Rogue: исповедь мертвеца II. Блуждающий во Тьме

Пролог

Боль... Вы знаете, что такое боль? Уверяю вас, вы не знаете о ней ничего! Да, удар ножом в пьяной драке возле таверны в Оргриммаре - это неприятно. И если в сражении вам ломают молотом рёбра - тут тоже нет никакого удовольствия. Но это не боль! Какой-нибудь фермер из Западного Края будет безумно страдать, если при родах умрёт его жена, так и не родив долгожданного ребёнка. Но это тоже не боль! Покрытый шрамами и поседевший ветеран войны с Плетью презрительно усмехнётся, если ему кто-то скажет, что он не испытывал боли, но...

Я знал того, кто плюнул бы этому ветерану в лицо, и поведал бы ему о настоящих муках. О той боли, которая изменяет разум и душу, и заставляет забыть о том, кто ты есть. О той боли, ожидание которой уже есть боль.

Я знал того, кто добровольно впустил её в себя, и потерял при этом свою сущность. Во мне нет жестокости, но мне пришлось покончить с ним, выполняя его последнюю просьбу. И я расскажу вам о нём, поскольку молчать было бы преступлением.

Народы Азерота, укрепитесь духом и силой воли, ибо демоны не ушли! Они затаились, терпеливо ожидая удобного момента, чтобы осквернить вашу душу...

15 лет назад...

Орк Ракхар лишился родителей ещё в том возрасте, когда любому разумному существу впору только в игрушки играть. Всё случилось у него на глазах, и лишь укрывший его от врагов большой валун медной руды, позволил ему избежать участи отца и матери, погибших в жестокой схватке с солдатами Альянса на юго-западе Дуротара. Соплеменники нашли его только на следующее утро. Он сидел на глыбе меди, и весело смеялся, глядя, как два скорпида ползают по остывшим телам родителей и трёх орков из их клана. Ракхар был ещё очень маленьким, но все орки уже тогда стали замечать, что его развитие полностью остановилось. Забота об умалишённом сородиче легла на весь клан, и никто не посмел уклониться от этого, хотя все понимали, что сильного и смелого воина из Ракхара уже не получится никогда…

...5 дней назад...

Под чистым и стремительно темнеющим небом Дуротара, ритмично и мощно, то затихая на секунду, то возобновляя завораживающий гул, били боевые барабаны. Горевшие в центре деревни костры, окрашивая всё вокруг в красноватый оттенок, взметали к начинающим появляться звёздам языки своего жаркого пламени. Клан Западного Ветра готовился к великому празднику. Сегодня сразу пятеро орков клана достигли того возраста, когда дети становятся воинами. Сегодня их оружие должно было обагриться первой кровью, и принести первую славу своим владельцам. Ранним утром эти пятеро должны были уйти в степь, чтобы к вечеру самостоятельно добыть дикого зверя, имея в руках лишь один нож. Но ушли только четверо. Пятый остался в деревне, ибо пятым орком был Ракхар. Он сидел возле одного из костров, вбирая в себя тепло пламени, и довольно пускал слюни, глядя, как соплеменники готовятся к ритуалу. Частенько кто-нибудь из орков, проходя мимо, давал ему кусок жареного мяса или яблоко, чему Ракхар очень радовался, и весело гугукал, пуская ещё больше слюней. К своим годам он вырос довольно-таки крепким и сильным орком, и если бы не слабоумие, он мог бы стать великим воином, и прославить свой клан на весь Азерот.

Небо Дуротара уже полностью потемнело, и покрылось яркими звёздами, когда в деревне раздались крики о том, что вернулся один из четырёх молодых орков. Весь клан мгновенно собрался в центре деревни и, соблюдая древние традиции, затих в ожидании. Боевые барабаны тоже умолкли, и наступила тишина, нарушаемая только потрескиванием горящих костров. Через несколько минут в свет огней вышел молодой орк, несущий на мускулистых плечах здоровенного вепря. Орк остановился перед главным шаманом клана, и положил свою добычу к его ногам.

- Кто ты? - в полной тишине спросил шаман. - И что тебе нужно?

- Я Грон'Кир, сын Грон'Лога из клана Западного Ветра! - последовал громкий и гордый ответ. - Я принёс добычу своему клану! И я прошу принять её!

- Ты прошёл это испытание, - сказал шаман. - Осталось последнее. Обнажи свою грудь, воин!

Молодой орк одним движением сорвал с себя испачканную кровью вепря рубаху, развёл в стороны руки, и застыл на месте подобно камню. Тем временем другие орки клана набрали в глубокую чашу крови убитого животного, и подали её шаману в левую руку. А в правую главный шаман взял лежащий одним краем в костре металлический прут с круглым клеймом на конце. Молодой орк, готовясь к завершению ритуала, напрягся так, что вены вздулись на его мускулах, и когда раскалённая сталь коснулась обнажённой груди, он не издал ни звука. Он стоял и терпел, стиснув клыки, хотя ему хотелось кричать от боли. Но он не мог допустить такого позора, ведь боль - это первое, что должен презирать настоящий орк-воин. Шаман бросил обратно в костёр стальной прут, а на груди молодого воина навсегда остался знак в виде трёх горизонтальных зигзагообразных линий, символизирующих клан Западного Ветра.

- Я обращаюсь к вам, духи четырёх Стихий! - крикнул главный шаман. - Я обращаюсь к вам, духи наших предков! Будьте покровителями этого юного воина, и станьте свидетелями его силы и мужества!

Шаман протянул новому воину клана чашу с кровью вепря, и сказал:

- Это твоя первая кровь. Пей, Грон'Кир, сын Грон'Лога, сегодня ты стал воином, и заслужил это!

Грон'Кир взял чашу, и медленно, не роняя ни капли, осушил её полностью.

- Теперь говори! - воскликнул шаман.

Грон'Кир набрал в обожжённую грудь побольше воздуха, и под звук внезапно оживших барабанов, над ночным Дуротаром во все стороны разнёсся громкий и яростный крик:

- Лок'тар огар! Победа или смерть!

Несколькими мгновениями позже все орки клана заметили, что даже такой громкий крик не смог разбудить слабоумного Ракхара, которого разморило от сытного ужина и тепла костров. Свернувшись калачиком и, подложив ладони под голову, он незаметно для всех заснул, пуская тоненькую слюнку из уголка рта.

На следующее утро...

Ракхар проснулся возле потухшего костра оттого, что сильно замёрз и хотел пить. Было ещё темно, но едва заметно посветлевший край неба говорил о том, что начался рассвет, и скоро взойдёт солнце. Ракхар поднялся с земли, и растерянно огляделся по сторонам. В десяти шагах от него стояла деревянная бочка, которую кто-то не убрал после ритуала посвящения в воины. Там могла остаться вода.

- Ракхар пить! - обрадованно воскликнул орк, и бегом бросился к бочке.

Где-то на дне действительно что-то плескалось. Ракхар вытянул руку, и попытался зачерпнуть воды ладонью, но не дотянулся, а только потерял равновесие. Его ноги оторвались от земли, и с испуганным криком он рухнул на дно. Бочка опрокинулась, и остатки влаги полностью вытекли наружу. Но Ракхар всё-таки успел сделать пару глотков, и тут же начал плеваться во все стороны. В бочке вместо воды оказался какой-то крепкий хмельной напиток, который орки клана пили во время ночного праздника. Заревев дурным голосом от обиды и многократно возросшей жажды, Ракхар схватил лежащий на земле камень, и запустил его куда попало. Камень попал в ближайшее кострище, где под слоем золы всё ещё тлели угли. От удара камнем, вверх взметнулся целый фонтан искр, заставив слабоумного орка застыть на месте с широко раскрытыми глазами. Само собой, огнём и искрами его удивить было нельзя, но то, что он увидел, напугало Ракхара до полусмерти. Взметнувшиеся вверх искры сложились в чьё-то перекошенное злобой и ненавистью лицо, которое смотрело прямо на него. Затем у этого лица открылся рот, и огненные губы зловеще прошептали одно слово:

- Ракхар...

Не помня себя от страха, орк кинулся бежать, не разбирая дороги. Спотыкаясь в темноте, и жалобно крича, он выбежал туда, где река Строптивая разлила свои воды, выйдя из берегов. Сперва под бегущими ногами просто хлюпало, а затем речная вода стала доходить почти до колен. Бежать стало трудней, размокшая от влаги земля засасывала и прилипала к ногам, но объятый ужасом Ракхар не обращал на это внимания. Неожиданно нога встала на что-то твёрдое. Почувствовав опору, Ракхар инстинктивно рванулся вперёд, и тут же в том месте, где секунду назад была его нога, щёлкнули челюсти громадного кроколиска. Орк из последних сил прибавил скорости, и через минуту заметил где-то впереди свет костра. Ракхар вспомнил недавний праздник, и в нём затеплилась надежда, что это кто-то из соплеменников продолжает веселиться. А значит, там его не дадут в обиду, накормят и пустят погреться у огня. Он выбежал на небольшой островок сухой земли, где горел костер, и обессиленный упал лицом вниз. Через минуту рядом раздался звук шагов, кто-то взял его за плечи, и поднял на ноги. Перед Ракхаром стоял взрослый орк, которого он раньше никогда не видел. Он не был похож ни на воина, ни на шамана. У него не было никакого оружия и амулетов, символизирующих какую-либо из священных четырёх Стихий. Зато его лицо и руки были покрыты странными татуировками непонятного значения.

- Ракхар пить... - неуверенно сказал Ракхар, и посмотрел куда-то в сторону.

- О, да! Конечно! - улыбнулся незнакомый орк. - Ведь тебя ко мне послала сама судьба.

Он подвёл Ракхара к огню, дал ему еды, а сам сел рядом, и с нескрываемым интересом стал наблюдать за ним. А тот с причмокиванием грыз сочную дикую грушу, и весело глядел на светлеющий горизонт. Внезапно незнакомый орк встал, пристально всмотрелся в ту сторону, откуда пришёл Ракхар, и что-то тихо прошептал. Мгновение спустя послышалось какое-то шлёпанье, и на островок вылез кроколиск, который ранее чуть не схватил Ракхара за ногу. Тот едва не подавился дикой грушей и, показывая рукой на животное, испуганно что-то замычал, и прижался к ноге незнакомца.

- Не бойся, дружок, - проговорил незнакомец. - Он не сможет тебя съесть.

Орк протянул руки навстречу зверю, и впился в него взглядом. Ошарашенный Ракхар забыл о недоеденной груше, глядя, как из кроколиска потянулся какой-то бледно-зелёный дымок, прямо в руки незнакомцу. Животное внезапно остановилось, затем сделало два неуверенных шага, и рухнуло наземь без каких-либо признаков жизни.

- Хорошо! – опустив руки, с невообразимым удовольствием прошептал взрослый орк. – Души хищников особенно вкусны!

Ракхар отпустил ногу орка, осторожно приблизился к мёртвому кроколиску, и с опаской потрогал его пальцем. Тот не шевелился. Ракхар восхищённо запрыгал на месте, выкрикивая нечто похожее на фразу «Лок’тар огар», и пару раз воинственно пнул труп зверя.

- Тебе нравится то, что я сделал с ним? – спросил незнакомец. – Хочешь научиться вытягивать жизнь из своих врагов?

Ракхар несколько минут осмысливал услышанное, а затем закивал головой, схватил с земли какую-то засохшую ветку, и снова несколько раз ударил мёртвое животное.

- Ракхар воевать! – радостно воскликнул он и, подумав, добавил: - И пить…

- Я так и думал, - удовлетворённо ответил орк. – На, выпей воды.

Незнакомец снял со своего пояса небольшую флягу, и протянул Ракхару, который сразу же присосался к ней, как-будто не пил тысячу лет. Внезапно он выронил флягу, схватился за горло, и упал на землю в сильнейших судорогах.

- Ракхар больно… - прохрипел он, царапая грудь ногтями, как-будто хотел кого-то выпустить из себя.

- Да! – словно радуясь страданиям слабоумного орка, зловеще закричал незнакомец, и в свете восходящего солнца преобразился в ужасающее создание, которому нет места в нормальном мире.

Он наклонился над скрюченным Ракхаром, взял его за голову, и в одно мгновение влился в него, подобно струйке зеленоватого дыма…

3 дня назад...

Пустота была сверху и снизу, она чернела вокруг и везде, она была снаружи и внутри него. Ракхар чувствовал, что если он останется на месте, то случится что-то очень плохое, чего допустить никак было нельзя. Он шагнул вперёд, и пустота потянула его куда-то с такой страшной силой, что он не смог даже закричать от страха. Ракхар проваливался в пустоту, которая с каждым дюймом оживала, и наполнялась ненавистью и злобой. Он услышал звук, который сперва был тихим, и почти неощутимым. Но он становился всё громче и громче, и перерос в крики тысяч мучеников, которых словно пытали раскалённым железом. Слышать это было невыносимо. Ракхар закрыл уши руками, и из него вырвался стон, преисполненный страданием...

* * * * *

Главный шаман клана Западного Ветра сидел в круге из разожжённых костров, и подавленно молчал. Все орки клана стояли неподалёку, не решаясь задать вопрос, который мучил абсолютно каждого, вплоть до самого маленького орчонка - что происходит?! С того самого утра, когда соплеменники нашли Ракхара в районе разлива Строптивой, каждый из них потерял покой. Ракхар был жив, но... С закатившимися глазами он выкрикивал что-то на непонятном языке, и всё время стремился расцарапать себе грудь, которая к тому времени, когда его отыскали, уже превратилась в одну сплошную рану. Наконец шаман встал, и обвёл всех тяжёлым взглядом.

- Принесите его, - сказал он. - И соберите всех. Всех! Мне понадобится каждый. Бейте в барабаны. Сегодня никто не должен спать. Молите духов наших предков, чтобы они открыли мне истину.

