних пор Кабестан каждое утро просыпался под эту фразу. А потом еще весь день такое каждые несколько часов... Недовольные жители портовой деревушки пытались выторговать у времени еще несколько минуток прекрасного сна, прячась под подушками, а отъезжающие пассажиры в спешке паковали свои чемоданы.

- Слышь ты, как тебя... Вставай давай, друид, корабль уйдет! Я вовсе не хочу из-за какой-то грязной троллихи упустить такую награду! Ох, мать Медифа, как же ты храпишь, аж стены содрогаются... - эльфийка уже окончательно разочаровалась в неприятной спутнице, как в дверь постучали, и на пороге появилось сияющее, впрочем, как всегда, лицо "племянника". Он вечно улыбался, и ничто не могло омрачить его настроение. Он молчал, что тоже было на руку вечно пререкающимся девушкам. Он не лез к ним - что тоже было большим плюсом! И вообще он был достаточно незаметным и удобным, чтобы их простое, но долгое путешествие стало хоть чуточку более выносимым.

- Проходи... Надеюсь, ты сможешь растолкать эту засоню, - маг безвольно махнула рукой на спящую троллиху, всем видом показывая, как же устала от нее.

На удивление эльфогоблин подошел к кровати, на которой друид умудрилась развалиться, хотя ноги девушки лежали уже на прикроватной тумбочке. Потыкав друида и попускав немного слюней прямо ей на лицо, - специально или нет, Мона была без понятия - "племянник" несильно хлопнул в ладоши, и в ту же секунду тролль лениво раскрыла глаза и с ненавистью воззрилась на виновника ее пробуждения.

Она хотела было что-то сказать, но потом поняла, что этого дурачка ничем не проймешь - только зря тратить время. Да и пора было стремглав мчаться на корабль... Гоблинша-диспетчерша очаровательным голоском дала последнее объявление.

* * *

Они плыли уже два дня из положенных семи. По палубе часто прохаживались представители различных рас, и Мона позволила себе немного расслабиться и позабыть о задании, "племяннике" и назойливой троллихе. Однако, сейчас друиду было не до подколов - оказалось, что киса внутри троллихи также не переносит и передвижений по воде. Сущность морского льва тянула к синим глубинам, а сущность кошки возвращала в эти глубины вчерашний ужин. Ужас охватывал девушку каждый раз, когда она вспоминала о мучительных пяти днях, что остались ей. Если она доживет...

- Прекрасный день, не правда ли? Сегодня такое палящее солнце, Вы, никак, решили подправить загар? - кокетливо улыбаясь, Мона заигрывала с очередным ночным эльфом. На поиски сокровищ и приключений отправлялись все, кому не лень, и корабль в пиратское местечко всегда был полон народу.

Организм тролля решил сделать передышку, и девушка смогла взглядом проследить за улыбающейся флиртующей эльфийкой. С такой стороны она еще не знала свою спутницу, и была, мягко говоря, слегка поражена. Уж никак друид не могла подумать, что эта серьезная дамочка сможет быть такой милашкой... Хотя уж кому, как не троллихе, было знать, что за существо скрывается за этой очаровательной маской.

- Эээ... Да, отличный день! Загар?.. Нет, это естественный цвет моей кожи, - ночной эльф, видимо, был удивлен тем, что с ним заговорила такая обаятельная красавица. Улыбка на лице Моны полностью меняла ее - из хладнокровной стервы она превращалась в ласковую, кроткую овечку. Хотя сравнение с овечкой - не самое удачное для мага... Мона как бы ненароком дотронулась до засмущавшегося парня. Эх, что ждет его там, в Тернистой долине... Вряд ли его вновь увидят друзья.

- Эй, ощипанная курица! - тролля явно укачало, потому что сейчас она обращаль к попугаю, питомцу капитана этого корабля. - Иди сюда, поговорим! Да я тебя за пару минут на куски разорв... Ой! Ты чего, больно же! - девушка потирала клюнутый нос и грозила кулаком бешеной птице. А тот лишь наворачивал круги в воздухе и орал во всю глотку: "Палундрррра!!! Трррролль - бдыщь! За борррррт!" и издавал какие-то странные звуки, отдаленно напоминающие весьма жутковатый смех. - Вот теперь точно держись! - с гневным лицом друид помчалась за улепетывающим от дикой кошки попугаем.

Столкновение было неизбежно. Это Мона поняла еще тогда, когда услышала испуганные и гневные крики детей и взрослых и увидела несущегося прямо на нее большого кота. Первое, что пришло в голову и было отточено до автоматизма - ледяная глыба, в которую маг и заковалась. Удар друида же пришелся прямо по прочному и холодному льду...

* * *

Первые мимические движение давались с трудом и отдавались болью во всем лице. Поэтому, только очнувшись, тролль решила повременить с эмоциями. Решив определить степень повреждений, нанесенных этой гадиной, - а теперь магичка вошла в категорию лютых врагов и стала окончательно ненавистна девушке - троллиха аккуратно ощупала свое лицо. Ну замечательно! Нос и правая скула были опухшими, словно дыня, но самое ужасное состояло в обломанном клыке. Все тролли гордятся своими клыками и носят их как величайшее украшение и достоинство. У нее были прекрасные длинные клыки, которыми она наводила ужас на врагов, которыми она гордилась в своем племени, которые мешали кушать и чесать нос... А теперь один из них почти полностью обломился - остался лишь маленький кончик.

Едва сдерживая гнев на эльфийку, друид с горечью смотрела на потолок каюты, в которую ее кто-то заботливо перенес, пока она была без сознания. Теперь ей был заказан путь домой - презрение и насмешки за утрату главного предмета гордости ожидали друида. Впрочем, это мало что меняло - и в родном племени друид была одиночкой. Даже наставник относился к своей ученице с подозрением. Просто это было странно осознавать - что никогда не вернешься домой, что теперь у тебя другой путь... Какой? Девушка и сама не знала.

Дверь каюты скрипнула. Нерешительно в комнату зашла эльфийка с виноватым выражением на лице. Но в то, что она сожалела о содеянном, друид не верила. Нарочито не смотря на девушку, троллиха демонстративно отвенулась, показывая, что не хочет разговаривать и даже готова отказаться от награды, обещанной хитрюгой гоблином, лишь бы навсегда забыть об этой ненавистной эльфийке. Неприязнь к кровавым эльфам переростала в злую ненависть в душе тролля.

- Эм... Ты... Я сожалею о том, что случилось. Я по привычке так сделала, рефлекторно... - то ли Мона была хорошей актрисой, то ли правда чувствовала себя виноватой. Но ведь не могла же она и вправду знать, что значат клыки для троллей?!

- Я не хочу с тобой разговаривать, - еле выговорила друид и сморщилась от боли - все лицо жутко саднило. Вообще путешествие с самого начала не задалось для друида, особенно на корабле.

- Тебе помочь? У меня есть лед... - потянулась к спутнице маг, но была тотчас отпихнута троллихой.

- О, не сомневаюсь, но мне уже хватило! - еще один приступ боли заставил тролля отвернуться, чтобы эльфийка не видела ее мучений. От этой противоречивой особы нельзя было ожидать, что она вытворит в следующий момент.

- Слушай, может, мы с тобой не ладим, но мне правда очень жаль. И твоя потеря... - Мона указала на отломанный клык, - я сожалею.

- От... откуда ты можешь знать, что это значит для нас? - сквозь зубы выговорила пострадавшая.

- Ну... у меня был некоторое время роман с троллем, - хитро улыбнулась эльфийка, но потом снова посерьезнела. - Я могу что-то сделать для тебя? - казалось, и эти слова давались магу с трудом.

- Уйти, - буркнула друид и через несколько секунд почувствовала, как осталась в каюте одна.

* * *

А у Моны действительно было нехорошее ощущение на душе. Очень не хотелось признаваться себе, что чувствует вину перед троллихой, но приходилось - ведь эльфийка не привыкла обманывать саму себя. Других да - пожалуйста, но не себя. И от своей вины Монаэль сердилась больше и больше. И не понимала, почему сочувствует этой друидке, от которой давно пора было отвязаться и забить на дракончика. Но вот совесть грызла ее, хотя обладательница этого навязчивого чувства давно думала, что утеряла его.

Стоя на палубе и облокотившись о перила борта, Мона смотрела на водну гладь. Чего она ждала? Что эта не умеющая прощать чужие ошибки и слишком строгая к себе несчастная девушка простит ее - отравляющую ей жизнь "магичку"? Нет, конечно... Но она все равно ждала. Потому что легче на сердце не становилось.