Приказ шамана был немедленно исполнен, и вот уже зазвучали звуки боевых барабанов клана, и каждый орк мысленно обратился к предкам с одной-единственной просьбой. Главный шаман, не обращая внимания на лежащего перед ним Ракхара, сыпал в костры измельчённые травы, и вполголоса что-то нашёптывал. Наконец, он остановился, и протянул руки к небу.

- Духи четырёх Стихий! - в полный голос крикнул он. - Близится день великой скорби! Откуда нам ждать опасности? Кто несёт нам зло? Дайте нам ответ!

- Хахаха! - раздался где-то рядом презрительный смех.

Шаман взглянул перед собой, и остолбенел. Лежащий минуту назад на земле Ракхар сидел, и в упор смотрел на шамана. От этого взгляда у старого орка волосы зашевелились на голове, и похолодело всё тело. Это был не Ракхар, а кто-то другой. В его глазах красноватого оттенка, светилось такое древнее и глубокое зло, что у шамана чуть не подкосились ноги.

- Во что ты веришь, старый глупец? - голосом, словно идущим из под земли, спросил Ракхар. - Кто сможет помочь тебе, даже если ты узнаешь истину?

- Кто ты? - дрогнувшим голосом проговорил шаман.

Ответом ему был дикий хохот, который внезапно прекратился, и Ракхар упал обратно на землю, корчась в сильнейших судорогах.

- Ракхар больно... - отрывисто прошептал он.

- Борись с ним! - крикнул шаман. - Не дай ему победить себя!

Но Ракхар уже не слышал его. Он выпрямился на земле, судороги прекратились, и казалось, что он просто заснул. Лишь слегка подёргивающиеся пальцы рук, говорили о том, что ему снится нечто тревожное.

- Продолжайте бить в барабаны, - сказал шаман притихшим оркам. - И отправьте сейчас же кого-нибудь в Оргриммар. Скажите вождю - демоны вернулись.

В главный город Орды вызвался ехать Грон'Кир, один из молодых орков, которые недавно прошли обряд посвящения в воины. Он тут же запрыгнул на своего волка, и отправился в путь, провожаемый взглядом старого шамана.

- Торопись, Грон'Кир, - проговорил он ему вслед. - Иначе всё будет плохо.

Когда молодой воин скрылся из вида, шаман под ритмичные звуки барабанов бросил в горящие костры еще горсть измельчённой травы, и склонился над Ракхаром.

- Духи четырёх Стихий! - вновь взмолился старый орк. - Войдите в это тело, и освободите от того, кто проник в него. Изгоните его прочь из этого мира, чтобы никогда не вернулся он сюда. Очистите это место от скверны, ибо не успокоится она, пока не поглотит всё на своём пути...

Главный шаман клана взывал к духам до самого утра, пока совсем не обессилел. Он велел соплеменникам перенести Ракхара под навес, чтобы его не жарило солнце, а сам расположился рядом с ним. И в тот момент, когда старый орк устало опустился на землю, Ракхар открыл глаза…

Деревня орков, полдень...

Молодой Грон'Кир мчался на своём боевом волке в составе отряда, который возглавлял орк Эйтригг, один из приближённых Гарроша Адского Крика. Вождь не остался глух к просьбе о помощи, и послал в деревню самых сильных воинов и шаманов. Отряд двигался очень быстро, и Грон'Кир по лицу Эйтригга видел, что случившееся в деревне, тревожило и беспокоило его намного больше, чем какой-нибудь набег Альянса. Впереди показались скалы, за которыми располагалась родная деревня, и Грон'Кир слегка удивился, так как не услышал привычного звука боевых барабанов. Когда отряд обогнул скалу, Грон'Кир не удержался, и вырвался вперёд, желая быстрее принести соплеменникам весть о прибытии помощи. Но едва он въехал на территорию деревни, как резко осадил своего волка. Теперь Грон'Кир понял, почему молчали барабаны.

Его родного клана Западного Ветра, в котором он родился и стал воином, больше не существовало. Зеленоватая кожа молодого орка побледнела, он слез с волка, упал на колени и закрыл лицо руками. А через секунду из него вылетел такой крик боли и отчаяния, что безжизненные и нагретые солнцем скалы Дуротара, наверняка преисполнились к нему чувством сострадания и скорби.

- Прости меня, отец! - закричал он. - Я опоздал!

Подоспевшему через минуту отряду открылось ужасающее зрелище, от которого половине орков моментально прибавилось несколько седых волос.

Земля в деревне была бурого цвета от засохшей крови. И тут, и там лежали разорванные в мелкие клочья тела воинов, их жён и детей. Даже скалы вокруг деревни были забрызганы кровью, и усеяны налипшими внутренностями. Весь отряд застыл в ужасе, а закалённый в боях Эйтригг, почувствовал, как предательская дрожь поползла по его телу.

- Смотрите! - со страхом в голосе крикнул кто-то из отряда.

Все посмотрели в указанном направлении, и содрогнулись от увиденного. На верхушке скалы, на корточках сидел слабоумный орк Ракхар, и с остервенением глодал чью-то голову. Он отвлёкся от своей жертвы, и взглянул на стоящий внизу отряд с удивлением, которое сразу сменилось злобной радостью. Затем он скорчил плаксивую рожу, и тоненьким голосом пропищал:

- Ракхар кушать! - и тут же хрипло захохотал, не отводя от отряда пристального взгляда.

Диким усилием воли Эйтригг поборол в себе страх, и заставил своего волка подъехать к скале, на которой сидел Ракхар.

- Кто ты? - крикнул он. - Что тебе надо от нас? Зачем ты всех убил?

Ракхар уставился на орка немигающим взглядом, и минуту молчал, а потом прошипел:

- Эйтригг! Я чувствую твой страх.

- Мне наплевать, что ты чувствуешь! - разозлился Эйтригг. - Назови своё имя, демон!

Ракхар резко вскочил на ноги, бросил вниз обглоданную голову, и издал такой рёв, на который не способно ни одно существо из реального мира.

- Я тот, кто внутри пребывает! - прорычал он. - Я есть Тьма и Хаос! Я Бездна и Пустота! Я Варгалор, Пожирающий Души и Властелин Тени!

Он раскинул в стороны руки, его глаза вспыхнули красным огнём, и он выдал звук, который можно было бы сравнить со стоном целого мира, разрываемого изнутри. От этого звука волки, на которых отряд орков приехал в деревню, в один миг словно сошли с ума. Они заметались из стороны в сторону, скинули с себя всадников, и начали рвать друг друга на части.

- Замолчи! - закричал Эйтригг. - Или я убью тебя!

- Попробуй, глупец! - ответил Ракхар, а затем сделал шаг вперёд, и полетел со скалы.

Его тело ударилось о землю, шея громко хрустнула, и он неподвижно замер, неестественно повернув голову в сторону.

Орки не решались подойти к нему до самого вечера. А когда солнце стало склоняться к горизонту, Эйтригг и остальные орки закопали тело Ракхара у подножья скалы, и покинули проклятое место.

Месяц спустя...

Если бы над этим проклятым местом, где погибла целая деревня орков, в этот момент пролетала стая птиц, или рядом пробегал дикий зверь, они могли бы заметить, как под скалой зашевелилась земля, и наружу показалась чья-то полусгнившая рука...

Глава 1. Интуиция нежити

Тирисфальские леса, Брилл, за два часа до полуночи...

Этот вечер в Брилле выдался каким-то особенным, хотя хозяйка таверны Ренни не совсем понимала причин. Конечно, комплимент от местного аптекаря Холланда порадовал её, да и визит давней подруги Анетты Вильямс доставил ей немалое удовольствие, но... Ренни чувствовала нечто такое, что вводило её в состояние некоторой растерянности. Что-то сегодня должно было случиться, и от этого предчувствия не веяло опасностью, а скорей наоборот...

- Скажи, ты ничего странного не ощущаешь? - задумчиво спросила Ренни у Анетты Вильямс, с которой они сидели в полупустой таверне за кружкой светлого пива.

- Да я сегодня сама не своя! - ответила Анетта. - Представь себе, мои нетопыри, с которыми никак, кроме крика и тычка не справиться, сегодня чуть ли не мурлыкали, когда я уходила сюда. Да и вообще, воздух сегодня какой-то... Добрый, что-ли...

- Даже спать не хочется совсем, - Ренни подлила Анетте пива. - Давай-ка, подруга, ещё выпьем чуть-чуть.

Где-то снаружи послышался звук копыт и лошадиное ржание. Затем всё стихло, но через несколько секунд чьи-то торопливые шаги заставили Ренни и Анетту повернуться в сторону входа.

- Кого там принесло на ночь глядя? - проворчала хозяйка таверны.

- Эх, Ренни, - с притворным сожалением сказал я, входя внутрь. - Куда пропало твоё гостеприимство?

Минуты две я с улыбкой смотрел на изумлённые лица Ренни и Анетты, а затем чуть не оглох от их радостного визга.

- Озгурд! - хором заверещали они, напугав немногих посетителей таверны, и вдвоём бросились мне на шею.

- Стойте, - еле смог выдавить я из себя. - Вы же меня задушите!

- Да-да, а потом оживим, и снова задушим в объятиях! - крикнула Анетта.

- Ну что же ты стоишь? - засуетилась Ренни. - Садись за стол! Рассказывай, откуда ты, где был, что делал. О, боги, мы же тебя несколько лет не видели! А ведь мы знали, что сегодня что-то произойдёт, и тут появляешься ты!

- А я всегда говорил, - ответил я, усаживаясь за стол. - Мы - Отрекшиеся способны чувствовать то, что не дано никому другому.

Я с огромным удовольствием приложился к принесённой заботливой хозяйкой кружке с пивом, и чуть не засмеялся, глядя, как Ренни с Анеттой уселись напротив меня, и приготовились слушать. Смотря в их глаза, ещё блестящие от слёз радости, я на мгновение пожалел, что какое-то время провёл вдали от них. Мне вспомнились прошлые времена, когда я первый раз пришёл в Брилл, и не знал, что делать дальше. Воспоминания нахлынули так внезапно, что я не смог им сопротивляться, и нырнул в них, как в глубокое море. Перед моими глазами промелькнули Гаррош Адский Крик и кровавый эльф Ривенгард, королева Сильвана и паладин Ароссо. Мне как-будто заново пришлось пережить, всё произошедшее со мной раньше.

- Нуу, рассказывай же! - услышал я нетерпеливый голос Ренни, и стряхнул с себя видения прошлых лет.

- Мне пришлось уйти далеко от этих мест, - начал я свой рассказ. - Но мне было радостно оттого, что со мной был мой сын. Мой Мэллон. Мы с ним ушли туда, где никто не удивлялся странному на первый взгляд сообществу ночного эльфа и нежити. А нам ничего больше и не нужно было. Мы нашли себе пристанище, и жили тем, что нам давал окружающий мир. Ловили рыбу, охотились на животных, а снятые шкуры продавали.

- Но почему ты вернулся? - спросила Анетта Вильямс. - И где сейчас твой сын?

- Анетта, радость моя, - улыбнулся я. - Скажи мне, долго ли ты сможешь жить вдали от родных мест?

- Но что именно для тебя родные места? Ведь ты раньше был воином Альянса. Ну, до того, как...

- До того, как умер, - подсказал я. - Ты совершенно права, но я так и не вспомнил до конца всего, что связывало меня с Альянсом. И я по-прежнему нежить. Поэтому, родными местами для меня остались Тирисфальские леса. Но вообще-то я имел в виду не себя. Мэллон с рождения не знал других мест, кроме родного Тельдрассила и Штормграда. Вот единственные родные места для него. И он по ним сильно скучал в последнее время. Он никогда не жаловался, но я это чувствовал и прекрасно понимал. А ещё я понимал, что рано или поздно он не выдержит. И я отпустил его. Мэллон поначалу и слышать ничего не хотел, но когда я сказал, что хотел бы тоже навестить те места, которые дороги мне, он сдался. И мы расстались, но договорились встретиться через год, и тогда уже решить, как жить дальше.

- Значит, ты к нам приехал на целый год? - с надеждой в голосе спросила Анетта.

- К сожалению, нет, - ответил я. - Мне хотелось бы ещё увидеть королеву Сильвану, и друзей в Оргриммаре, а если повезёт, то и в Штормграде.

- Ну вот, - обиделась Анетта. - Не успел приехать, а уже уезжать собрался!

- Успокойся, радость моя, никуда я пока не еду. Побуду у вас недельку-другую, а потом уж и двинусь дальше.

Мы разговаривали и вспоминали прошлые времена до тех пор, пока ночь не опустилась на Брилл, и таверна не опустела совсем. Я ни минуты не жалел, что приехал сюда, и на секунду у меня даже мелькнула мысль остаться тут навсегда, но эта секунда пролетела очень быстро. Наконец, утомившись от беседы, мы попрощались, и я ушёл отдыхать в комнату, любезно предоставленную в моё распоряжение заботливой хозяйкой Ренни.

Глава 2. Кто же ты такой?

Я с каким-то внутренним трепетом въезжал в Оргриммар, не имея ни малейшего понятия, как встретит меня город, в котором я однажды чуть не был казнён. Но мои волнения были напрасны - меня никто не узнавал, и все были заняты своими делами. Узнала меня лишь одна хозяйка таверны Нуфа, да и то не сразу, а только после того, как я пристал к ней с расспросами об эльфе Ривенгарде. К сожалению, про моего товарища я не смог узнать абсолютно ничего, но зато Нуфа поделилась со мной весьма странными слухами, которые ползли по Оргриммару уже целый месяц. Я никогда не доверял всяким домыслам и сплетням, но рассказ орчихи Нуфы заставил меня сильно задуматься. Гибель целого клана орков в Дуротаре можно было бы считать результатом непрекращающейся вражды Орды и Альянса, но судя по словам очевидцев - Альянсом там и не пахло. А пахло там очень и очень скверно. Сидя за кружкой светлого пива в таверне Нуфы, я вспоминал наши с Мэллоном странствия, во время которых судьба забросила нас на Полуостров Адского Пламени. Это проклятое место разрушенного мира легло чёрным шрамом в моей душе, и осталось там навсегда. Мёртвая и мрачная земля с отравленным скверной воздухом, там всё вокруг источало зло и ненависть. Но самое страшное - это существа, которые заполонили эту землю. Демоны, исчадья ада, единственной их страстью было стремление к разрушению, и дикая ненависть ко всему живому. Я был готов поклясться чем угодно, что расправа над орками в Дуротаре - это их рук дело, но как они здесь оказались, ведь Пылающий Легион был давно разгромлен?! Ответа на этот вопрос у меня не было. Он не появился вечером и ночью, когда я не смог уснуть, лёжа в постели на втором этаже таверны. А когда ночное небо над Оргриммаром стало светлеть, я забрал из стойла своего коня, и направился на юг, в деревню Сен'джин, где жила шаманка, подсказавшая мне когда-то путь к моему сыну.

Красно-оранжевая земля Дуротара неслась мне навстречу, милю за милей открывая знакомую местность. Солнце палило нещадно, как-будто решило прожарить меня и моего коня до последней косточки. Внезапно в проплывающих мимо скалах мелькнуло тёмное пятно неглубокой пещеры, и я тут же решил воспользоваться шансом укрыться от беспощадного светила, а заодно дать передохнуть коню. С неописуемым удовольствием я растянулся в тени, и сделал несколько глотков воды из своей фляги. Вздохнув с облегчением, я прикрыл глаза, и прошедшая бессонная ночь немедленно сказалась на мне, неощутимо утягивая в состояние дремоты.

Неожиданно подул свежий ветер с примесью солоноватой влаги. Где-то рядом было море. И шёпот. Я услышал тихий шёпот, который никак не мог разобрать. А потом передо мной возник силуэт эльфа. Он медленно приближался ко мне, постоянно оглядываясь, как-будто кого-то опасался. Я уже было решил, что мне приснился Мэллон, но через минуту понял, что ошибся. Причём, ошибся в двух вещах сразу. Этот эльф не был моим сыном, и он мне не снился. Когда он приблизился настолько, что стало видно его лицо, я понял, что ко мне вернулись мои видения, ибо передо мной стоял не кто иной, как я сам. Ночной эльф Изенделл явился из прошлой жизни вновь, и от этого визита у меня почему-то похолодело всё тело.

- Зачем ты при... - хотел спросить я, но Изенделл приложил палец к губам, призывая меня молчать.

Он наклонился ко мне, и перед тем, как исчезнуть, прошептал:

- Беги, он видит тебя!

Я вздрогнул, и открыл глаза. Солнце по-прежнему стояло в зените, мой конь что-то вынюхивал на земле в тени скалы, а рядом... Рядом, уставившись на меня, сидел такой же мертвец, как и я, только... Он был похож на самого последнего бродягу, который давно забыл свежесть чистой одежды и вообще понятие чистоты. Грязные лохмотья, висевшие на нём, были все покрыты кусками засохшей земли и пылью. Его пристальный взгляд, в котором мне почудилось что-то детское, был направлен скорее не на меня, а на мою руку, всё ещё сжимавшую флягу с водой.

- Ракхар пить, - неуверенно сказал он, и посмотрел куда-то в сторону.

Не говоря ни слова, я протянул ему флягу, к которой он присосался так, как-будто не пил тысячу лет. Выпив всю воду, нежить положил флягу на землю, и стал с интересом наблюдать за ползающим в двадцати шагах от нас скорпидом.

- Так значит, тебя зовут Ракхар? - спросил я, совершенно не зная, о чём ещё сейчас можно спросить странного соплеменника.

- Ракхар! - закивал головой тот, и широко улыбнулся. - Ракхар орк! Ракхар воин!

- Орк?! - недоумённо воскликнул я. - Ты орк?!

Тот опять закивал головой, и заулыбался ещё шире. А я сидел совершенно сбитый с толку, и ничего не мог понять. Было вполне понятно, что у моего соплеменника не всё в порядке с головой, но где тот, кто вернул его к жизни? Почему Ракхар бродит по Дуротару оборванный и голодный? Неужели его бросили из-за того, что он повредился рассудком? В любом случае я не мог оставить его здесь, в таком положении.

Тогда я даже предположить не мог, к чему приведёт моё решение взять его с собой, а явившееся мне видение напрочь вылетело из головы. По пути нам попалась местность под названием Колючий Холм, где я смог придать Ракхару приличный вид, и раздобыть для него одежду и коня. Он удивлял меня всё больше и больше. Часа четыре мне потребовалось для того, чтобы посадить его на вполне смирную кобылу, которая внезапно проявила все самые вредные черты своей животной сущности. Она начинала брыкаться и вставать на дыбы, лишь стоило Ракхару приблизиться к ней. Посмотреть на это сбежалось всё население Колючего Холма. Кобыла подпускала к себе любого, но только не Ракхара и, в конце концов, мы отказались от этой идеи. Я сам сел на эту кобылу, а Ракхару отдал своего коня, про которого вполне можно было высказаться поговоркой "спокоен, как мёртвая лошадь". Когда мы двинулись дальше, я вдруг стал замечать, что нас почему-то обходят стороной все хищники Дуротара, и даже любопытные кабаны предпочитают не подходить к нам ближе, чем на двадцать шагов. А кобыла, на которой ехал я, до сих пор не могла успокоиться, изредка всхрапывая, и настороженно оглядываясь на едущего позади Ракхара.

- Кто же ты такой? - задумчиво пробормотал я вполголоса. - Тебя даже зверьё боится...

В деревню Сен'джин мы приехали поздним вечером, когда почерневшее небо уже покрылось яркими звёздами. Тролли нас встретили весьма радушно, и выделили для ночлега небольшую хижину. Моя знакомая шаманка к тому моменту уже отдыхала, и я не стал её беспокоить. Мне и самому хотелось отдохнуть после дороги, а свои вопросы я решил оставить на утро. Ракхар уже спал, подложив ладони под голову и, напоминал своей позой маленького ребёнка, которого утомили дневные игры.

И снова я глубоко задумался о том, какова была его судьба. Он не был похож на Отрекшегося, и почему-то считал себя орком. А может быть, он действительно был раньше орком, но из-за слабоумия не понимает, что сейчас он - нежить? А если он из того клана, который полностью был уничтожен месяц назад в Дуротаре?

- Ничего, дружище, - уже засыпая, проговорил я. - Завтра попробуем всё узнать. И про тебя, и про орков...

Мне приснился странный сон. Я шёл по колено в какой-то странной жиже, липкой, и нестерпимо холодной. И из этой жижи постоянно всплывали пузырьки воздуха. Они лопались, не переставая, и выпускали из себя крики ярости и отчаяния. А когда я проснулся, эти крики продолжали звучать, но уже где-то снаружи. Моментально вскочив на ноги, я схватил свои кинжалы, убедился, что Ракхар ещё спит, и выбежал из хижины. Всё племя Чёрного Копья столпилось возле одного из домов деревни. Кто-то яростно потрясал оружием, кто-то рвал на себе волосы, а кто-то, молча, сидел на земле, закрыв лицо руками. Я понял, что это не нападение врага, и слегка успокоился, но оставшаяся доля волнения заставила меня попытаться узнать причину столь бурных эмоций племени. Первый же тролль, к которому я обратился, остался безучастным к моему вопросу, и продолжал сидеть в каком-то ступоре.

И тогда я сам вошёл в дом. Вошёл, и застыл на пороге. Там, внутри, на полу лежала моя знакомая шаманка без всяких признаков жизни. Её тело было неестественного тёмно-серого цвета, и покрыто огромными волдырями, которые лопались, и исторгали зелёную слизь и зловонный запах. В шоке я сделал шаг назад, и повернулся к троллям племени.

- Не входите туда! - крикнул я. - И сожгите сейчас же этот дом!

В тот момент ни я сам, ни кто-то из троллей, не заметили Ракхара, наблюдающего за всеми странным взглядом, напоминающим взгляд голодного хищника...

Глава 3. Заргаана

Штормград, за два часа до заката...

Обида начала терзать душу дренейки, лишь только она пересекла границу Штормграда. Кто-то из местных жителей открыто высказывал ей свою ненависть, а кто-то бросал в спину гнилым фруктом. Она не показывала вида, но душевная боль просто сжигала её изнутри. Да, когда-то она убивала во имя Короля-лича, но ведь она делала это не по своей воле. Теперь времена изменились, и она больше не слуга проклятого принца. Но люди злопамятны, и одни только боги знают, когда в их памяти сотрутся события недалёкого прошлого. Того прошлого, которое кровавыми рубцами иссекло сердце и душу молодой дренейки, заставляя по ночам кричать, и просыпаться в холодном поту от кошмарных снов. Заргаана часто видела в своих снах парящий в небе Чёрный Оплот, из недр которого звучал ненавистный голос, призывающий убивать и осквернять. От этого голоса можно было сойти с ума, дрожь пронзала всё тело, и не было сил сопротивляться его приказам. Во сне Заргаана убивала вновь и вновь, а наступающее утро приходило вместе с тяжёлыми воспоминаниями о безвинно загубленных жизнях...

Дренейка остановила коня возле таверны в Торговом квартале Штормграда, и неторопливо спустилась на землю.

- "Позолоченная роза", - вслух прочитала она название заведения.

Войдя внутрь, Заргаана села за самый дальний стол, не желая привлекать к себе лишнего внимания. Подошедшая хозяйка заведения слегка удивилась заказу новой посетительницы - дренейка хотела всего лишь стакан воды, но просьбу выполнила немедленно.

- Есть ли у вас свободные комнаты? - спросила Заргаана.

- Простите, леди, - ответила хозяйка без тени малейшего сожаления. - В данный момент все комнаты заняты.

Дренейка встала и молча бросила несколько медных монет на стол. Она вышла из таверны, сопровождаемая взглядами, не выражающими ничего хорошего, и двинулась, сама не зная куда. Верный конь, ставший единственным другом во всем мире, плелся рядом, иногда тыкаясь мордой в плечо, словно желая сказать что-то утешительное. Но утешения не было. Была лишь безысходность и сильная, просто дикая усталость. Усталость от этого мира, наполненного невообразимой жестокостью и злобой, от которых не было укрытия.

Заргаана, сама того не замечая, вышла к причалам морского порта, и остановилась у самого края, за которым уже плескалась вода. Где-то рядом причалил корабль, и на пристань сошли несколько пассажиров, один из которых вдруг резко остановился, как-будто внезапно что-то вспомнил или почувствовал. Но Заргаана не видела его. Она смотрела в тёмную воду, как заворожённая, и начинала понимать, что там - в глубине, возможно, есть тот покой, которого она желала всей душой. Ей нет места здесь, зато найдётся там. Рука сама отпустила поводья коня, а нога приподнялась, чтобы сделать последний шаг, как вдруг кто-то схватил её, и оттащил от края причала. Дренейка обернулась в сильнейшем приступе ярости, вскипевшей в ней из-за того, что ей помешали, но... У стоявшего напротив неё ночного эльфа был такой удивлённый, и одновременно сочувствующий взгляд, что вся её ярость сразу же куда-то испарилась.

- Зачем?! - только и смог вымолвить поражённый эльф.

- Тебе не понять, - ответила Заргаана. - Зачем ты меня остановил?

- Но... - эльф настолько растерялся, что не сразу нашёл нужные слова. - Разве я мог просто стоять и смотреть?

- Ты не понимаешь! - воскликнула Заргаана. - Откуда тебе знать, что значит быть мёртвым и живым одновременно?! Откуда тебе знать, что значит быть проклятым?!

- Я знаю, - ответил эльф. - Мой отец мёртв, но в нём существует жизнь.

- Твой отец служил Королю-личу?

- Нет, мой отец - Отрекшийся.

Дренейка пристально взглянула в глаза эльфа. Нет, он не лгал ей, она это почувствовала сразу. Так значит не все такие злые и равнодушные к судьбам других? Значит, всё-таки есть такие, кто сможет понять её, не осуждая за прошлые деяния? Заргаана, не в силах держаться на ослабших вдруг ногах, упала на колени, и в этот миг из неё вырвалось всё напряжение, скопившееся за несколько лет. Она сидела на брусчатке порта, и содрогалась в рыданиях, от которых стоящий рядом эльф растерялся ещё больше. Он взял дренейку за плечи, поднял её с холодной мостовой, и дал ей отпить из своей походной фляги. Едва сделав пару глотков креплёного рома, Заргаана закашлялась, и понемногу стала приходить в себя.

- Тебе уже лучше? - спросил эльф.

- Да, спасибо за твою доброту! - поблагодарила его дренейка.

- Где ты живёшь? Давай, я доведу тебя до твоего дома.

- У меня нет дома, мне некуда идти. А в таверне все комнаты заняты. Попробую вернуться в Экзодар, может быть, мой народ будет милосерднее здешнего.

- Послушай, - предложил эльф. - Я приехал к очень близкому человеку, в доме которого провёл детство и юность. Там есть свободная комната, где ты сможешь переночевать, а утром решишь, что тебе делать дальше. Соглашайся, ведь уже вечер.

- Я очень устала, - Заргаана тяжело вздохнула. - И не стану отказываться от ночлега. Скажи своё имя, чтобы мне знать, кого благодарить за доброту.

- Не нужно благодарности, - смутился эльф. - А зовут меня Мэллон.

* * * * *

Одиночество ещё никому не доставляло радости, а особенно человеку, который прожил уже далеко не первый десяток лет. Почему Ароссо до сих пор не женился, не знал даже он сам. Возможно потому, что он посвятил всю свою жизнь службе Свету, а может быть, не хотел причинять страданий семье в случае того, если ему будет суждено погибнуть в бою. Паладин сидел у окна с кружкой светлого пива, и поглаживал лежащего рядом старого ледопарда Ронго. На улице уже становилось темнее, и Ароссо поднялся с кресла, чтобы зажечь пару свечей. И в ту же минуту лежащий на полу ледопард вскочил, и начал усиленно принюхиваться.