* * *

Лежа на спине в пустой каюте, друид ощущала, как чувства обострялись. Внутренние чувства. О, постоянно в прошлом огорчаясь из-за любых неудач, тролль по-новому восприняла слово "ранимая". Теперь никто бы не посмел связываться с опасным троллем. Но это не значит, что внутри порой не кипели страсти. О да, ее тоже что-то грызло. Разумом троллиха понимала, что такой актрисе нельзя верить, но не простить ее она не могла. Опухшее лицо, сломанный клык - почему все это отступало на задний план? Так уж важна была награда от гоблина? Тролль "обожала" врать себе - так она легче справлялась с трудностями. Но вот игнорировать внутреннее противоречие всегда было сложно.

Подумав, что пора что-то решать и успокоить себя, наконец, друид немного подлечила свою мордашку и вышла на палубу. С удивлением девушка у борта обнуружила эльфийку - вновь с каменным лицом. "Истинное обличье этой холодной мрази..." - чуть было не развернулась и не ушла друид, но было поздно - Мона подняла голову и воззрилась на троллиху в немом и мраморном ожидании. Как же тролль не могла догадаться, что именно камень поверх эльфийки был прочной, надежной маской?.. Что ж, друид просто не привыкла доверять никому.

- Я только хочу сказать, что... все в порядке. Я в норме. Это, - друид показала пальцем на свое изувеченное, но выглядещее уже лучше благодаря троллиным навыкам целительства лицо, - пройдет, просто забудь, - голос тролля звучал отрывисто, будто девушка сама была неуверена в том, что говорит. Она чувствовала себя так же, как полчаса назад Мона в каюте друида. Но это уже был шаг навстречу пропасти, что разделяла их двоих. На слова попутчицы эльфийка лишь кивнула, хотя в этот момент с души будто камень свалился. Глыбу чуть поменьше в этот момент скинула с себя и тролль.

Они некторое время постояли в неловкой паузе. Кто-то из них хотел сказать что-то, но тут же закрывал рот, не выдавив ни звука. А что было говорить? Тролль развернулась, чтоб уйти, но на полдороге обернулась:

- Все же будет, как прежде?

- Да. Конечно, - улыбнулась Монаэль. - Дот'тир.

И тогда со смесью глубочайшего удивления и облегчения друид скинула оставшийся груз с души.

Глава 4. Под контролем

Это снова повторялось. Сначала боль накатывала волнами, затем приходило осознание, что это уже не ты, а кто-то другой управляет твоим телом. Ну и под конец сознание полностью подчиняется чужой воле – и ты не можешь отвечать за свои действия… Самое противное в этом, как ни странно, не подконтрольность. Наоборот, это вселяет чувство эйфории, способности на время скинуть тяжкий груз ответственности, забыть про проклятие. Хуже всего – когда тебя отпускают, и ты смутно припоминаешь, что делал последние несколько часов. Кого-то обидел, кого-то ударил, кого-то убил…

В последнее время это случалось все чаще. Слава син’дорай, за время путешествия еще не было ни одного последствия. Чувствуя очередной приступ, он успевал закрыться в каюте от людей – а чудище, результат проклятия, бессильно бесилось от невозможности выйти. Для большего – как то использование мощной магии – ему не хватало потенциала используемого тела. Монстр был готов уничтожить того, кто сотворил это с ними… А парень-то был явно не промах, что не скажешь по его внешнему виду. Какая-то доля разума еще осталась нетронутой пытками чудовища.

Пот стекал струйками по измученному лицу. Оседая по стене, он пытался вспомнить, что же произошло. В этот раз ему удалось вырваться… Что-то произошло, что-то страшное, непоправимое. В воспоминаниях крутили ужасные картины: чья-то боль, крики, испуганные вопли, кровь… много крови. Достав из-за пояса окровавленный нож, он долго удивленно смотрел на него, пытаясь вспомнить, что же произошло. Не может же быть так, что… Нет, конечно не может. Или?

Мгновенно вскочив с пола и, хоть тело тут же отозвалось тысячей впившихся иголок, сломя голову помчавшись за дверь, он увидел сквозь пелену, вставшую перед глазами, картину, сковавшую разум и тело.

Она лежала на влажных досках во всей своей беззащитности, неестественно раскинув руки. Она была сломана, словно дешевая кукла. Распахнутые глаза словно застыли в изумлении – нетрудно было догадаться, что они видели в последнюю секунду своей жизни. Кровь уже спеклась вокруг рваной раны на горле.

Взревев от бессилия, он бросился к ее телу, склонив голову.

- Мертва… Я… убил ее… - он не мог в это поверить, хотя не раз уже убивал под действием проклятия. Но сейчас все было иначе. С ней все было иначе.

Почему он вынужден только терять?! С силой сжав бледное запястье, он старался вновь пережить новую смерть. За что он вынужден переживать это вновь и вновь?

Вокруг трагедии росла толпа людей, с задних рядов напирали, пытаясь разглядеть, что происходит на палубе. Но никто не решался подойти ближе – а что тут сделаешь? И пока неясно, как к этой смерти причастен эльф, что сидит рядом с ней…

Знакомый голос продрался сквозь толпу, называя всю ситуацию в целом нелестными словами.

- Жалкие отродья болотной крысы, пропустите! Юбка Кел’тузада, что здесь происхо…? – высокая фигура выскочила в первые ряды и онемела от ужаса произошедшего. Она и правда выглядела такой неживой… Что-то всколыхнулось в душе вздорной девицы – ринувшись к телу и ошалевшему от шока эльфу, фигура попыталась прощупать пульс, как истинный целитель.

- Что сидишь, клювом щелкаешь, чудило? Она еще жива! – внезапная спасительница положила руки на ослабшее бессознательное тело и стала шептать странные слова, закрыв глаза. Спустя десять минут руки оторвались от живота пострадавшей, а целитель устало вздохнула.

- Отнеси ее в каюту и будь готов все объяснить, - исподлобья посмотрела спасительница на эльфа. Оглянувшись на изумленную ничего не понимающую толпу, она двинулась вслед за эльфом с мертвым от ужаса лицом и с ношей на руках.

* * *

Она очнулась через пару часов. Слабая, но все еще живая. Перед глазами до сих пор стоял туман, но сквозь него виднелись неясные силуэты двух существ. Их она узнала сразу, но не могла поверить – все казалось каким-то миражом, существующим лишь в ее воображении. А существовала ли она вообще, или ее давно встретили духи умерших?

- Эй, как ты? – тихий, заботливый голос прорвался сквозь сознание. Ну точно мертва! Эта чокнутая троллиха не может так волноваться за нее! А этот, рядом сидящий эльф? Это «племянничек», что ли? Что вообще произошло? Кажется, ее убили… Но она явно жива, лежит сейчас на твердой, но вполне осязаемой кровати. Выходит, помощь подоспела вовремя.

- Что, Доттир, кошки и лечить умеют? – с усмешкой и хрипотцой в голосе попыталась съехидничать Мона. Но благодарность явно прослеживалась в ее голосе.

И тогда друид с облегчением вздохнула, с улыбкой посмотрев на эльфийку. Затем, переглянувшись с виновником нынешнего состояния Монаэль, Троллиха дала ему знак, мол, надо выйти, поговорить. Не то чтобы сейчас друид могла порвать любого за эльфийку - все они не были друзьями... Но и разобраться в странном поведении мальчишки стоило.

На палубе уже было пусто - все разошлись, огорченные концовкой "представления". Дот'тир круто развернулась и строго посмотрела в лицо гоблинову племяннику. Тот смотрел на девушку со смесью сожаления и вызова.

- Ничего не хочешь рассказать? - сурово спросила троллиха. Во взгляде ее было предупреждение: "Только попробуй выкинуть какую-нибудь из своих штучек или опять притвориться дурачком! Теперь мне про тебя многое известно!" Но на самом деле не столь уж и многое - иначе не стояли бы они сейчас здесь, буравя друг друга взглядами.

Эльф молчал, не отводя взгляд. Вообще-то, он не знал, стоит ли рассказывать о проклятии кому бы то ни было. О нем знал лишь дядя, который и не был настоящим и который, вероятнее всего, воспользовался случаем и сбагрил эльфа двум алчным до дракончиков девицам.