- Ронго, ты что? - спросил Ароссо ровно за секунду до того, как раздался стук в дверь.

А ледопард, словно с ума сошёл. Он рванулся к входной двери, и начал изо всех сил царапать её когтями. При этом он издавал нечто среднее между мяуканьем и довольным урчанием. Ароссо понял, что Ронго учуял кого-то из своих, но кому он мог так обрадоваться? Паладин открыл дверь, и не поверил своим глазам - на пороге стоял и улыбался Мэллон, которого он не видел несколько лет.

- Элун адоре! Да прибудет с тобой Элуна! - приветствовал ночной эльф паладина. - Можно войти?

Ароссо в первую минуту был просто не в силах что-либо ответить. Но он быстро справился с лёгким шоком, и крепко обнял ночного эльфа.

- Я всегда рад принять тебя в своём доме, - сказал паладин, и внезапно нахмурился. - А где Изенделл? С ним что-то случилось?

- Нет, нет, не беспокойся, с отцом всё в порядке! Мы можем войти? Моя спутница очень утомлена дорогой.

Только сейчас Ароссо обратил внимание на стоявшую за спиной Мэллона дренейку, поглаживающую коня вороной масти.

- Ох, прошу меня простить, - сказал паладин. - Входите, прошу вас. А коня молодой леди я сейчас отведу в стойло.

Ароссо пропустил в дом неожиданных гостей, а сам забрал у Заргааны скакуна. От взгляда опытного паладина не укрылся характерный блеск глаз дренейки и висевший у неё за спиной двуручный меч, покрытый светящимися рунами.

- "Рыцарь смерти", - мелькнуло в голове у Ароссо.

Когда он вернулся, в доме уже горел камин, а Мэллон сидел в кресле, и ждал хозяина дома.

- Где твоя спутница? - спросил Ароссо, не замечая нигде Заргааны.

- Я отвёл её в свободную комнату, - ответил Мэллон. - Пусть отдыхает, ей слишком много пришлось пережить.

Паладин подвинул кресло поближе к камину, и сел рядом с эльфом.

- Я безумно рад снова видеть тебя, - сказал он. - Надеюсь, ты надолго вернулся.

- Один год тебе придётся терпеть меня, - улыбнулся Мэллон. - Если не выгонишь раньше.

- Целый год, - мечтательно проговорил Ароссо. - Что ещё старику надо для счастья?

- Ну, на старика ты пока совсем не похож! - засмеялся Мэллон. - Уверен, что ты всё так же играючи орудуешь своим молотом, как и раньше.

- Эх, - вздохнул Ароссо. - Орудую так же, но сил это требует всё больше и больше. Ты мне вот что скажи - кто она тебе?

- О ком ты говоришь? - не понял Мэллон. - Если ты имеешь в виду Заргаану...

- Да, - перебил его паладин. - Я говорю об этой дренейке. Она рыцарь смерти, ты знаешь это?

- Я догадался, - Мэллон взглянул прямо в глаза Ароссо. - Ты осуждаешь её?

- Нет, я понимаю, что у неё не было выбора, но... - паладин на секунду замолчал. - Я просто не знаю, можно ли доверять таким, как она.

- Мне кажется, что ты зря беспокоишься, - эльф покачал головой. - Я видел, какие мучения она испытывает до сих пор. Таких мучений не пожелаешь и врагу. Одни боги знают, сколько ей ещё придётся расплачиваться за то, в чём она не виновата. Пытаясь сегодня свести счёты с жизнью, она даже забыла, что уже мертва. Ей надо забыть весь тот ужас, который происходил с ней, когда она была под властью Короля-лича. Тогда ей будет легче жить среди нас. Хотя, я не уверен, что такое можно забыть.

- Ну, раз ты уверен в ней, значит, я могу быть спокоен, - после недолгих раздумий сказал Ароссо. - Давай-ка, сынок, ложиться спать. 3автра с утра мне надо быть у короля для какого-то важного разговора. Поэтому неплохо бы хорошенько выспаться.

- Да, - согласился Мэллон. - Что-то я и сам вымотался за день.

Они разошлись по своим комнатам, каждый размышляя о своём. Мэллон уснул сразу, в отличие от Ароссо, который ещё долго не сомкнул глаз, вспоминая прошлые года и события.

Глава 4. Задание Адского Крика

В Оргриммар я возвращался в подавленном настроении. Смерть шаманки настолько поразила меня, что в моей голове все мысли смешались в какую-то непонятную кучу. Кому помешала шаманка, и почему был использован такой изуверский способ умерщвления? Почему это произошло именно в то время, когда мы с Ракхаром приехали в деревню Сен'джин? Взгляд непроизвольно упал на моего спутника. Тот ехал рядом, и едва не засыпал на ходу, как-то умудряясь не падать с коня. В тот момент мне даже в голову не приходило, что в Ракхаре периодически появлялась совсем другая личность. Личность абсолютно чуждая нашему миру, и настолько агрессивная, что по сравнению с ней чёрный дракон Нелтарион казался безгрешным младенцем.

Предместье Оргриммара, полдень…

Южные ворота Оргриммара приближались медленно и неотвратимо. Стоящая возле города свиноферма приближалась тоже, а вместе с ней и толпа жителей ордынской столицы, что-то бурно обсуждающих. Предчувствуя очередную неприятность, я повернул к толпе, и через несколько минут уже вникал в суть происходящего.

- Да что же это такое?! - возмущался один из орков, работавших на свиноферме. - Все свиньи сдохли за одну ночь! Чем я Оргриммар кормить буду?

Как оказалось, свиньи пали на всех фермах, стоящих возле города, причём в одно время. Все животные выглядели так, как-будто им внезапно нечем стало дышать - языки посинели, а глаза неестественно выпучились. Было не похоже, что свиней поразила какая-то неизвестная болезнь. Скорей всего, их просто отравили, но кто? Народ высказывал разные предположения, в которых всё чаще и чаще звучало слово "Альянс". Вот уже послышались призывы к мести, когда толпа расступилась, пропуская Гарроша Адского Крика. Вождь с мрачным видом выслушал работников фермы, и осмотрел павших животных.

- Закопайте их подальше, - сказал он. - И поглубже.

- Нет! - вся толпа удивлённо обернулась на мой голос. - Их лучше сжечь!

В этот момент надо было видеть глаза Адского Крика, ставшие размером с золотую монету. От неожиданности он на несколько мгновений лишился дара речи, и лишь смотрел на меня пристальным взглядом.

- Вот так сюрприз! - воскликнул он. - А ну-ка, пойдем, поговорим.

Я отъехал в сторону, слез на землю, и оставил лошадь рядом с Ракхаром, который всё-таки уснул на коне, обхватив руками его шею.

- Значит, ты вернулся, - проговорил Гаррош. - Надеюсь, тебе хватило ума не брать с собой своего сына. Или...

Адский Крик с интересом взглянул на Ракхара.

- Нет, вождь, - улыбнулся я. - Это не он.

- Ну, хорошо. Так ты считаешь, что мёртвых свиней нужно сжечь?

- Да, вождь.

- Но почему ты так уверен? Ты что-то знаешь?

- Нет, но я догадываюсь. Я слышал про полностью уничтоженный клан орков. Я видел смерть кое-кого из троллей на юге Дуротара. Я вижу сейчас то, что случилось на свиноферме. Это всё похоже на методы демонов.

- Демоны, - задумчиво проговорил Адский Крик. - Эйтригг тоже рассказывал про демонов. Но мне не нужны пустые слухи, волнующие народ. Мне нужна правда, подкреплённая доказательствами. Вот ты и займёшься поисками правды. Кстати, клан Западного Ветра был уничтожен не полностью. Орк Грон'Кир остался в живых. Ты найдёшь его в таверне в Аллее Чести, и скажешь, что я велел ему помогать тебе в поисках. Всё, ступай.

Гаррош сделал шаг в сторону фермы, но затем вернулся, и подошёл к Ракхару. Адский Крик оглушительно хлопнул ладонями возле самого уха спящего, и крикнул своим незабываемым голосом:

- Эй, воин, хватит спать! Ты однажды уже проспал свою смерть!

Затем Гаррош направился к свиноферме, а я поспешил увести коня, на котором испуганно озирался по сторонам проснувшийся Ракхар.

Аллея Чести, таверна Нуфы, полчаса спустя…

В этот час в таверне народу было не очень много. Два гоблина что-то обсуждали, часто отпивая из своих кружек. За соседним столом здоровенный таурен с аппетитом уплетал жареную медвежатину, а в самой глубине таверны обедали трое орков. Я усадил Ракхара за свободный стол, а сам подошёл к хозяйке Нуфе. Орчиха деловито вытирала посуду, краем глаза поглядывая за кипящей в котле мясной похлёбкой.

- Да хранит тебя Тёмная Королева! - приветствовал я хозяйку. - Не подскажешь ли, где мне найти орка Грон'Кира?

Нуфа молча кивнула в сторону орков, один из которых обернулся к нам, лишь только прозвучало его имя.

- Я Грон'Кир, - сказал он. - Что тебе нужно?

- Я Озгурд. У меня к тебе поручение от вождя.

- Хорошо, я сейчас подойду.

Я заказал нам с Ракхаром сыра и пива, и отошёл к своему столу, держа в каждой руке по полной кружке. Через минуту Нуфа принесла сыр, поставила перед нами тарелки, и уже хотела вернуться, когда попробовавший пива Ракхар, скорчил такую кислую мину, что орчиха возмутилась.

- Ты чего нос воротишь? - сказала она. - Это самое свежее пиво в Оргриммаре.

- Нуфа! - из-за стола орков раздался крик, полный негодования.

К нам подошёл Грон'Кир, и протянул орчихе свою кружку.

- На, попробуй!

Нуфа без слов взяла кружку, и сделала один глоток, после которого с отвращением сплюнула на пол.

- Пиво прокисло, - растерянно сказала она. - Ничего не понимаю. Оно же только что свежее было.

И тут я заметил, что с улыбкой во весь рот, Ракхар смотрит на Грон'Кира, как на старого знакомого. Тот и сам вскоре это заметил, и недоумённо спросил:

- Эй, ты чего уставился?

- Грон'Кир воин! - улыбнувшись ещё шире, ответил Ракхар.

- Не обращай внимания, - сказал я орку. - У него немного с головой не в порядке.

Реакция Грон'Кира меня просто шокировала. Сперва он как-то странно посмотрел на моего слабоумного спутника, а когда тот сказал "Ракхар тоже воин!", орк побледнел и начал медленно отступать к своему столу.

- Кто ты, повтори! - с угрозой в голосе проговорил Грон'Кир.

Ракхар перестал улыбаться, и растерянно посмотрел по сторонам. Он не понимал, почему с ним говорят в таком тоне, и что он сделал плохого. Я тоже ничего не понимал, и молча ждал прояснения ситуации. Внезапно я вспомнил о том месте, где встретился с Ракхаром. Где-то там неподалёку погиб клан Западного Ветра. Во мне огромными темпами росла уверенность, что Грон'Кир не единственный, кто остался из своего клана. Но почему он так ведёт себя? На нас уже смотрели все немногочисленные посетители таверны, и тоже ничего не понимали.

- Кто ты? - повторил Грон'Кир, взяв со своего стола внушительный боевой топор с двумя лезвиями.

Бедняга Ракхар стал заикаться от страха. Выпучив на орка глаза, он шёпотом вымолвил:

- Р-ракх-хар…

- Ублюдок! - яростно зарычал Грон'Кир. - Озгурд, отойди от него! Отойдите все, это демон!

Он взмахнул топором и, отшвыривая лавки и столы, бросился на Ракхара. Тот закричал от ужаса, и выставил вперёд руки, надеясь таким образом защититься. Тут уже пришла пора вмешаться мне. Я вскочил с места, желая остановить разъярённого орка, но не успел сделать и шагу. От Грон'Кира к вытянутым рукам Ракхара потянулась едва заметная зеленоватая дымка, орк закатил глаза, и рухнул на пол, корчась в судорогах. Его кожа стала серой, а дыхание хриплым, и с каким-то бульканьем.

- Перестань! – крикнул я, и с размаху ударил Ракхара в лицо.

Тот свалился под стол и заскулил, свернувшись калачиком и, закрыв руками голову. Подбежавший таурен по моей просьбе связал Ракхара, и приглядывал за ним, пока я выяснял самочувствие Грон’Кира. Лишь только прекратилось воздействие, тому стало намного лучше, но отдышаться он пока ещё не мог. Орк сидел на полу, и с ненавистью смотрел на моего спутника, который, как оказалось, владел далеко не самыми простыми навыками чернокнижника...

Глава 5. Для Скверны нет границ

Элвиннский лес, несколько дней назад…

Травник Шен Висвальд знал этот лес, как свои пять пальцев. Он рассмеялся бы в лицо любому, кому пришла бы в голову мысль, что Шен может в этом лесу заблудиться. С самого детства отец водил его по окрестностям Златоземья, показывая различные травы и места, где они встречаются чаще всего. К пятнадцати годам Шен изучил все тропинки Элвиннского леса, и мог с завязанными глазами добраться до дома из любого отдалённого места. Но в этот раз что-то пошло не так. Шен кружил по лесу уже седьмой час, и каждый раз возвращался на одно и то же место. К тому же, он никак не мог избавиться от ощущения, что за ним всё время кто-то наблюдает. Шен уже порядком устал, и чтобы дать ногам отдохнуть, он сел на землю, и прислонился спиной к дереву. Вспоминая в очередной раз дорогу домой, Шен и не заметил, как им овладел сон.