И он промолчал. И неизвестно до чего бы это дошло, - уж очень вспыльчивой была Дот'тир - но тут из каюты мага вышла путешествующая с этим кораблем знахарка, оставшаяся подлечить раны эльфийки, и сообщила, что ее необходимо подменить - с пациентом пока следовало находиться постоянно в силу ее тяжелого состояния. Кинув последний уничижающий взгляд на эльфа, троллиха первая вернулась в каюту.

Мона была довольно бледной даже для кровавой эльфийки - почти что серой от большой потери крови. Но все же она пыталась казаться бодрее и здоровее, чем есть, особенно, когда увидела на пороге друида. Кое-что уже всплывало в памяти пострадавшей, и от вида вошедшего следом эльфа глаза Монаэль расширились от страха.

- Не фони, уйди куда-нибудь, - буркнула эльфу Дот'тир. Тот покинул помещение. Троллиха пытливо посмотрела на эльфийку. Вообще-то, волновал девушку один вопрос, который она пыталась задать со вчерашнего дня. Но как-то не вышло... А сегодня Мона Тайная была не в том положении, чтобы отвечать на сложные вопросы. И друид решила подождать еще, пока ее спутница окончательно не поправится. Но та, похоже, заметила озабоченный взгляд троллихи и не преминула спросить, в чем же дело.

- Да так, ни в чем... Потом спрошу. Какие там компрессы из льда тебе прописали? - кажется, даже сейчас Дот'тир с трудом могла забыть недавний случай и сломанный клык.

- Ха-ха, как смешно... - устало произнесла Монаэль. - Давай выкладывай, что там у тебя.

И любопытство друида плюс настойчивость эльфики сделали свое дело.

- Откуда ты знаешь мое имя? - вот так сходу, потому как не любила троллиха долгих вступлений. Кажется, именно этого вопроса больше всего ожидала маг и больше всего его опасалась. Да, она все еще не знала, как это объяснить друиду, и жалела, что имя все же сорвалось с ее языка. У всех были свои секреты...

- Не помню, услышала где-то в городе... - отвела взгляд Мона. - Извини, я что-то устала... - девушка повернулась на бок спиной к троллихе, но глаз так и не закрыла. Сейчас ее мучили не боли по всему телу, а странные отношения с этой девицей, перешедшие на новый уровень, еще более странный и запутанный. А также родное прошлое, которое преследовало ее по пятам.

Дот'тир же прекрасно осознавала, что слова магички были всего лишь неумелой отмазкой. И пообещала себе, что обязательно выяснит, что творится с ее спутниками. Дождавшись знахарку, девушка вышла из каюты на палубу. Уже успело стемнеть, и в покачивающейся глади бескрайнего моря отражались мириады звезд, усыпавших такое же темное небо...

Глава 5. Тайны эльфов

Утро началось с гудка пароходной сирены (уж на что только не способны эти гоблины) и активного шевеления на палубе. Мона чувствовала, что у нее начинается мигрень после недавнего нападения. Конечно, она уже успела оправиться, да и раны с ушибами зажили благодаря заботе корабельной знахарки, но все равно в теле была слабость. А Доттир все шутила, что пара кружек лучшего эля Пиратской Бухты - и всю слабость как рукой снимет. Все оставшиеся до приезда в пристанище пиратов и охотников за сокровищами дни "племянник гоблина" старался не попадаться на глаза девушкам во избежание ненужных расспросов. Все время до прибытия он отсиживался в своей каюте, но Монаэль не было до него никакого дела, в отличие от Доттир. Да, троллиха не оставляла попыток выяснить происходящее вокруг - ведь, казалось, у всех здесь были секреты, кроме нее самой. И, в отсутствие каких-либо событий, друид все чаще сидела и размышляла, строя догадки и предположения - одна безумнее другой. Но вот, наконец, скучные дни в море закончились, и пора было продолжать неблизкий путь. Им предстояло пройти через Восточные королевства, и, конечно, через земли Альянса. Но сначала туда нужно было добраться живыми...

Небольшой процессией пассажиры спустились с корабля по трапу и сразу же были окружены всевозможными предложениями о жилье, товаре и прочих услугах весьма сомнительного содержания. Однако, Доттир не стоило труда пробраться через всю эту толпу, потянув за собой и своих спутников - одного только предупреждающего взгляда хватило. Как и обещала, троллиха потащила эльфийку прямо в местную таверну, явно уверенная, что стоит задержаться в бухте, отдохнуть денек, набраться сил... Приятно было вновь ощущать твердую землю под ногами, несмотря на то, что поселение было, по большей части, построено на воде.

Эльф, плетущийся позади девушек, осматривал местность. Он был здесь впервые, или считал так... Во всяком случае, он не помнил этого места, хоть и предполагал, что наложенное проклятие могло стереть многие воспоминания. Взгляд сразу бросался на разбитую статую гоблина, в которой, по слухам, нашли несметные сокровища. Конечно, надеяться там уже было не на что - все, кто желал, выгребли полость монумента подчистую. Вообще было странно, что спустя много лет существования Пиратской Бухты количество страждущих богатств так и не поубавилось. Казалось, здесь уже нечего искать... Но каждый вечер пьяные дебоширы устраивали в поселении погром, от которого наутро шаткие домишки все больше косились к морю.

После нашествия Черного дракона здесь тем более безостановочно шел вечный ремонт. К многоэтажным пирамидам домов добавлялись новые, старые же укреплялись. Самым устойчивым местом здесь была "жемчужина" бухты - таверна. Так и сумбурная компания завалилась в помещение, наполненное спертым воздухом, прокуренными одеждами и запахом рыбы.

На вошедших мало кто обратил внимания - только парочка нервных орков, да в хлам напившихся дворфов - но эти искали себе компанию, с корой можно продолжить веселье. Именно они пытались подозвать девушек и эльфа к себе за стол приглашающим жестом, но столкнулись руками и принялись ругаться на чем свет стоит.

Троица уселась за свободный столик в самом дальнем конце помещения и заказала три кружки крепкого напитка. К сожалению, местный эль оказался таким гадким, что его было невозможно пить без закуски. Пришлось раскошелиться и на пару крупных копченых рыбин - единственного вида закуски в этом вонючем месте. После получаса, за которые Мона успела пару раз подавиться, Доттир в неприязни к здешнему пиву и всей Пиратской бухте в целом обплевать весь стол и сидящего напротив эльфа, а последний втихаря вылить содержимое своей кружки в стоящий рядом чахлый цветок, троллиха решила, что дальше здесь рассиживаться нет смысла.

Путешественники хотели как можно скорее покинуть это неприятное местечко, но на улице уже порядком стемнело, а выходить в джунгли Тернистой долины на ночь глядя было бы полным безумием. Да и требовалось подыскать "грузу" в лице эльфа транспорт - прокатного волка пришлось вернуть в Оргриммар еще из Кабестана, а своих верховых животных эльфийка и троллиха взяли с собой. Решив, что всем этим лучше заняться с утра, компания отправилась спать на постели, вонявшие плесенью и сыростью.

В комнате, которая по сути была каютой части старого корабля, было неприятно и даже жутко. Впрочем, что еще можно было ждать от Бухты, населенной разбойниками и пиратами? Доттир окинула Мону оценивающим взглядом.

- Что-то ты не ахти выглядишь, - попыталась подначить эльфийку троллиха. Но Монаэль лишь исподлобья посмотрела на спутницу, своим видом говоря "ха-ха, как смешно". Доттир лишь пожала плечами - эти вечные разборки с магичкой начали ей надоедать.

- Как думаешь, наше путешествие еще имеет смысл? Мы, конечно, алчно накинулись на дракончиков, но выполнит ли гоблин обещанное? - казалось, эта мысль давно уже терзала друида.

- Не стоит считать гоблинов нарушителями собственного обещания. Конечно, эти зеленые хмыри - те еще пройдохи, но слово свое они держат. Иначе давно бы уже слетели с верхов мирового рынка... Другое дело, считает ли коротышка, что мы доберемся обратно живыми, а не разобранными по кусочкам, завернутые в подарочную упаковку, - хмыкнула Мона, расстилая постель.

- Тогда мы просто обязаны вернуться после избавления от этого странного типа в Луносвете! - заявила Доттир, уже предвкушая удовольствие от одного вида физиономии гоблина, понявшего, что его план с треском провалился.

Девушки не спешили ложиться спать в непривлекательные объятия плесневелых простынь. Поэтому они еще долго обсуждали дальнейший путь через джунгли Тернистой Долины на сервер Восточных Королевств. Но вскоре сон сморил эльфийку с троллихой, и они уснули прямо за столом...