Проснулся он, когда уже ночная тьма накрыла лес, рассыпав в небе тысячи ярких звёзд. Шен вскочил на ноги и, определяя в сотый раз верное направление, двинулся вперёд. Однако вновь и вновь он не мог найти нужного пути, и совсем впал в отчаяние. Шен уже потерял всякую надежду, когда где-то впереди мелькнул огонёк. Обрадованный травник чуть ли не бегом бросился на свет, и через несколько минут оказался возле небольшого охотничьего дома. Освещённое огнём одной свечи окно было открыто, и Шену пришлось подтянуться на руках, чтобы заглянуть внутрь. В доме было пусто, но спустя мгновение, травник уловил звук мягких и осторожных шагов. Что-то странное было в этом звуке. Такими шагами хозяева не ходят, так ходят только воры. Шен отступил от дома, и почувствовал, как его нога встала на что-то мягкое. Он посмотрел вниз, и в падающем из окна свете увидел, что стоит на оторванной человеческой руке. Холодный пот моментально прошиб травника. Стараясь двигаться как можно тише, он сделал ещё шаг назад, и развернулся в сторону леса. И в следующую минуту ужас едва не заставил его умереть от разрыва сердца. Перед ним, с горящими дикой злобой глазами, стояло существо, которое Шен мог бы назвать воргеном, но... Капающая из оскаленной пасти слюна, исходящее изнутри зловоние, и зарождающее внутри зловещее рычание, не позволили Шену усмотреть в этом существе союзника. Безумие, ненависть и нечто, не поддающееся осмыслению было во взгляде оборотня. Чудом не сошедший с ума от страха Шен, с нечеловеческим криком ударил воргена, и рванулся в глубину леса. Раздавшийся позади дикий вой, только подстегнул его, и заставил прибавить скорости. Шен бежал, не разбирая дороги и, не обращая внимания на хлеставшие его ветви деревьев. Он не заметил, как с правой ноги слетел сапог, не почувствовал свежих царапин на лице, и на свою беду не увидел стремительно приближавшуюся лисью нору. Левая нога провалилась в звериное жилище, Шен потерял равновесие, и на всей скорости врезался в стоящий на пути дуб. Острая боль в сломанной ключице парализовала его, заставив замереть дыхание. Шен лежал лицом вниз, стиснув зубы и прилагая неимоверные усилия, чтобы не выдать себя криком. Он не услышал, как в десяти шагах от него из-за деревьев выскочил и замер на месте ворген. Оборотень с шумом втянул в себя воздух и, сверкнув глазами, резко обернулся в сторону лежащего на земле человека...

Штормград, несколько дней назад…

Лейтенант городской стражи Штормграда Рино Крейцер блаженствовал. Целых две недели ему предстояло отдыхать от службы, которая уже немного утомила. Отмечать отпуск сослуживца собралась компания из шести офицеров - друзей Рино. Стол в таверне "Позолоченная роза" ломился от вина и закусок, и настроение у друзей было великолепное. У слегка перебравшего Рино зашумело в голове, и он на несколько минут вышел на улицу, чтобы вдохнуть свежего воздуха. Несмотря на вечернее время, у стоящего рядом здания аукционных торгов всё ещё крутилось много народа. Все мельтешили туда-сюда так, что у Рино от этой суматохи стало двоиться в глазах, и он, слегка шатаясь, добрёл до фонтана, и сунул голову в прохладную воду.

- Господину офицеру нехорошо? - услышал он сзади приятный женский голос.

- Господину офицеру очень хорошо! - ответил Рино и, стряхнув руками воду с головы, обернулся.

Стоявшая рядом ночная эльфийка была обворожительна. Изящная фигура, изумительные черты лица, длинные волосы фиолетово-синего оттенка - она казалась идеалом красоты. Лишь только заглянув в её зелёные глаза, Рино понял, что влюбился. Он моментально забыл про свой отпуск и друзей, ждущих его в таверне.

- Леди, разрешите представиться, - сказал он. - Лейтенант Рино Крейцер, городская стража. Позвольте узнать ваше имя.

- Моё имя Эрлиона, - ночная эльфийка смотрела Рино прямо в глаза, и улыбалась.

- Как? - удивился офицер. - Просто Эрлиона? Насколько я знаю, у ночных эльфов весьма оригинальные имена. Например: Тиранда Шелест Ветра.

- Господин лейтенант желает знать моё полное имя?

- О, я был бы счастлив узнать его!

- Тогда, может быть, господин лейтенант проводит девушку в порт? Говорят, там лучше всего наблюдать закат солнца.

- С удовольствием! - воскликнул Рино.

Он сделал приглашающий жест рукой, и вдвоём они направились в сторону морского порта. Рино галантно взял эльфийку под локоть и, разгорячённый хмельными напитками и близостью соблазнительной красавицы, не почувствовал неестественную холодность её руки. Всю дорогу лейтенант флиртовал со своей спутницей, мысленно строя самые смелые планы насчёт продолжения вечера. Эрлиона внимательно слушала и улыбалась, что придавало Рино ещё больше решительности. Уже в порту, стоя у самого края причала, они смотрели, как солнце медленно садится за горизонт. Хмель уже понемногу начал выходить из лейтенанта, возвращая ему всю полноту ощущений.

- Вы замёрзли? - спросил он эльфийку. - У вас холодные руки.

- Не обращайте внимания, - ответила Эрлиона. - Это моё естественное состояние.

Пока, ещё не совсем протрезвевший Рино осмысливал сказанное, солнце полностью скрылось за горизонтом. Как только это произошло, эльфийка удовлетворённо вздохнула, словно стремительно надвигающаяся темнота, придала ей какие-то дополнительные силы. Рино с удивлением заметил, что яркие глаза Эрлионы не утратили с приходом ночи своего блеска, а наоборот - стали светиться ярче. Этот зеленоватый блеск завораживал и гипнотизировал молодого офицера. Рино как-будто утонул в глазах эльфийки, позабыв обо всём на свете.

- Господин лейтенант хотел знать моё полное имя?

В ответ Рино смог лишь только кивнуть головой. Эльфийка улыбнулась какой-то странной улыбкой, и нежно обняла лейтенанта, прошептав ему на ухо:

- Меня зовут Эрлиона Призрак Бездны.

Последнее, что смог почувствовать в своей жизни Рино, это холодную воду Штормградской гавани, которая ворвалась в его лёгкие. Опускаясь на дно, он осознавал, что тонет, но не мог пошевелить, ни рукой, ни ногой. Рино только видел перед собой зелёные глаза эльфийки, которые убивали в нём всякое желание выжить...

Крепость Штормграда, 10 часов утра…

- Итак, господин Ароссо, - король взглянул на стоящего перед ним паладина. - Разговор у нас будет непростой. Во избежание ненужных слухов, я прошу вас сохранить этот разговор в тайне.

- Я умею хранить тайны, Ваше Величество.

- Нисколько в этом не сомневаюсь, поэтому и вызвал именно вас, господин Ароссо. Речь пойдёт о событиях, которые пока мало известны жителям Штормграда, но всё же они вызывают большие опасения.

- Ваше Величество, если на Штормград планируется нападение Орды, то...

- Речь пойдёт не об этом, - перебил паладина король. - Разговор будет о более серьёзных вещах.

- О более серьёзных? - удивился Ароссо. - Но что может быть серьёзней?

- Наберитесь терпения, - Вариан Ринн указал паладину на кресло, а сам сел рядом. - Итак, слушайте. В течение нескольких дней в Златоземье бесследно исчезли несколько человек. Эти люди не сбежали, а именно пропали. Они никак не связаны между собой, и поэтому их нельзя уличить в каком-либо сговоре. Местные власти пытались их искать, но безрезультатно. А недавно один из жителей Златоземья наткнулся в Элвиннском лесу на обезображенный труп. По родимому пятну на руке удалось опознать в этом трупе одного из пропавших.

- Простите, Ваше Величество, что значит обезображен? Труп сильно разложился?

- Нет, господин Ароссо, разложение тут не причём. Тело было изломано и растерзано.

- Дикие звери? - предположил паладин.

- Нет по двум причинам. Во-первых, дикие звери убивают, когда хотят есть, либо защищают свою территорию и потомство. Но тело не было съедено, оно было жестоко изуродовано. Кроме того, в той местности нет ни одного логова настолько крупного и сильного зверя.

- Это мог бы сделать медведь.

- Мог бы, но он этого не делал. Дело в том, что возле трупа были обнаружены следы. Волчьи следы.

- Волки?

- Нет, волк был один. Но, судя по следам, он ходил на задних лапах, и был в два-три раза крупнее обычного волка.

- Как?! - изумился Ароссо. - Вы хотите сказать, что это был ворген?

- Вот именно, причём ворген женского пола.

- Но как это определили?

- Да по тем же следам, а ещё...

Король достал из кармана маленький бумажный свёрток, и протянул паладину. Ароссо развернул его и увидел внутри изящную женскую серёжку с налипшей волчьей шерстью.

- Я ничего не понимаю! - воскликнул Ароссо. - Воргены убивают людей, да ещё с такой жестокостью?

- Никто этого не понимает, - проговорил Вариан Ринн. - Но это ещё не всё. Два дня назад в Штормграде пропал офицер городской стражи Рино Крейцер. Он с друзьями отмечал свой отпуск, вышел из таверны освежиться, и пропал. Нашлись свидетели, которые в тот же вечер видели Крейцера в обществе ночной эльфийки. После этого его никто и нигде не встречал. А сегодня рано утром мне доложили, что труп Крейцера всплыл в районе морского порта. Никаких признаков насилия на теле не обнаружено. Всё это мне очень не нравится. Я поручаю вам, господин Ароссо, разобраться во всём этом безобразии. Берите помощников, берите любые средства и любую информацию. Но расследование надо провести без лишнего шума. Мне не нужны волнующие население слухи, и всяческие проявления паники. О любых результатах следствия докладывать мне немедленно. Разберитесь во всём, господин Ароссо, у меня очень дурные предчувствия.

- Хорошо, Ваше Величество, я постараюсь. Разрешите забрать эту серёжку, мне надо будет опросить ювелиров Штормграда. Может быть, кто-нибудь её опознает.

- Да, конечно, забирайте. Делайте всё, что сочтёте нужным.

* * * * * *

Паладин Ароссо шёл домой, размышляя о предстоящих действиях. Одному справиться с заданием короля было просто нереально.

- Ну вот, Мэллон, - вполголоса проговорил паладин. - Кажется, и для тебя нашлось дело...

Глава 6. Весточка из Штормграда

Аллея Чести, таверна Нуфы…

Маленькая комната на втором этаже таверны орчихи Нуфы едва вместила нас четверых: меня, орка Грон'Кира, таурена Тайюку, и связанного по рукам и ногам Ракхара. Грон'Кир был ещё слаб, поэтому мне пришлось помочь ему дойти до комнаты. Ракхара же донёс на плече таурен, который по воле случая стал нашим помощником. Тайюка бросил свою ношу в угол и, усевшись на кровать, не спускал с неё глаз. Грон'Кир сел на вторую кровать, а я на всякий случай остался стоять у входной двери.

- Ну? - орк гневно сверкнул глазами. - Дальше что?

- Может быть, кто-нибудь объяснит мне, что тут происходит? - поинтересовался таурен. - Что-то не похоже это всё на обычную пьяную драку.

- Да, давайте-ка разберёмся, - поддержал я Тайюку. - Пора кончать с этими тайнами, они уже поперёк горла встали! Грон'Кир, почему ты хотел убить Ракхара?

- Ракхар... - с ненавистью повторил орк. - Я вам клянусь - это демон! Это он погубил мой клан!

- Да какой же это демон? - воскликнул я. - Он же умственно отсталый!

- Слушай, Озгурд! - сказал Грон'Кир. - Слушай меня внимательно, и будь готов к любым неожиданностям от этого чудовища! Когда-то в клане Западного Ветра маленький орк Ракхар лишился родителей, и чуть не погиб сам. Ему повезло, что солдаты Альянса его не заметили, но лучше бы они его убили. С тех пор он тронулся умом, и навсегда остался ребёнком, хотя вырос сильным и крепким. Весь клан заботился о нём до тех пор, пока... - Грон'Кир на мгновение замолчал, с душевной болью вспоминая прошлые события. - Однажды утром мы обнаружили, что Ракхар куда-то исчез, и отправились на поиски. Когда мы нашли его, он вёл себя очень странно. Он никого не узнавал, кричал что-то на незнакомом языке, и рвал себе грудь, словно хотел кого-то выпустить. Наш шаман тогда сказал, что в Ракхара вселился демон, а меня отправил в Оргриммар к вождю. Это меня и спасло. Когда я вернулся, мой клан уже был уничтожен. Он не пощадил никого, даже детей. А потом он убил себя. Мы закопали его под скалой, и ушли. А теперь он в другом облике появляется здесь, с тобой.

- Но, может быть, это какой-то другой Ракхар? - предположил я.

- Другой?! Ты же видел - он узнал меня! Он сказал "Грон'Кир воин", а прежний Ракхар именно так меня и называл! Давай спросим его самого!

- Эй, смотрите, - раздался обеспокоенный голос таурена Тайюки. - С ним что-то происходит.

С Ракхаром действительно творилось нечто странное. Его глаза остекленели, а тело начало дрожать мелкой дрожью, которая усиливалась с каждой секундой. Через несколько мгновений Ракхар уже бился на полу в сильнейшем припадке. Боясь, что он ненароком разобьёт себе голову, Тайюка схватил его, и одним движением перекинул на кровать, на которой сидел минуту назад. Честно говоря, я тогда совершенно не знал, что делать в такой ситуации. Я в полной растерянности стоял и смотрел, как Ракхар изгибается в конвульсиях, и мне казалось, что его тело вот-вот переломится сразу в нескольких местах. Внезапно он затих, и что-то тихо зашептал.

- Что ты сказал? - таурен склонился над Ракхаром, стремясь разобрать его слова. Я также подошёл к кровати, уже начиная понемногу опасаться возможных сюрпризов. Губы Ракхара снова зашевелились, и он едва слышно заговорил:

- Береги свой народ, сынок, будь бесстрашен и милосерден...

Я абсолютно не понял смысла слов Ракхара, но его слова, как оказалось, были предназначены вовсе не для меня. Тайюка вдруг резко отшатнулся, и выпучил глаза.

- Ты... Откуда ты знаешь? Кто ты?! - только и смог сказать таурен.

В следующий момент остекленевшие глаза Ракхара вспыхнули красным светом, и наполнились дикой ненавистью. Стягивающие его кожаные ремни в один миг порвались, как гнилая нить, и он вскочил на ноги. Один удар, и я отлетел в сторону, прямо на обалдевшего Грон'Кира, не успевшего даже пикнуть. А затем я увидел такое, что ввело меня в состояние непродолжительной паники. Слабоумный Ракхар, который раньше не вызывал никаких чувств кроме жалости, шагнул к таурену, одной рукой схватил его за горло, и приподнял над полом.

- Две части одного целого уже встретились, и скоро соединятся с третьей! - зловеще прошипел он. - Три дня и три ночи колодцы Мулгора будут наполнены кровью, приближая время великой скорби! - злобное шипение Ракхара постепенно переросло в оглушающий яростный рёв. - Зрячий не отличит свет от тьмы, воин примет союзника за врага, и праведники осквернят могилы своих предков!

Ракхар сделал ещё шаг, и отшвырнул здоровенного таурена, словно маленького щенка. Тайюка, уже захрипевший от недостатка воздуха, выбил напрочь входную дверь, и вылетел из комнаты, загремев на лестнице где-то в районе первого этажа таверны. После этого Ракхар вдруг остановился, как-будто его кто-то выключил, и рухнул на пол, как подкошенный.

- Грон'Кир! - крикнул я орку. - Следи за ним! Если шевельнётся - отруби ему голову!

Я выскочил из комнаты, и бросился вниз. Тайюка уже поднялся с пола и, держась за стену, смотрел на меня мутными глазами. Его слегка пошатывало, но серьёзных повреждений, кажется, у него не было.

- Ты как, дружище? - спросил я таурена.

- Нормально, - ответил Тайюка, помотав головой. - Где этот монстр?

- Без сознания. Грон'Кир за ним присматривает. А что он тебе в комнате сказал?

Тайюка нахмурился, а его кулаки сжались так, что хрустнули суставы.

- Он повторил слова моей матери. Как он узнал?! И почему колодцы Мулгора будут наполнены кровью?!

- Спокойно, дружище, скоро мы всё узнаем.

Мы поднялись обратно в комнату, где Грон'Кир со своим топором в руках сторожил находящегося в бессознательном состоянии Ракхара.

- Я вам говорил! - воскликнул орк. - Это демон, его надо убить!

- Подожди, - сказал я. - Ты уже пытался это сделать, и ничего хорошего из этого не вышло. Сперва мы всё выясним, а потом доложим вождю о результатах, и он уже решит, что делать дальше.

- Озгурд, а мы сможем всё выяснить? - волнение орка просто захлёстывало его. - Что мы будем делать, когда он очнётся? Он же передавит нас, как детёнышей скорпида. Надо убить его сейчас, пока есть возможность.

- Успокойся, Грон'Кир! Мы не будем никого убивать! Пока не будем. А вот заковать его в железо стоит. Так надёжней будет.

- Правильно, - поддержал меня таурен. - Я очень хочу знать, что он имел в виду, когда говорил о колодцах Мулгора.

- Вот что, друзья мои, - проговорил я. - Раз уж мы оказались в одной команде, давайте обсудим наше положение. Есть приказ вождя - разобраться в том, что происходит. А происходит у нас следующее. Уничтоженный клан орков - раз, погибшая очень странной смертью шаманка Чёрного Копья - два, внезапно сдохшие свиньи на фермах - три, Ракхар - четыре. Допустим, что Ракхар демон, и гибель клана - его рук дело, но... Странный он какой-то демон. Я провёл с ним неделю, и всё это время он мне казался безобидным дурачком.

- Но неужели ты не замечал ничего необычного? - воскликнул Грон'Кир.

- Замечал, - после недолгих раздумий ответил я. - Много чего замечал, только не знал, как это истолковать.

- Но теперь-то ты веришь, что он демон?

- Да, приходится верить. Только Гаррош Адский Крик рассмеётся нам в лицо, если мы придём к нему, и скажем, что поймали демона. Мы должны представить вождю доказательства вины Ракхара, а не голословные обвинения. А вдруг Ракхар больше не проявит себя, как демон, что тогда? В лучшем случае над нами посмеются...

- Но что же нам делать?

- Нам нужно выяснить всё про этого демона - кто он такой, зачем сюда явился, и как его победить.

- Кто он такой, - задумчиво повторил Грон'Кир. - Он же называл тогда своё имя. Вор... Нет, Вар... Варгалор! Я вспомнил, его зовут Варгалор!

- Ну, уже кое-что, - сказал я. - Мы уже знаем его настоящее имя. И это имя я слышу впервые.

Мы ещё долго обсуждали наши дальнейшие планы, пока нас не прервала рассерженная Нуфа. Нам пришлось починить сломанную дверь, и принести свои извинения. Затем мы отнесли Ракхара к кузнецам, которые без лишних вопросов заковали его руки и ноги в железные кандалы, соединённые между собой толстой цепью. Нам тогда казалось, что эта мера предосторожности сможет оградить нас от возможных сюрпризов со стороны Ракхара. Мы сильно ошибались, но поняли это немного позже.

А пока, орк Грон'Кир, таурен Тайюка и закованный Ракхар, стояли на посадочной площадке башни для дирижаблей, отбывающих в Громовой Утёс. Я же в это время выходил из крепости Громмаш, куда заходил, чтобы доложить Гаррошу Адскому Крику о ходе расследования и плане дальнейших действий. Вождь ничего не имел против нашей поездки в Мулгор, только приказал поторопиться с поисками причин происходящих неприятностей. Гаррош даже пообещал прислать ещё кого-нибудь в помощь, чему я был весьма рад.

Попрощавшись с вождём, я дошёл до лифта, и ступил на подъёмную платформу. А когда она пошла вверх, рядом со мной мелькнула смутная тень, и в двух шагах от меня возникла фигура человека. Я моментально выхватил кинжалы, и приготовился к бою, но человек вытянул вперёд руки, показывая мне, что в них нет оружия.

- Твоё имя Изенделл? - тихо спросил он.

- Так меня звали раньше, - удивлённо ответил я. - Кто ты? Что тебе нужно?

Не говоря ни слова, человек достал из-за пазухи бумажный свиток, передал мне, и пропал так же неожиданно, как и появился. В этот момент платформа достигла верхней точки пути, и я направился к стоянке дирижаблей, на ходу разворачивая бумагу. В свитке знакомым почерком было написано:

"Здравствуй, отец, да продлит Элуна твои дни! Спешу тебе сообщить, что обстоятельства и воля Его Величества Вариана Ринна заставляют меня просить тебя о встрече сейчас, а не через год, как мы условились. Мы с Ароссо будем ждать тебя с восточной стороны Великих Врат, на границе Степей и Мулгора. Мэллон."

Глава 7. Свадьба, пламя, две сестры

Громовой Утёс встретил нас необычной тишиной, хотя время было не такое уж и позднее. Мы сошли с дирижабля, сопровождаемые удивленными взглядами часовых. Конечно, Тайюка со скованным Ракхаром на плече вызывал удивление, но мы не стали никому ничего объяснять. Объяснение получила лишь мать Тайюки, когда мы такой толпой завалились в ее дом. Эта тауренка оказалась весьма приветливой и добродушной. Она сразу же накормила нас ужином, а до сих пор не пришедшего в сознание Ракхара уложила возле горящего очага.

- Почему так тихо здесь? - поинтересовался Тайюка, с аппетитом уплетая яблочный пирог.

- Так нет никого в городе, - последовал ответ. - Все на свадьбе Райла и Сарсы.

- Ого! - воскликнул Тайюка. - Тихоня Райл решил жениться!

- Вот тебе и тихоня! Первую красавицу Мулгора отхватил, а ты до сих пор за ум не взялся.

- Мама! Ну некогда мне, дел очень много.

- Ох уж эти твои дела, - добродушно проворчала тауренка. - Я уж и мечтать перестала, что с внуками буду возиться. Сходи уж, поздравь приятеля. Может быть, невесту себе там высмотришь.

- Да мы бы сходили, но нам этого сторожить надо, - Тайюка кивнул головой в сторону Ракхара.

- Ничего, я присмотрю за ним. Никуда он в этих цепях не денется.

Тайюка вопросительно посмотрел на меня. А я в тот момент и предположить не мог, что закованный в цепи и неподвижный Ракхар, способен на очередной сюрприз. Получив обещание, что мать Тайюки попросит кого-нибудь из городской охраны почаще проходить возле ее дома, мы вышли на улицу и направились к подъемникам.

Внизу нам предстало удивительное зрелище. Я впервые наблюдал свадьбу тауренов и был восхищен этим торжеством. С высокого холма неторопливо спускалась длинная процессия, освещенная множеством горящих факелов. В вечернем сумраке все это выглядело настолько завораживающе, что я забыл обо всем на свете. Процессия двигалась в тишине, которую нарушал лишь шелест травы под легким дуновением ветерка. Жених с невестой шли впереди и на их лицах я видел выражение какого-то спокойного счастья. Не было никаких радостных воплей, не было бурных проявлений восторга, но от этой неторопливой процессии шла такая сильная волна добра, что даже дикие звери замирали на месте. Стараясь не нарушать торжества, мы присоединились к колонне и двинулись следом за всеми. Вскоре мы вышли с холмов на ровную местность, где стояло множество столов с праздничным угощением. Процессия остановилась, а жених с невестой, взявшись за руки, сделали несколько шагов вперёд.

- Ветер Мулгора в эту ночь тих и ласков, - раздался голос одного из вождей тауренов. - А звезды светят ярко, освещая путь молодым. Души наших предков одобряют и благословляют новый союз, заключенный между Райлом и Сарсой. Так пусть же ничто не омрачит этого союза и да хранит вас Мать-земля!

В тот же миг в усеянное звездами небо взметнулись десятки разноцветных огней. Под шум фейерверков все присутствующие принялись поздравлять молодоженов и желать им всего самого лучшего. Тайюка также поздравил своего соплеменника, а затем ненадолго украл его у всех и подвел ко мне и Грон'Киру.

- Есть серьезный разговор, дружище, - сказал Тайюка. - Только пока никому не рассказывай о нем. Познакомься сперва с моими друзьями. Это Озгурд, это Грон'Кир. Мы все здесь по заданию Гарроша Адского Крика.

- Друзья мои! - перебил Тайюку Райл. - А ваше задание не может подождать до утра? Все-таки у меня свадьба!

- Всего несколько вопросов, - я поспешил успокоить таурена. - Это не займет много времени. Скажи, не случалось ли здесь в последнее время чего-нибудь странного и необычного?

- Нет, я не помню ничего такого, - ответил Райл. - Хотя...

- Что?! - в один голос воскликнули мы втроем.

- Вчера один из наших заметил у Великих Ворот двух женщин Альянса. Точнее, это были ворген и ночная эльфийка. Но когда мы пошли их искать, то не нашли даже следов.

- Да, в самом деле странно, - задумался Тайюка. - Чего им тут надо было?

- Чего или кого, - я сам не заметил, как сказал внезапно мелькнувшую мысль вслух.

- Что ты имеешь в виду? - спросил Грон'Кир.

Ответить ему я не успел, так как среди гостей возникла паника, сопровождаемая криками "Пожар!" и "Громовой Утес горит!". На большой высоте, где располагался город, действительно было видно красно-желтое зарево. Оно пульсировало и меняло оттенки, а если хорошо приглядеться, то можно было увидеть клубы дыма.

- Мама! - диким голосом закричал Тайюка и рванулся к подъемникам.

- Я убью этого демона, даже если мне придется сдохнуть! - зарычал Грон'Кир, бросаясь за тауреном.

Мне не оставалось ничего другого, как последовать за друзьями. Нам повезло добежать до подъемников первыми и, поднимаясь вверх, мы видели, как внизу мгновенно скопилась толпа гостей со свадьбы. Минуту спустя мы были уже в городе. Громовой Утес пылал. Но это было ещё полбеды. Везде слышался лязг стальных клинков и со всех сторон неслись крики и стоны умирающих. На ходу выхватывая оружие, мы бежали к дому матери Тайюки, а я все меньше и меньше понимал, что происходит. Судя по всему, на Громовой Утес было совершено нападение, но кем? В этот момент я не видел никого кроме тауренов и других представителей Орды. Где враг? И тут, в свете горящих домов до меня дошло, что никакого врага нет. Таурены убивали друг друга! Убивали и поджигали дома! От внезапно прояснившейся картины происходящего я на секунду даже замедлил бег. И тут же из догорающего рядом дома прямо на меня выскочил дымящийся таурен с огромной булавой, усеянной острыми шипами. Его глаза горели безумием и какой-то звериной яростью. Тайюка с Грон'Киром убежали на добрый десяток шагов вперед и не видели, как обезумевший здоровяк взмахнул оружием и бросился на меня. Булава просвистела в дюйме от моей головы и если бы я не увернулся, то от нее вряд ли что-то осталось бы. Все это мне совершенно не нравилось. Я никогда бы не поднял руку на союзника, но сейчас мне грозила реальная опасность, от которой надо было срочно избавляться. Увернувшись от очередного удара, я рванулся к таурену и вонзил один из кинжалов ему в руку. Мне казалось, что боль должна вернуть его в чувство, но я сильно ошибался. Таурен не чувствовал боли. Не издавая ни звука, он занес булаву над головой и шагнул вперед.