* * *

Наступившее утро не предвещало ничего хорошего. У Доттир ломило все тело после ночи вне кровати. Мона, которой тоже плохо спалось, сжалилась над друидом и предложила ей пару своих бодрящих настоек, завалявшихся в кармане. Завтрак все в той же таверне прошел сонно и вяло. Каждому из троицы уже не терпелось выбраться из Бухты. Но сначала следовало найти подходящий транспорт для эльфа.

Смахнув крошки черствого хлеба с лица, Доттир со скрипом отодвинула стул и направилась к хозяину таверны. После недолгих разговоров девушка положила на стол пару золотых монет и довольная вернулась к спутникам.

- Радуйся, я нашла тебе неплохую лошадку за символическую плату, - бросила друид эльфу. Но тот не проявил должного участия, смотря задумчиво куда-то вдаль. Хотя Доттир не могла не считать, что идиота из себя "племянничек" строил только специально, троллиха замечала, что после его раскрытия эльф продолжает порой вести себя странно.

Намереваясь продолжить неприятное путешествие, которое с каждым днем доставляло все меньше радости, трое двинулись к выходу из помещения. Но в этот момент в узкий дверной проем решил пробраться человек. Его манера двигаться, одежда сразу давали понять, что этому типу доверять не стоит. Впрочем, удивляться нечему - это не первый разбойник или пират, которого они здесь видели. Приличных людей в Пиратской Бухте было меньше, чем доброты в чернокнижнике.

- Ох, прошу прощения, госпожа, - искренним тоном вежливо произнес человек, склоняясь в поклоне перед Монаэль, на которую так неудачно налетел. Эльфийка же, гордо подняв голову, прошествовала мимо бандита.

Выйдя на улицу, Доттир вдохнула солоноватый воздух. Это было лучше душной таверны, хоть и не внушало чувства свежести. Им нужно было подняться на верхний ярус поселения, где их уже ждал конь для эльфа.

"Опять гоблины.." - Доттир уже тошнило от их зеленых морд, но что поделать - пришлось еще задержаться на несколько минут, чтобы оформить лошадь "по стандарту", как выражался продавец скакунов.

- Имя? - требовательно спросил гоблин эльфа, глядя на того снизу вверх. Эльф на секунду задумался. Он не помнил своего имени, а названный дядька звал его каким-то ужасным гоблиновым прозвищем, которое нерадивый племянник так и не мог запомнить. Тогда он произнес то имя, которое пришло ему на ум и которое казалось подходящим для эльфа крови:

- Мэлорн.

Продавец кивнул и вписал корявым почерком в ведомость эльфа под его новым именем. Мэлорна еще долго расспрашивали, причем некоторые вопросы казались совсем неуместными или даже глупыми. Но тот покорно отвечал, изредка возводя глаза к небу.

Доттир перестала вникать в суть беседы эльфа и гоблина, поэтому она заметила, как Монаэль стояла в паре метров с отрешенным выражением лица. Что могло повергнуть девушку в такой шок?

- ...Мона! Монаэль!! Монти!!! - троллиха пощелкала перед лицом эльфийки, когда та, наконец, очнулась. - Что случилось? - друид говорила членораздельно, будто маг начисто лишилась рассудка.

- Я не могу колдовать. Даже простую еду создать не могу! - в голосе эльфийки прослеживались истеричные нотки. - Ты понимаешь, что это значит? У меня украли его! Нигде нет!! - теперь Мона по-настоящему истерила, и что бы ни было украдено, это было значимо для мага.

- Так, успокойся. Давай по порядку. Что у тебя украли? - Доттир не собиралась психовать.

- Камень магии. В нем заключена сила Солнечного Колодца... Часть силы. Откуда я, по-твоему, магию черпаю? Я же кровавая эльфийка! - разозлилась Мона, видя непонимающее лицо друида. Но, кажется, придется потратить еще время, чтобы объяснить троллихе суть происходящего.

- Ты знаешь, что за магию всегда приходится платить чем-то? Чернокнижники продают свою душу Тьме, которая выжигает их изнутри, оставляя лишь злобу... Мы же, эльфы крови, за свои привязанность к магии уже заплатили. Своей сущностью, своей зависимостью. Нам постоянно приходится контролировать себя, но вместе с этим мы должны иметь источник магии, связь с ним, - торопливо говорила Монаэль.

- Хм, а я ничем не платила, - возразила Доттир.

- Ты не маг, дорогуша. Силы стихий, природы - не магия. У вас гармоничный симбиоз - вы уважаете и чтите их законы, а они взамен дают вам право пользоваться их силами. Не понимаю, как ты могла этого не знать, - презрительно отрезала эльфийка.

- А, ну да, кажется наставница что-то такое говорила мне... - почесала в затылке троллиха. - А ты без этого камня совсем никак, да?.. - но Доттир уже знала ответ на этот риторический вопрос.

- Конечно, нет! Либо мы до Луносвета идем без моей поддержки, либо срочно ищем вора! Но я больше склоняюсь ко второму варианту, потому что... потому что из всех нас я более опытна и смогу помочь, если вы двое попадете в переделку! - пафосно закончила маг, но Мэлорн, наконец отделавшийся от гоблина, поломал всю превосходную речь Моны:

- Она хотела сказать, что у нее начнется ломка без магии, - в следующую секунду эльфу пришлось скрыться за телом своей новой лошадки, потому что злая Монаэль решила побить парня своим посохом.

- Здесь нечего стыдиться, Мона. Это наша суть, такие уж мы... Тебя питаю твои же силы, меня - проклятие, что держит меня, - первый раз при девушках эльф произнес столько много связных слов, что эльфийка даже ошалела.

- Ну что ж, раз все успокоились... Камень-то искать будем?! Монти, вспомни-ка, кто мог его забрать? - взяла дело в свои руки Доттир.

- Хм, даже не знаю... Хотя, стой... Этот галантный бандит в таверне... Да, точно он! Отвлек мое внимание, вот хлыст проворный! - а дальше Монаэль разразилась целой тирадой ругательств на эльфийском, от которых уши Мэлорна сворачивались в трубочку - он даже и не мог предположить, что эльфийки умеют так виртуозно ругаться.

* * *

- Мой лорд... Я нашел это у одного из постояльцев таверны. Может ли это как-то пригодиться Вам? - с протянутой руки вещь слетела будто сама собой, хотя в последнюю секунду человеку показалось, будто что-то холодное коснулось его ладони.

- Что ж, совсем неплохо... - проскрипел из темноты чей-то голос. Лорда Атрэуса никто из его свиты не видел, не говоря уже о наемниках. - Я заберу это.

- Хм, мой лорд... Я бы не отказался от небольшой оплаты за подарок... - робко пропищал человек. Его карточные долги были уже слишком велики, чтобы он не мог позволить себе долю дерзости перед хозяином.

- Оплата? Что ж, я вознагражу тебя, о да... - неприятных смех заполнил тесное пространство с сырыми стенами и залитым водой полом. - Стражи! Выполните волю своего господина!

Тут же разбойника обвили какие-то не то щупальца, не то лианы - в темноте было не различить - и потащили прочь из комнаты. Сквозь вопли "Неет! Нет! Пощадите!" раздавался хриплый хохот лорда Атрэуса...

Глава 6. Охотница

«...И вспыхнут в ночи костры,
Сквозь ветви, пустые стволы
Там ждут меня эльфы,
Там струны звенят,
Приветствуя праздник весны».

Айрэ и Саруман «Мирквуд»

В славном эльфийском городе Дарнас всегда царила таинственная атмосфера, но сегодня под ветвями молодых деревьев, раскинувших свои корни по всему Тельдрассилу, чувствовалась легкость и непринужденность. Веселая музыка была слышна одновременно отовсюду - словно сотни невидимых ночных огоньков взяли по маленькому музыкальному инструменту. В самом разгаре шел Лунный фестиваль, распространившийся далеко за пределы Лунной Поляны - традиционной хозяйки этого празднества. В небе взрывались сотни хлопушек и фейерверков, рассыпаясь мириадами искр, праздничные напитки текли рекой, а столы ломились от яств.

В Храме Луны было чуть более спокойней и степенней - верховная жрица Тиранда Шепот Ветра принимала высокопоставленных гостей. В последнее время на ее хрупкие плечи все чаще ложились обязанности по "связям с общественностью"; верховный друид Малфурион Ярость Бури был вынужден оставить свою возлюбленную и заняться более глобальными задачами по спасению мира. Тиранда же не переставала волноваться за мужа, хоть и понимала всю важность и необходимость помощи друида Азероту. Однако, это понимание не могло помочь ей смириться.