- Остановись! Что ты делаешь?! - закричал я.

Внезапно рядом мелькнула чья-то тень и в безумного таурена с разгона врезался вернувшийся Грон'Кир. Он отбил своим топором удар булавы и следующим взмахом снес безумцу голову. Тот рухнул на землю, исторгая из себя фонтаны крови, а я вздохнул с облегчением.

- Ты вовремя подоспел, Грон'Кир!

- Потом поблагодаришь, - ответил орк. - Сперва с остальными надо разобраться.

- А где Тайюка?

- Он побежал дальше, к матери.

Мы бросились догонять нашего товарища и вскоре увидели его, идущего нам навстречу. Он бережно поддерживал свою мать, которая была очень напугана и подавлена.

- Что тут произошло? - спросил я, когда мы подбежали ближе.

- Они... Они все сошли с ума, - тауренка дрожала от страха. - Вся охрана города обезумела.

- А Ракхар? Что с Ракхаром?

- Зачем вы его привели в мой дом? Зачем вы вообще его сюда привезли? Он порождение зла! Он само зло!

- Где он?

- Я не знаю, он ушел. Остановите его или многие пострадают.

Выяснять, как смог уйти Ракхар, не было времени. Оставив Тайюку с матерью, мы с Грон'Киром бросились на поиски беглеца, который, вне всякого сомнения, был виновником всего этого кошмара. В городе уже суетились участники свадебного торжества. Одни небольшими группами отлавливали обезумевших тауренов, другие занимались тушением пожаров, но никто из них нигде не видел Ракхара. Мы безрезультатно обежали весь Громовой Утес, когда вдруг я вспомнил короткий разговор с тауреном Райлом.

- Стой! - крикнул я Грон'Киру. - Мы впустую тратим время, его нет в городе.

- Где же он? - спросил орк.

- Я думаю, что он пошел к Великим Вратам. Помнишь, Райл говорил о странном появлении двоих из Альянса? А то, что произошло в таверне Нуфы, помнишь? Демон сказал, что две части единого целого объединятся с третьей, а колодцы Мулгора наполнятся кровью. Мне кажется, что мы сами привели его на встречу с такими же, как он.

- Так чего мы ждем? Надо догнать его, пока он не нашел свою нечисть!

И вновь мы бросились в погоню за существом, которое грозило всем нам большими бедами. Я уже начинал мысленно поддерживать Грон'Кира в его желании убить Ракхара. И неважно, чего нам будет это стоить, лишь бы избавить Азерот от этого монстра. Уже начинался рассвет, когда мы спустились с высоты Громового Утеса и бегом направились в сторону Великих Ворот. Я не знаю, сколько миль мы пробежали, пока не свалились от усталости, но так никого и не встретили на пути. Я лежал на траве и слышал, как рядом тяжело дышит Грон'Кир. Этот орк скорей согласился бы сразиться с десятком вооруженных до зубов врагов, чем бегать на длинные дистанции. В тот момент во мне начали зарождаться сомнения в правильности выбранного направления. Я даже ощутил некоторую досаду на самого себя. Мало ли что взбрело мне в голову насчет каких-то двух мифических сообщников Ракхара! И у Великих Ворот в Мулгоре мог появиться кто угодно и представители Альянса в том числе. Но где же тогда нам искать беглеца? Куда он мог пойти, а самое главное для чего? Я настолько погрузился в мысли, что не сразу увидел, как Грон'Кир машет мне руками и куда-то показывает. Я поднялся с травы и взглянул в указанном направлении. Далеко в небе, на большом расстоянии от земли кружили две маленькие точки. Они летали над одним местом и, похоже, чего-то ждали. Чего-то или кого-то.

- Где они, там и он, - проговорил мой спутник. - Пошли, посмотрим какого цвета у них кишки.

Мы двинулись вперед, обсуждая по пути наши действия во время возможного боя. Но чем ближе мы подходили, тем сильней я сомневался в том, что мы увидели сообщников Ракхара. В небе над нами летали два ветрокрыла с седоками на спинах. Но Альянс не летает на ветрокрылах! Нам оставалось преодолеть небольшой холм, чтобы оказаться прямо под ними, когда Грон'Кир вдруг бросился на землю и сделал мне знак последовать его примеру. Орк приложил палец к губам, призывая соблюдать тишину, а сам подполз к вершине холма и уставился куда-то вперед. Когда я приблизился к нему, мне открылось интересное зрелище. Внизу, на склоне холма стоял Ракхар. В шаге от него находились женщина и ночная эльфийка. В абсолютной тишине эта троица сверлила друг друга взглядами, словно общаясь при помощи одних только мыслей. Внезапно вся эта троица хором взвыла от ярости, после чего Ракхар упал на траву в сильнейших судорогах. Он кричал и стонал, впивался руками в землю, выдирая целые комья, а затем затих и замер без движения. Стоявшая рядом женщина пристально взглянула на ночную эльфийку и через мгновение преобразилась в воргена. А еще через несколько секунд они просто растворились в воздухе, оставив в одиночестве лежащего на траве Ракхара. Подождав пару минут, мы с Грон'Киром поднялись на ноги и осторожно приблизились к нашему беглецу.

Мелькнувшие по земле тени, заставили нас схватиться за оружие, но тревога оказалась ложной. Парящие в небе ветрокрылы снизились и перед нами предстали две эльфийки крови с весьма впечатляющим вооружением. Еще одно обстоятельство показалось мне забавным - эльфийки были похожи, как две капли воды, хотя одна из них выглядела немного постарше другой.

- Простите, - сказала старшая. - Не было ли с вами таурена и закованного в цепи пленника?

- Возможно, - ответил я. - А какой у вас интерес в этом деле?

- Мое имя Валадриэль, - представилась эльфийка. - Со мной моя младшая сестра Лианзора. Нас прислал вам в помощь Гаррош Адский Крик.

- Вождь прислал вас? - недоверчиво спросил Грон'Кир. - А покрепче никого не нашлось?

Валадриэль с легким холодком взглянула на орка и усмехнулась.

- Ты будешь удивлен, - ехидно проговорила она. - Когда узнаешь, что я убила больше врагов, чем ты раздавил мелких букашек за всю свою жизнь.

Побагровевший от гнева Грон'Кир едва успел сорвать с пояса топор, как ему в лицо уже смотрел ствол винтовки Валадриэли, а Лианзора с молниеносной быстротой выхватила изящный двуручный меч и приняла боевую стойку.

- Эй, хватит! - вмешался я. - Извините моего друга, он не хотел вас обидеть. Просто мы тут такого насмотрелись, что уже нервы у всех на взводе.

- Простите и вы меня, - Валадриэль опустила оружие. - Я тоже была неправа.

Все наконец-то успокоились и отвлеклись от неприятной темы, чему очень поспособствовал пришедший в сознание Ракхар. Он зашевелился, негромко застонал и перевернулся на спину. Его открытые глаза не излучали никакого зла и напоминали о прежнем Ракхаре, но все-таки что-то изменилось в его взгляде. Это почувствовал не только я, но и Грон'Кир, который сперва вновь потянулся к своему топору. Рука орка замерла в дюйме от рукоятки оружия, а он сам удивленным голосом сказал:

- Ракхар?

- Убейте меня, - последовал ответ. - Он скоро вернется.

И тут я понял, что изменилось в его взгляде. В нем больше не было слабоумия. Ракхар смотрел на всех вполне осмысленно, вот только в его глазах было столько боли, что я внутренне содрогнулся.

- Ты... Ты узнаешь нас? - мой вопрос наверно прозвучал глупо, но в тот момент я просто не знал, что сказать.

- А куда ушли те, кто недавно были тут с тобой? - спросил Грон'Кир.

- Я не знаю. - Ракхар сел на земле и закрыл лицо руками. - Но они скоро вернутся.

- Возможно, мы знаем, куда они ушли, - переглянулась с сестрой Валадриэль. - Кажется, их ждали за Великими Воротами.

- Кто ждал?! - в один голос воскликнули мы с Грон'Киром.

- Мы видели с высоты еще троих из Альянса. Там, за Воротами чего-то ждут человек, дренейка и ночной эльф. И с ними какой-то зверь, кажется, ледопард.

- Они уже здесь! - обрадовался я. - Они пришли!

Одолжив у одной из сестер ветрокрыла, я велел всем двигаться в сторону Великих Ворот, а сам полетел туда же, навстречу своему сыну и старому другу.

Глава 8. Призыв к мести

Штормград, за два часа до рассвета...

Теплая летняя ночь располагала к размышлениям. Легкий ветерок, проникая в открытое окно, приятно обдувал лицо короля. Вариан Ринн перевернулся на спину и протянул руку к стоящему рядом с кроватью кувшину с яблочным сидром. Несколько глотков прохладного напитка окончательно прогнали сон, побудив короля вылезти из постели и подойти к открытому настежь окну. Накануне вечером Генн Седогрив, высказавший в беседе свое мнение о подрастающем поколении, заронил в душу Вариана Ринна мысль не только о молодежи Альянса, но и об ответственности отцов. Андуин... Каким он будет королем и хочет ли он вообще им быть? Что на самом деле творится в голове молодого принца?

Вариан Ринн вздохнул, отошел от окна и выпил еще немного яблочного напитка. Скоро рассвет. Ложиться в кровать уже не было никакого смысла и король, облачившись в свою повседневную одежду, сделал шаг к входной двери. И в следующий же миг за ней послышался топот ног, грозный окрик охраны и голос командующего гарнизоном Штормграда:

- Пропустите к королю! Немедленно!

Вариан Ринн распахнул двери и вышел из комнаты.

- Генерал Хаммонд Клэй, - сказал он. - В чем дело?

- Ваше Величество, - генерал был сильно взволнован. - Орда в Златоземье!

- Так поднимайте гарнизон по тревоге, чего вы ждете?

- Уже, Ваше Величество.

За несколько часов до этого. Элвиннская дорога...

Патруль из пятнадцати солдат во главе с лейтенантом Мирионом Тайсом, выехал из главных городских ворот и направился по своему обычному маршруту. Ночные звезды и несколько факелов освещали Элвиннскую дорогу, которая в этот час была абсолютно пустой. Разбойники и всякое отребье, промышлявшее в Элвиннском лесу, не появлялись на этой дороге уже давно. Но, как рассуждал лейтенант Тайс, необходимость в постоянном патрулировании была высока, ибо только регулярные патрули могли обеспечить хоть какую-то безопасность. И вообще, неплохо было бы раз в месяц шерстить территорию вокруг Штормграда усиленными рейдами. Тогда все местное население вздохнуло бы свободно. Мирион Тайс не понимал, как до этого не додумались ни генерал Хаммонд Клэй, ни сам король Вариан Ринн. Лейтенант твердо решил в свободное от службы время явиться к командующему гарнизоном Штормграда с докладом о своих соображениях. А если генерал не оценит рвение молодого лейтенанта, то король-то уж наверняка это сделает.

Среди солдат патруля раздался смех. Мирион Тайс неодобрительно взглянул на смеющихся, но говорить ничего не стал. Демон с ними, пусть обсуждают свои гулянки в тавернах, да девиц, которые там постоянно отираются. Хотя, конечно, дисциплину надо бы подтянуть, ведь строгого командира солдаты уважают больше, чем какого-нибудь размазню. Впрочем, приструнить стоило не всех. Лейтенант посмотрел на едущего на вороной кобыле рядового Гриза Хоффа. Вот это хороший солдат! Уже в годах, немногословен, исполнителен. Хорошо несет службу, правда, абсолютно без фантазии. Поэтому и не станет никогда офицером. Лейтенант Тайс уже хотел слегка прикрикнуть на болтающих солдат, как вдруг впереди показалась телега, запряженная парой лошадей. Патруль подъехал поближе, и Мирион скомандовал ночным путешественникам:

- А ну, стоять! Кто такие, куда направляемся?

В телеге было два человека - пожилой мужчина и молодой парень, а сама телега была под завязку нагружена какими-то мешками. Управлявший лошадьми старик остановил повозку и прищурился, стараясь разглядеть звание Мириона.

- Из Златоземья мы, господин лейтенант. Со мной мой сын, мы везет травы на аукцион в Штормград.

- А почему ночью? - Тайс постарался придать голосу как можно больше строгости.

- Так это... Сами понимаете, господин лейтенант, днем там не протолкнуться, а мы как раз к открытию и дотащимся.

Мирион спрыгнул с коня и подошел к телеге.

- А ну, развяжи-ка вот этот мешок, - он ткнул пальцем в первый попавшийся.

- Сынок, покажи господину лейтенанту, да поживее.

Молодой парень потянулся к указанному мешку, быстро развязал его и наклонил к свету факелов.

- Сребролист, - сказал Мирион. - Все в порядке, проезжайте. Удачной торговли.

- Спасибо, господин лейтенант, и вам удачи.

Лейтенант забрался на своего коня, и патруль продолжил свой путь. Теперь уже солдаты обсуждали не гулянки с девицами, а цены на аукционе и всю экономику Штормграда. До Златоземья осталось меньше мили. Там патрульные немного отдохнут, перекусят и двинутся обратно.

Лейтенант Тайс уже представил себе стаканчик подогретого легкого вина и пару свиных ребрышек, когда ему неожиданно пришлось приложить все усилия, чтобы не рухнуть с внезапно вставшего на дыбы коня. Вслед за этим все патрульные лошади начали хрипеть и испуганно ржать, как будто учуяли вблизи опасного хищника. Мирион с трудом успокоил своего коня и крикнул подчиненным:

- Всем быть предельно внимательными! Возможно, рядом дикий зверь!