В Храме тут и там велись светские, но от этого не менее непринужденные беседы, а сама хозяйка одаривала гостей очаровательной улыбкой. Казалось, в этот день ночные эльфы возвращались к своим истокам, вспоминая свое прошлое. И пусть праздник Луны коснулся всего Азерота, этот день был именно праздником ночных эльфов, чья связь с богиней Элуной была наиболее сильна.

Тиранда вышла за пределы Храма и взглянула на небо - луна уже взошла. Значит, скоро самое время... Казалось, жрица ждала кого-то. И ей явно не хотелось принимать этого кого-то перед всеми гостями.

В тени деревьев, окружавших Храм, послышалось шуршание листвы. Тиранда улыбнулась - если источник шума хотел бы остаться незамеченным, ему бы это удалось - эльфы славились своей способностью маскироваться в ночи. Тиранда сделала шаг навстречу шуму, и из темноты вынырнул силуэт эльфийки со смуглой кожей. Ее одежда была легка, как легкое дуновение ветра, но за спиной висел полный колчан и резной лук.

- Я знала, что ты придешь, Веленсия, - чуть улыбнулась верховная жрица. Охотница была немногословна и лишь учтиво поклонилась в знак приветствия. - Где же твой верный друг? - Тиранда Шепот Ветра посмотрела на редко пустующее место подле девушки.

- Не сочла пристойным приводить Бэга на почетное мероприятие, - вежливо ответила Веленсия, но в глазах ее сверкнули бесенята.

- Ну, ты же все равно не зайдешь в эти двери, - могло показаться, что сама жрица не хочет пускать еще одного гостя в Храм.

- Да, попрошу избавить меня от этой сомнительной чести, госпожа, да ведь и я тороплюсь, - скрытое издевательство в голосе охотницы было почти неуловимо, но Тиранда даже не показала виду, что слова собеседницы были слишком язвительны для верховной жрицы.

- Ты же прекрасно знаешь, зачем я ждала тебя здесь. Сегодня Лунный фестиваль, и Лунная поляна... - начала было Тиранда, но Веленсия резко оборвала ее.

- Ой, не начинай... Я уже двести раз это слышала, но у меня по прежнему нет желания тащиться туда с ними, - на последнем слове прекрасное личико Веленсии скривилось в явном отвращении к непроизносимым в разговоре, но прекрасно знакомым обеим сторонам "ним".

- Прости, но, кажется, у тебя нет выбора, - огорченно развела руками Тиранда. - И ты это прекрасно понимаешь. - Охотница лишь сокрушенно кивнула, в тайне надеясь, что появится какое-то внезапное решение, и не придется делать то, что было предрешено уже сотни лет назад.

- Тогда отправляйся сегодня же, - поторопила девушку Тиранда, вновь тепло улыбнувшись. Жаль, что все те многочисленные гости, ожидавшие хозяйку в Храме Луны, никогда не смогут увидеть этой теплоты в ее взгляде, которым жрица смотрела лишь на своих близких и дорогих людей.

Тень охотницы лишь раз мелькнула в ночи, и Тиранда была уверена, что никто другой не справится с важной миссией лучше, чем Веленсия. Но на душе жрицы все равно было тревожное беспокойство, которое, наверное, уже никогда не утихнет... Тиранда развернулась и вошла в Храм, все так же ослепительно, но холодно улыбаясь своим гостям.

* * *

Ее легкая поступь привлекла внимание небольшого отряда элитных бойцов, которых отправляли только на самые ответственные задания, исход которых был важен если не для всего Азерота, то для всех ночных эльфов точно. Как по команде, воины отдали честь своему капитану, которая лишь кивнула. Это было не похоже на нее - лицо эльфийки выражало крайнюю степень озабоченности и волнения.

- Капитан Веленсия! Отряд готов выступать! - с энтузиазмом в голосе проговорил один из воинов. Эти парни любили свою работу, уважали своего капитана, но охотница лишь помотала головой.

- Нет, ребята, сегодня я плыву одна.

Под удивленные и даже несколько обиженные взгляды эльфов Веленсия ступила на трап дарнасского корабля, чтобы отчалить прямо к Пиратской Бухте. Кажется, впервые задание верховной жрицы не приносило ни удовольствия, ни радости.

В знак приветствия кивая матросам, охотница удалилась в свою каюту, и только там смогла, наконец, дать выход давно мучавшим ее чувствам.

- Какого черта я должна помогать каким-то ордынским отродьям?! - Веленсия ударила кулачком по стене каюты так, что закачалась картина с изображенным на ней морем, что висела над головой девушки. Но опасность получить острым углом по макушке была проигнорирована разгневанной эльфийкой. - Эти сопляки не могут сами справиться со своими проблемами? Могли бы послать кого-нибудь из Штормграда - вот где дипломаты сидят... Эльфы, тролли - ненавижу! - в порыве эмоций Веленсия схватила со стола какую-то статуэтку и запустила ей в дверь каюты.

Один из матросов, зашедший проведать капитана в неподходящий момент, едва успел отскочить от внезапного предмета, нацелившегося ему в голову. Кажется, эта ситуация немного поумерила пыл Веленсии, и та даже извинилась, спросив, чем обязана визиту.

- Мы просто услышали шум из вашей каюты и заволновались, - матрос уже сам жалел, что решился зайти сюда. Нет, капитан Веленсия не была суровой, иногда она даже любила пошутить со своей командой, но настроение ночной эльфйки было слишком переменчивым, и любая досада могла вывести ее из себя.

- Со мной все в порядке, идите и занимайтесь своими делами. Нам нужно как можно быстрее попасть в Бухту, - при одном упоминании своего задания лицо охотницы вновь выдало презрение, но делать было нечего - и эльфийка начинала уже смиряться с неожиданными решениями Тиранды.

Тиранда... Сколько веков они уже были знакомы? Казалось, вечность. Верховная жрица - тогда еще почти девочка - очень тяжело переживала предательство Иллидана, и может все бы обернулось иначе, но на горизонте жизни эльфийки появилась сильная и так необходимая в тот момент Веленсия. Ее буйный характер, так и не утихший за многие года, стал опорой и спасением для Тиранды, уже было совсем отчаявшейся. Именно Веленсия заново поднимала подругу на ноги, вселяла новую надежду в ее жизнь. Да, они были лучшими подругами, и после возвышения Тиранды по прежнему оставались близки друг другу.

Тиранда не могла не перестать переживать - по любому поводу: за свой народ, за их отношения с Вел, за мир... Кажется, старые раны давно закрылись благодаря заботе охотницы, но они лишь были присыпаны пеплом прошлого. И от этого на душе жрицы становилось не легче. А Вел - она всегда делала вид, будто ей отвратительна сама мысль о добрых делах. Но Тиранда видела подругу насквозь, и именно поэтому отправила ее на такое задание. И Тиранда тоже чувствовала ее боль. Этим они были повязаны - незалечимой душевной травмой, предательством любимого человека. Но Вел так тщательно скрывала свою боль, что лишь одна ее подруга смогла углядеть, распознать и раскрыть ее. И Веленсия продолжала жить со своей раной и виной, пока Ти пыталась годами излечить ее душу.

Тревожные воспоминания вновь нахлынули волной, заставляя захлебываться в них. О, как старательно Веленсия пыталась забыть о том, что случилось так давно! Но некоторые раны не заживают никогда. И Вел ненавидела свою почти бессмертную жизнь, снова и снова бросаясь навстречу опасностям, лишь бы отогнать неприятные мысли прочь. И эльфийка чувствовала, что предстоящую неделю путешествия она проведет в объятиях прошлого.

* * *

Корабль Дарнаса обогнул порт Пиратской Бухты и причалил к скрытому строительными лесами и высокогорьем берегу. Им ни к чему было лишнее внимание. Матросы остались охранять судно от пиратов, а сама Веленсия отправилась в пекло городка - таверну. Конечно, в Бухте давно перестали обращать внимание на странных личностей, но охотница решила привлекать к себе поменьше внимания, накинув длинный меховой плащ с капюшоном, скрыв им лук и пару кинжалов. Бэг же бродил где-то неподалеку, готовый примчаться на первый зов хозяйки.

Эльфийка уселась за самый дальний столик, надеясь, что не получит порцию мужских взглядов в свою сторону. Улыбчивая официантка вскоре принесла кружку безалкогольного нектара - ни к чему было мутить свой рассудок в разгар задания, хотя сейчас девушке так этого хотелось. С корабля она сошла настолько измученной, что матросы подумали, не началась ли у их капитана морская болезнь. Они уже давно это подозревали, даже не догадываясь о том, что море всегда навевало на Веленсию тягостные мысли.

Скрытые капюшоном глаза эльфийки настороженно следили за залом и его посетителями, а длинные уши четко ловили каждый звук, пытаясь различить разговоры. Веселые бредни подвыпивших человека и дворфа, женская незатейливая болтовня за соседним столиком - и нигде ни слова о искомой троице. Видимо, эта банда олухов так и не смогла привлечь к себе должного внимания... А может, просто не казалась никому интересной.

Веленсия уже собралась уходить, доставая из внутреннего кармана плаща пару медных за напиток, как заметила только что вошедшего гоблина, деловито направляющегося к своему торговому партнеру. То, что та парочка пришла сюда не мило побеседовать за кружкой крепкого эля, охотница поняла сразу. Да и разве гоблины могут говорить о чем-то, кроме сделок?

Новый посетитель протянул собеседнику мешочек, недвусмысленно звякнувший при передаче. До Вел донеслись обрывки разговора:

- ...странному типу! Он так и разинул рот, будто в жизни лошади не видел! А потом та фифа эльфийская чуть не побила его своим посохом! Представляешь? Да я бы сам этой дубинки с рогами испугался, ежели бы она мне светила. Кстати, кажется, у этой девицы что-то украли, надеюсь, это не кто-то из твоих людей - я не хочу быть заляпанным грязью твоей репутации, - и два гоблина разошлись смехом. Они говорили что-то еще, но Веленсия уже услышала то, что хотела. Почти бегом метнувшись из таверны, она легким свистом подозвала Бега, почти мгновенно оказавшегося рядом - и два силуэта, будто тени, помчались прочь из этого адского местечка.

* * *

В полузатопленной пещере витал затхлый воздух с примесью рыбьей чешуи. С покрытых плесенью и мхом стен свисали темные бесформенные комки, мало напоминающие живые организмы, которыми когда-то были. Но самым жутким, до мурашек по коже, было полное отсутствие каких-либо звуков. Мертвая тишина давила на уши, заставляя нервно озираться вокруг в ежесекундном ожидании нападения со спины.

В дальнем конце пещеры - которая оказалась лишь холлом большого "дома" - черной дырой зиял туннель, приглашая в свои прохладные объятия. Несколько метров полной тишины и темноты, раздвигаемой лишь парой светящихся лунным светом глаз, тянулись вечность.

И тут на них обрушился шквал звуков. На самом деле, не было в них никаких отголосков резни, борьбы или криков... Просто шум капающей воды, но, спустя десяток минут безмолвности, эти падающие капли отдавались громом в ушах.

Их неподвижные тела были разбросаны по разным концам пещеры - чья-то огромная сила расшвыряла их, будто легчайшие тряпки. Неестественно изогнутые руки и ноги, словно неумелый мастер кое-как собрал кукол... И ни намека на того, кто посмел это сделать.

- Опоздала... - ошарашенно глядя на эту картину, прошептала Веленсия. Бэг печально заскулил рядом.

Глава 7. Последний бой

Пробуждение было резким и неприятным. Словно твой обретенный вечный покой был жестоко нарушен, будто кто-то вырвал тебя из объятий смерти и беспардонно впихнул в жизнь. Болело все, даже, кажется, волосы ныли. Доттир, похоже, лежала - это было трудно определить из-за нарастающей головной боли. Попытка подняться или даже изменить положение тела обернулась крахом и головокружением. Тогда троллиха попыталась хотя бы понять, где находится. Облепленные сгнившей плотью стены были смутно знакомы... Вообще, девушка не помнила, что с ней произошло за последний час. Но и лежать просто так, беспомощно, было не в привычке друида.

- Эй! Есть здесь кто-нибудь? - Доттир не узнала своего голоса, прозвучавшего будто со стороны. Но обращение было услышано, и где-то справа раздались шаги, так гулко отдававшиеся в пещере.

Троллихе удалось сфокусироваться на расплывчатом силуэте и понять, что над ней склонилась ночная эльфийка. Альянс! Силы взялись из ниоткуда словно по волшебству, и друид уже спустя секунду стояла на ногах, чуть пошатываясь, но вполне готовая обороняться.

- Стой где стоишь! В плен меня взять надумала? Не выйдет! - троллиха, скалив клыки, злобно смотрела на противницу. Но та лишь изумленно подняла брови.

- Ты чего? Какой плен? Я спасла тебя и твоих друзей! Права я была, эта троица просто сумасшедшая... Особенно эта девица, - последние фразы эльфийка пробурчала себе под нос. Но просто так ей верить не собирались.

- Они мне не друзья! И где они? И вообще, где мы находимся, что это за место? - Доттир по-прежнему держала защитную позицию, не доверяя новой знакомой.

- А ты не помнишь?.. Я тоже бы хотела получить ответ на этот вопрос. А что насчет твоих дру... товарищей, то посмотри вокруг себя, - с ухмылкой произнесла эльфийка, показав рукой за спину друида.

Опрометчиво было так резко оборачиваться назад, позабыв про соперника, но атаки не было. Зато были два эльфа - Мона и Мэлорн, лежащие без сознания, но определенно живые. Доттир с перекошенной гримасой вновь повернулась к незнакомке.

- С ними все в порядке, просто твой дух оказался сильнее. Они скоро очнутся, - спокойной произнесла девушка, нисколько не страшась гнева друида.

- Что произошло? Тебе придется вспомнить, - предупредительно сказала эльфийка, видя непонимание троллихи. - Я лишь знаю, что у Монаэль что-то украли - слышала, как два гоблина беседовали об этом в таверне. Я поспешила за вами.

- Украли... Да, какой-то камень. Мы подозревали одного воришку, что столкнулся с нами в дверях "Старого моряка", но позже нигде не могли его найти... Однако его товарищ по "бизнесу" под моим напором выдал, что воришка направлялся в сторону этой пещеры для встречи с каким-то лордом... Помню, как мы пришли сюда. Дальше все, как в тумане, - развела руками Доттир. Ее и саму волновало, что же с ними случилось. - Но как ты нашла нас? И зачем спасла? Кто ты?

- Веленсия. А ты Доттир, приятно познакомиться, - с удовлетворением смотрела охотница на изумленную такими познаниями незнакомки о первых встречных. Или... ее появление здесь не случайно? - Шла-шла, и нашла. Бэг прекрасно берет след, - Веленсия махнула в сторону ковырявшегося в мусоре саблезуба. - А вот вопросы "почему" не задают своим спасителям. Просто будь благодарна, что я оказалась в нужное время в нужном месте. И с нужным эликсиром... - Веленсия усмехнулась кончиком рта, слегка обнажив зубы.

- Да уж, весьма сомнительно, когда тебя спасает альянсовское отребье, - буркнула Доттир, но чуткий слух ночной эльфийки это разобрал. Веленсия вскипела.

- Да что ты понимаешь! Думаешь, оно мне надо бегать за вами?! Спасать от смерти... Учти, настанет момент, когда ваши опрометчивые головы некому будет защитить! И с чего Ти взяла, что именно эти бездари способны... - эмоциональный словесный поток был прерван в мгновение ока вставшим между охотницей и друидом Бэгом и предупреждающе зарычавшим на свою вспыльчивую хозяйку. Та замолчала, зло поглядывая на Доттир и пытаясь сообразить, много ли лишнего сболтнула. Плохо, что теперь троллиха смотрела со скрытым подозрением и жаждой все выяснить.

- Думаю, дальше вы справитесь и без меня. Мое дело сделано, а здесь мне не рады, - язвительно заявила Веленсия и подозвала Бэга, поднимаясь с земли. "Чтоб я еще раз послушала Тиранду! Я ее убью, честное слово... А Малфуриону скажу, что это благодарные выжившие отплатили", - никакой долг не шел в сравнение с таким "спасибо", и охотнице было уже плевать на предназначение, на видения шаманов и предчувствия Верховной Жрицы... Она собиралась покинуть поле боя. Но тут знакомый голос, который эльфийка сейчас так ненавидела, прошептал в голове Веленсии: "Помоги им... Помоги Азероту!" Охотница сжала кулаки. Она не могла все бросить вот так, не могла уйти. Именно за это Верховная Жрица так ценила подругу.

- Идем, разыщем вашего гада. Эти двое полежат здесь, я их спрячу, - Веленсия провела раскрытой ладонью над двумя телами эльфов, и тех скрыла прозрачная дымка, вскоре пропавшая вместе с Моной и Мэлорном. - Одна знакомая жрица научила меня кой-чему, - пояснила эльфийка. Доттир лишь презрительно усмехнулась.

* * *

- Что это? - троллиха осторожно понюхала протянутый охотницей флакон.

- Пей, не отрава, - видя недоверие во взгляде друида, Веленсия, вздохнув, добавила: - Зелье Выносливости. Оно придаст тебе сил.

Но как же не хотелось выяснять чьи-то проблемы! Как хотелось развернуться и уйти, повторяя себе, что мир обойдется и без них. Они всего лишь пешки, как и все, живущие на этой планете...

- Слышишь? - доносящиеся звуки первой услышала друид, так как Веленсия была занята своими мыслями.

Гробовая тишина, нарушаемая шагами двух девушек, стала постепенно наполняться звуками, по мере того, как путники шли по извилистому коридору подземных ходов. Капающая вода, шуршание будто одежды по полу. Или змеи... Очень большой змеи.

Веленсия потянула Доттир на себя, потому что коридор заканчивался. Охотница прикрыла глаза и спроецировала свой взгляд в центр огромного зала, гораздо больше того, где она нашла безжизненные тела. Но то, что увидела эльфийка, заставило ее охнуть и отшатнуться. Это было слишком громко. Из зала раздался резкий голос:

- Кто там? Приведите их сюда! - и Доттир с Веленсией влетели в комнату, наполненную мраком. По рукам и ногам обхваченные чем-то скользким, они не могли пошевелиться, лишь с ужасом наблюдая, как из темноты к ним выходит чья-то огромная тень. Веленсия хотела прикрыть глаза, но вместо этого смотрела на то, что видела Орлиным взглядом секунды назад. И вот вспыхнувший мертвенный свет показал им выступившую вперед фигуру...

- Безликий!!! - страх сковал девушек не хуже держащих их щупалец.

- Добро пожаловать в гости к лорду Атрэусу, - зловеще захохотал монстр.

* * *

- И что теперь делать?! Это твоя вина! - заорала Доттир, безуспешно пытаясь выбраться из щупалец.

- Не ори! Я пытаюсь что-нибудь придумать, - огрызнулась Веленсия.

- Ха-ха-ха! Вам уже ничто и никто не поможет! Вы вторглись в мои владения и будете убиты, как были убиты многие до вас! Лорд Атрэус не щадит никого!!! - противный голос безликого многократно отражался от стен, усиливая эффект зловещести.

- Так чего же ты ждешь? - крикнула охотница в лицо минстра, точнее, туда, где лицо должно было быть.

- Вы что же, даже не будете молить о пощаде? - удивился безликий.

- Такая козявка, как ты, того не стоит! Бэг!!! - что есть силы завопила эльфийка.

- Зови-зови свою собачку, она не придет! Она бросила свою хозяйку, - издевательски произнес Атрэус и в следующую секунду завопил от боли. Девушки сразу почувствовали, как хватка щупалец ослабла, а потом вовсе отпустила их.

- Бросила, говоришь? Бэг никогда меня не подводил, - Веленсия вскочила с земли, выхватывая из-за спины свой лук. Недаром она была закаленным веками бойцом, участвовавшим во многих сражениях и вылазках со своим элитным отрядом. Бэг продолжал наносить молниеносные атаки по ногам безликого, а тот вертелся, не понимая, как достать животное. Но один пинок настиг-таки саблезуба, и тот отлетел к сене, жалобно взвизгнув.

- Доттир, помоги! Одной мне не справиться! - бросила в сторону троллихи Веленсия, быстрыми и отточенными движениями выхватывая очередную стрелу из колчана и кладя ее на тетиву.

А Доттир, признаться, растерялась с самого начала. Она все смотрела на разгорающуюся битву, не в силах сделать шаг и помочь эльфийке, и только ее очередной вопль вывел друида из оцепенения. Зелье действительно действовало. Силы были. Доттир чувствовала, как закипает кровь вместе с превращением в исполинского черного медведя, который тут же бросился на монстра, раздирая ему спину могучими лапами. Безликий никак не мог дотянуться до друида, чтобы скинуть его с себя. А Доттир вошла в раж и превратилась просто в машину для полосования врагов.

"Я не могу пробить его, стрелы отлетают! Не доводилось мне встречаться с безликими раньше один на один..." - попытки Веленсии найти слабое место Атрэуса были бесплодны.

Тогда охотница принялась вспоминать все, что знала об этих существах. Они прятались в своих пещерах, напоминавших утробы каких-то существ, и редко приходилось кому-то из живых пересекаться с ними. Этой троице определенно "везло"... Но где-то же должно быть их слабое место! Оно есть у всех...Толстая скользкая кожа, которую не могли пройти насквозь даже крепкие когти друида, не пропускала и стрелы охотницы. Это существо казалось непробиваемым, с торчащими из непредсказуемых мест отростками... И тут Веленсию осенило.

- Бей по маленькому щупальцу у него на хребте! Повреди его!

Но сказать легче, чем сделать. Безликий тоже услышал этот крик. Он яростно взревел, ведь мало кто знал его секрет. Атрэус завертелся волчком, желая скинуть друида со своей спины, и Доттир все же не удержалась и слетела с безликого, ударившись о землю. Чудовище захохотало и двинулось на последнего оставшегося врага. Веленсия продолжала пускать стрелы, некоторые успевая заговаривать, и отходила назад, пока не уперлась спиной в хлюпнувшую стену. И вот монстр был настолько близко, что стрелять в упор стало невозможно. Но охотница не собиралась так просто сдаваться, хотя и понимала в глубине души, что бой один на один проигран. Кинжалы для такого огромного существа были просто зубочистками. Единственно верным способом победы был маленький отросток, но он был вне досягаемости.

Прижатая к стене и схваченная за горло, Веленсия задыхалась и даже не могла сказать ни слова. Да и кого было звать на помощь? Доттир и Бэг лежали без сознания...

- Прощайся с жизнью, эльфийка.

Сколько раз она это делала за последнее тысячелетие? И сколько раз ей давали очередной шанс. Ти говорила, что Вел поистине бессмертна. Но в такую передрягу она еще не попадала - всегда рядом были союзники. Сейчас она осталась одна, совсем одна... Ее просто задушат, как котенка. В последнюю секунду своей жизни эльфийка видела мелькнувшую впереди тень. Они пришли за ней...

Но тут лорд Атрэус пошатнулся и стал заваливаться на бок. Он был крайне ошарашен, что кто-то сумел добраться до него. Тонны мышц сотрясли землю под упавшей Веленсией. Потирая отекшее горло, она оглядывалась в поисках того, кто стал ее спасителем.

За спиной безликого лежал Бэг с зажатым в пасти оторванным отростком.

Глава 8. Касание Смерти

Какие-то давящая тишина и сосущая пустота заполнили пещеру после битвы. Два раза за несколько минут потерять сознание - не было ли это слишком для Доттир? И сколько жизней стоила эта битва? Кашляя и не в силах подняться на ноги, Веленсия подползла к тому, кто всегда был самым верным ее другом, кто был ее спутником всю его жизнь, и кто сейчас стал их спасителем. Большой пятнистый кот тяжело дышал, по-прежнему сжимая в зубах слабый отросток безликого. Глаза Бэга выражали мучительную боль. Зверь плакал, и крупные шарики слез терялись в его темной шерсти. Он будто спрашивал свою хозяйку, почему ему так больно, почему его внутренности скручивает, словно жгут в тугой узел, почему он не чувствует своих лап...

Охотница знала ответ на эти вопросы. Знала она и то, что ее друг не выживет - темный, словно чернила, яд отростка уже попал в кровь Бэга, и его смерть - теперь лишь дело времени. Дорого платил тот, кто убивал безликого, откусывая его слабое место. Чернильный яд действовал медленно, заставляя жертву агонизировать несколько минут, умирать в страшных муках... Совсем скоро Бэг испытает такие невыносимые боли, от которых и человек сойдет с ума. Охотница не желала такой смерти своему верному другу, который никогда не оставлял свою хозяйку в беде, и на этот раз отдав свою жизнь за нее.

- Бэг... - Веленсия дрожащими руками погладила саблезуба по загривку, по носу... Ее слезы смешивались со слезами зверя, который, кажется, не понимал, почему его морда мокрая. - Прости меня, Бэг... - последний удар проткнутого кинжалом сердца зверя затерялся в страшном вопле эльфийки, отразившегося многократно от сводов пещеры.

* * *

Тяжело, невыносимо больно терять близких. И неважно уже, кто это: твой сородич или зверь... Веленсия ценила животных больше, чем людей, эльфов, троллей - кого бы то ни было. И пусть она была охотницей - это помогло ей научиться ценить жизнь каждого живого существа. Потому что каждый в равной мере заслуживает жизни, и никто не вправе отнять ее просто так, только потому, что он может.

Ночная эльфийка со словно окаменевшим от горя лицом выходила из пещеры, неся на руках тяжелое тело друга. Но его тяжесть не могла сравниться с тяжестью на душе охотницы. Еле очухавшаяся Доттир шла следом, не окликая эльфийку и никак иначе не давая о себе знать, понимая, что сейчас Веленсия находится мыслями очень далеко.

Наверное, в нынешней ситуации никто бы и не вспомнил про оставшихся лежать невидимыми Мэлорна и Мону, если бы друид не споткнулась о них, когда слабость повела троллиху в сторону, заставив покачнуться и сменить траекторию движения. И так и остались бы эльфы невидимками, если бы прикосновение Доттир не сняло заклинания Веленсии. Кажется, эти двое только-только пришли в себя, пропустив всю битву. И Троллиха не упустила бы возможности пошутить по этому поводу, если бы не физически ощущавшийся повисший в воздухе траур.

- Что... Что произошло?.. - Монаэль попыталась сесть, но резкая боль в голове и головокружение заставили ее изменить решение. Мэлорн же вообще не двигался, лишь изумленно моргая глазами и пытаясь осмотреться из горизонтального положения. Наверное, его ощущение было сродни тому, что голова раскололась на две части, которые раскатятся в стороны, если хозяин головы немного пошевельнется.

- Вас здорово пришибло огромной темнофиолетовой гадиной... - тихо и кратко пояснила Доттир, оглядываясь в поисках Веленсии. Та неспешно, еле разбирая дорогу, словно в тумане, двигалась к выходу из лабиринта туннелей жилища безликого. - Не волнуйся, эта тварь уже мертва, - добавила друид и про себя подумала, что не только она...

- А... ты нашла мой кристалл? - слабым голосом поинтересовалась эльфийка. Ох, все этой магичке только до своего кристалла! Может, Вел и не была им другом, скорее, врагом, но Доттир прекрасно понимала, каково это - терять близкого. Эгоистичная же Мона могла думать только о себе. Впрочем, эта злость на эльфийку была необоснованной, ведь та не знала ни о существовании охотницы, ни уж тем более о ее горе...

- Кристалл? Ты знаешь, его не было в логове безликого... Хотя я и не смотрела толком. И вообще, твой камень - ты и заботься о его поисках! - грубо закончила Доттир, понимая, что совсем позабыла о цели их похода в эту пещеру. Получив от эльфийки полный презрения взгляд, друид поспешила догнать Веленсию, не обращая внимания на исчезающую в недрах туннеля Мону. Конечно, вполне вероятно, что в пещерах водились еще какие твари помимо уже убитой, с которыми лишенная магии Монаэль не смогла бы справиться, но троллиха злорадно подумала, что так ей и надо будет. Мэлорн же, растерянно посмотрев вслед разошедшимся в разные стороны девушкам, все никак не мог выбрать, за кем из них пойти, и, то ли, решив, что ему и тут хорошо, то ли не рискуя подняться, чтобы снова не упасть, остался лежать на хлюпающем полу, дожидаясь возвращения Монаэль.

Выйдя на воздух из затхлой пещеры, Доттир полной грудью вдохнула свежесть морского бриза. Поодаль, найдя небольшой ровный пустырь, над землей склонилась Веленсия. Троллиха не решилась приближаться, издалека наблюдая за погребением саблезуба.

"Земля, прими сына своего к себе, как ты однажды даровала ему жизнь, так и смерть пусть его навеки останется с тобой..." - Доттир не могла на таком расстоянии слышать, что говорит охотница, но они, тролли-друиды, именно такими словами провожали своих близких в последний путь. Может, Вел была настолько убита горем, что не могла сказать ни слова, просто молча стоя на коленях у могилы Бэга. И Доттир не знала, что ей делать. В обстоятельствах чужого горя всегда ощущаешь себя лишним, невольным свидетелем будто чего-то постыдного. Но в смерти нет ничего, чего надо стыдится. Равно как и нет чужого горя, когда кто-то умирает.

Осторожно подойдя к небольшой насыпи, которую успела сделать Веленсия, друид встала рядом с охотницей и помолчала, не зная, нужны ли эльфийке слова и куда деть свои руки. Поколебавшись, троллиха положила свою тяжелую ладонь на внешне хрупкое - на деле же сильное плечо Веленсии и тихо проговорила, с трудом сглотнув комок в горле:

- Он был хорошим другом, я знаю. И отважным героем, чья смерть не была напрасной, - эльфийка подняла голову, с изумлением воззрившись на друида полными боли глазами, на ее лице виднелись сухие дорожки слез... А Доттир подняла руку и провела ею над могилой Бэга, и пустая земля покрылась травой и цветами.

- Спасибо, - одними губами произнесла Веленсия и поднялась с цветущей земли. - Я сделала то, что должна была сделать. Теперь мне пора вернуться в Дарнас и доложиться Верховной Жрице. Незачем Монаэль видеть меня и вообще знать, что я была здесь, хорошо? - охотница серьезно смотрела на троллиху, пока та не кивнула в знак понимания. Сейчас Веленсии было легче пережить боль, сосредоточившись на делах и своем долге. И верить, что Бэг попал в лучший мир...

Одинокой тенью ночная эльфийка скользнула по острову, скрывшись за горой, в которой находилась злополучная пещера. Всего лишь через пару минут от Пиратской Бухты отчалил небольшой легкий эльфийский корабль, быстро превратившись в точку вдали. Почему-то с тяжестью на сердце Доттир провожала его взглядом и чувствовала, что они с Вел еще встретятся... Необычное чувство духовного родства завладело друидом после похорон Бэга. Троллиха еще постояла возле могилы саблезуба, пока не услышала, как из пещеры выходит Мона.

И как было ее не услышать? Ворча на Мэлорна, - скорей всего, потому, что больше не на кого было - Монаэль уверенной поступью двигалась к мосту, что соединял остров с постройками бухты, по пути что-то пряча в набедренную сумку. Доттир, выйдя из-за скалы, преградила эльфийке путь.

- Ну и куда это мы направились? Уж не вздумала ли ты надуть меня со сделкой? - напористо, но вместе с тем хитро поинтересовалась друид.

- А ты что, уже и соскучиться успела? - кажется, от вернувшегося кристалла Моне стало значительно лучше - пропали круги под глазами, да и общая слабость исчезла. Теперь эльфийка не была серого оттенка, вернув свою природную бледность.

- Да не дождешься! Судя по твоему сарказму, камень свой ты вернула, - констатировала факт Доттир, первой двинувшись по мосту. Монаэль гордо и надменно пошла следом, делая вид, что ей с троллихой просто по пути. Завершающий процессию Мэлорн лишь пожал плечами и поспешил догнать девушек, поинтересовавшись словно в никуда:

- Если там и правда был безликий, как Доттир удалось справиться с ним одной и остаться в живых?..

- Ой, да ей просто повезло. Если, конечно, там действительно был безликий, в чем я сильно сомневаюсь... - язвительно ответила Мона, одной рукой как бы невзначай касаясь сумки, в которой лежал кристалл.

"Знала бы ты, как сильно ты ошибаешься..." - с горечью подумала друид, но не сказала ничего, помня о данном Веленсии обещании. Правду бы пришлось долго объяснять, и без упоминания охотницы и ее погибшего товарища вряд ли бы удалось обойтись.

* * *

Они благополучно добрались до таверны, решив выдвинуться в путь рано утром. Единогласно было принято решение отыскать какой-либо воздушный транспорт, иначе их путешествие вдоль всех Восточных Королевств продлится до самой старости путешественников. Да и забредать на территорию Альянса вовсе не хотелось.

Доттир еще долго ворочалась, погруженная в мысли о произошедшем за день. И она не заметила слабого свечения кристалла под одеялом Моны, равно как и ее напряженного во сне лица, по которому катились капли пота.

Продолжение следует...

Автор: Dottir

комментарии работают на Disqus