Отряд проехал еще совсем немного, и все повторилось вновь. Лошади были настолько испуганы, что всадники никак не могли заставить их идти вперед. Конь Мириона опять встал на дыбы, рванулся в сторону и на этот раз лейтенант в седле не удержался. Он грохнулся в дорожную пыль, но почти сразу же поднялся, держась за ушибленное плечо. Мирион хотел опереться о стоящее у дороги дерево и перевести дух, но через секунду замер на месте, ощущая, как волна ужаса парализует его с головы до ног. Его взгляд был прикован к толстой ветке дерева, на которой, слегка покачиваясь, в веревочной петле висела ночная эльфийка. Ее голова склонилась вбок, как это обычно бывает, когда у повешенных под тяжестью тела ломается шея. А глаза... Глаза эльфийки горели красным светом и смотрели прямо на Мириона осмысленным взглядом. Лейтенант почувствовал, что если он не двинется с места, то просто умрет от страха. Диким усилием он попытался шевельнуться, но единственное, что у него получилось - это издать сиплый звук, не похожий ни на крик, ни на стон. В следующее мгновение он заметил, как из леса к нему рванулось нечто похожее на огромного волка. Отсеченная страшным ударом когтистой лапы голова лейтенанта Мириона Тайса, в секунду угасающего сознания успела увидеть, как повешенная эльфийка вытащила из-за пояса кинжал и перерезала стянувшую горло веревку...

Полдень, место происшествия...

Половина Штормградского гарнизона оцепила место ночной резни, едва сдерживая обезумевшее от ярости местное население. Крики толпы становились все откровенней и злее, терпение народа таяло прямо на глазах.

- Куда смотрит король?! - неслось отовсюду.

- Наших солдат убивают на своей земле!

- Мой сын служит в королевской гвардии! Завтра он будет следующим?!

Вариан Ринн стоял в центре оцепления и мрачным взглядом смотрел на Хаммонда Клэя. Генерал нервно сжимал и разжимал пальцы рук, не зная куда их девать.

- Господин генерал, - проговорил король. - Кто вам сказал, что это сделала Орда?

Хаммонд Клэй махнул одному из солдат и тот подвел к нему щуплого паренька.

- Расскажи королю, что ты видел.

- Ваше Величество, - парню было явно не по себе. - Мы с отцом встретили этот патруль ночью, когда везли травы на продажу. Офицер осмотрел наши мешки и отпустил нас. Мы поехали дальше, но у нашей повозки слетело колесо. Мой отец стар, а у меня не хватило сил, чтобы приподнять нагруженную телегу. Мы не смогли поставить колесо на место, и отец велел мне взять одну лошадь и скакать вслед за патрулем. Мы хотели попросить двух сильных солдат помочь нам, но...

Паренек всхлипнул и шмыгнул носом.

- Когда я увидел растерзанные трупы, я чуть не умер от страха. Я не помню, как вернулся к отцу, а он послал меня в Штормград. Я рассказал все первому стражнику и тот сразу отвел меня к генералу Клэю.

- Ты видел Орду? - спросил Вариан Ринн.

- Нет, Ваше Величество, но кто же еще мог так зверски убить целый отряд солдат?

- Вот именно, кто? - едва слышно пробормотал король. - Хорошо, ты можешь идти.

Вариан Ринн еще раз оглядел разбросанные останки солдат и ощутил, как гнев начинает закипать где-то внутри него.

- Что показал осмотр этого места?

- Ничего, Ваше Величество, кроме пары весьма странных моментов. На дереве висит обрезанная веревка, а на останках некоторых тел мы обнаружили волчью шерсть.

Король вздрогнул и пристально посмотрел на генерала.

- Вы думаете, что это сделали волки?

- Простите за прямоту, Ваше Величество, но это полный бред. Сколько нужно волков, чтобы убить пятнадцать вооруженных и обученных солдат?

- Эх, Ароссо, где же тебя носит?

- Простите, Ваше Величество?

- Не обращайте внимания, господин генерал, эти слова относились не к вам.

В это время возле линии оцепления появилась небольшая группа, в состав которой входили почти все народы Альянса. Лидер группы – человек вооруженный мечом и кинжалом, поднял руку и призвал разъяренную толпу к порядку.

- Братья и сестры! – крикнул он. – Для чего вы здесь собрались, чего хотите от нашего короля?

- Справедливости! – ответил кто-то из народа.

- И мести! – добавил другой.

- Орда убила наших солдат! Мы не хотим вечно жить в страхе! Кто нас защитит, если сами солдаты не смогли противостоять этим мерзавцам?

Лидер группы вновь поднял руку, прося тишины.

- Кто вас сможет защитить, спрашиваете вы? Я скажу вам, кто! Это вы сами, ибо никто кроме вас этого не сможет! Армия Альянса и король Вариан Ринн заняты слишком важными делами, им некогда заботиться о простом народе! Но нам не первый раз приходится брать в руки оружие, чтобы оградить себя от посягательств на нашу свободу и право на жизнь без страха! Вы хотите мести? Мы поможем вам в этом! Если у вас есть оружие, берите его и присоединяйтесь к нам! Если у вас его нет, мы дадим вам его! Через неделю мы соберемся на этом месте вновь, готовые к бою, а пока мы объедем Дарнас, Экзодар и Стальгорн и везде огласим наш призыв к отмщению! А теперь расходитесь по домам, король вас все равно не слышит!

Вариан Ринн обернулся и взглянул в сторону толпы.

- Почему они так шумят? – спросил он.

- Они хотят мести, - ответил генерал Хаммонд Клэй . – Они собираются напасть на Орду.

- Безумцы! – воскликнул король. – Они все погибнут. И самое страшное, что я не могу им помешать…

Глава 9. Курс на Запределье

Южные Степи, за два часа до полуночи…

Мне стоило большого труда не дать разгореться конфликту, когда мои друзья из двух враждебных лагерей встретились у Великих Ворот Мулгора. Кое-как я их успокоил, убедив в том, что в данный момент мы делаем одно дело и преследуем общую цель. Честно говоря, до меня самого это не сразу дошло, но, анализируя рассказ Ароссо о событиях в Штормграде, я окончательно убедился, что демон Варгалор действует не один. У него есть сообщники, и они пакостят по всему Азероту.

- Друзья мои! - сказал я, обращаясь ко всем. - Я понимаю, что вам трудно вот так сразу принять общество враждебных народов, но сейчас особая ситуация. Я уверен, что в наш мир пришел враг, против которого мы просто обязаны объединиться, иначе никто из нас не выживет. Я имею в виду не присутствующих здесь, не нас с вами. Я говорю о народах Орды и Альянса. Я имею в виду весь Азерот в целом. И если сейчас мы поубиваем друг друга, то тогда нам не стоило и рождаться в этом мире, потому что он все равно скоро перестанет существовать. Или изменится до такой степени, что мы просто не сможем в нем жить.

Я видел, как в тот момент боролся с самим собой Грон'Кир. Его глаза исторгали лавину сомнений и подозрений, а руки непроизвольно тянулись к топору. Хвала богам, он победил сомнения одним из первых, заставив меня вздохнуть с облегчением. Мне предстояло еще объяснять все Тайюке, который до сих пор не вернулся из Громового Утеса, но с ним не должно было возникнуть никаких проблем. Этот здоровенный таурен являлся воплощением спокойствия и благоразумия. Я бы не удивился, если бы он в будущем стал одним из вождей своего народа. Но до этого будущего еще надо дожить...

Вечер наступил быстро. Свет нашего костра отпугивал ночных зверей, которые изредка заявляли о своем присутствии криками и рычанием. Сидя возле спящего Ракхара, я наблюдал за остальными и удивлялся некоторым моментам нашей жизни. Еще вчера большинство из нас были заклятыми врагами, а теперь орк Грон'Кир жарил на костре убитого долгонога и угощал Ароссо и Мэллона. Валадриэль с Лианзорой с интересом слушали рассказ дренейки Заргааны об Экзодаре и о прошлом всего дренейского народа. Ледопард Ронго лежал возле ног Мэллона, щурился на пламя костра и шевелил ушами, прислушиваясь к окружающим звукам. Что заставляло нас воевать друг с другом? Почему нельзя жить по соседству и мирно существовать, не проявляя жестокости?

Мои размышления прервал громкий хохот Грон'Кира, смеющегося над какой-то шуткой Ароссо. А паладин уже откуда-то вытащил флягу с ромом, сделал пару глотков и передал собеседнику.

- Вот скажи ты мне, - говорил орк. - Твой молот, чем он лучше в бою моего топора?

- Как это чем? - удивлялся Ароссо. - Его не надо точить и он достаточно тяжелый. Видишь эту флягу? Я могу в один миг смять ее в лепешку.

- Пфф, - фыркнул Грон'Кир. - А мой топор легче твоего молота и требует заточки. Но он со свистом рассекает воздух и в моих руках двигается быстрее молнии.

- Нет ничего лучше хорошего арбалета! - заявил Мэллон. - Пока вы друг друга ласкаете топорами и молотами, я вас обоих застрелю со ста шагов!

Мой смех утонул в громовом хохоте орка и человека. Они так хохотали, что перешедшие на вопросы моды, Валадриэль, Лианзора и Заргаана, отвлеклись от своей беседы.

- Что это вы развеселились? - поинтересовалась Валадриэль. - Мы тоже хотим посмеяться.

- А я бы еще кусочек жареного мяса съела, - сказала Лианзора.

- Ради всех богов! - воскликнул Грон'Кир. - Мяса тут всем хватит.

Орк схватил свой топор, отрезал кусок и протянул эльфийке.

- Вот видишь, - довольно сообщил он паладину. - Еще одно преимущество топора. Своим молотом ты ничего не отрежешь!

Внезапно вскочивший и зарычавший ледопард Ронго заставил всех взяться за оружие, но тревога оказалась ложной. В темнеющем небе мелькнула тень, затем послышалось хлопанье крыльев ветрокрыла, и через мгновение в десяти шагах от костра приземлился таурен Тайюка. Как я и предполагал, он довольно-таки спокойно отнесся к присутствию представителей Альянса, хотя сперва повел себя настороженно.

- Какие новости? - спросил я таурена.

- Пожары потушены, - ответил тот. - Городские стражники пришли в себя. Они в ужасе оттого, что совершили. Один даже пытался сброситься с подъемника вниз, но был вовремя остановлен. Никто ничего не понимает, все говорят, что кто-то завладел их разумом. Они просто себя не контролировали.

- А твоя мать что-нибудь рассказала?

- Да. Она видела, как в дом зашел один из стражников и кузнечным инструментом расковал Ракхара. А потом этот демон снятыми цепями задушил своего освободителя. После этого и начались пожары и убийства. Но это еще не все.

- Не все?

- Я думаю, что это только начало. Все колодцы вокруг Громового Утеса забиты растерзанными трупами тауренов, диких животных и птиц. Мои соплеменники не верят в демонов. Они считают, что это дело рук Альянса. Час назад был отправлен гонец в Оргриммар. Он везет вождю сообщение с требованием провести операцию возмездия.

- Вы не улавливаете связи? - вмешался в разговор Ароссо. - Тоже самое происходит в Штормграде. Пропадают люди, а потом их находят мертвыми, растерзанными, либо утопленными. Мы-то с вами догадываемся, кто виновник всех этих дел, но наши народы обвиняют друг друга. Вам не кажется, что нас подталкивают к полномасштабной войне?

- Мне кажется, что нам пора разбудить нашего общего "друга", - сказал я, глядя на спящего Ракхара.

Через минуту он уже сидел на земле, растерянно моргая сонными глазами.

- Ракхар, - спокойно, чуть ли не ласково обратился я к нему. - Давай-ка поговорим на очень неприятную тему. Скажи нам, ты помнишь свои действия, когда в тебя вселяется этот демон?

- Я ничего не помню, - покачал головой Ракхар. - Но я чувствую и вижу его. Мне известно, чего он добивается.

- Чего же?!

- Осквернить меня.

- Как осквернить? Для чего?

- Чтобы полностью завладеть мной, он каждый раз пытается внушить мне, что убийство не грех. Он хочет, чтобы я желал власти над теми, кто со мной рядом.

- А что будет, если демон завладеет тобой полностью?

- Он соединится в одно целое с двумя другими своими частями и станет намного сильнее. Но он пока не может...

- Я понял! - крикнул Грон'Кир. - Он же раньше слабоумным был. Сидел себе под солнцем, слюни пускал. Откуда ему знать, что такое убийство и жажда власти? Он же в душе безгрешен, как младенец. А этот демон, похоже, допустил ошибку - не в того вселился. Он думал, что завладеть слабоумным просто, но ему нужна развращенная душа. И с этим у него возникли проблемы, поэтому он и хочет осквернить Ракхара.

- А как он избавился от слабоумия? - спросил Мэллон. - Он что, поумнел за один день?

- Скорей всего, здесь тоже не обошлось без козней этого упыря, - проворчал Грон'Кир.

- Так, стоп! - сказал я. - Теперь понятно, почему Варгалор появляется лишь периодически. Но где он сейчас? И куда пропадает Ракхар, когда приходит демон?

- Скоро он придет навсегда, а пока мы только меняемся местами.

После этих слов наступила гробовая тишина, которая нарушалась лишь треском горящих в костре дров. Все словно по команде окружили Ракхара плотным кольцом.

- Ты хочешь сказать, что знаешь место постоянного обитания этого демона?

- Я не знаю это место. Но я его вижу.

Ракхар начал описывать эту территорию, все больше и больше убеждая меня в том, что он говорит про Запределье. Его описания были слишком расплывчатыми и не позволяли точно определить место, но вариантов было не так уж много. Полуостров Адского Пламени. Долина Призрачной Луны. Круговерть Пустоты. Про одно из этих мест говорил Ракхар, но про какое именно? Все было слишком туманно. Но одно мы знали уже точно - демон Варгалор приходит из разрушенного мира, который когда-то назывался Дренор. И уничтожить демона мы должны были на его территории, до того, как он полностью завладеет Ракхаром. Решение было принято в тот же час - мы выдвигаемся в Запределье. Нам придется путешествовать по всем трем местам, которые примерно описал Ракхар, пока мы не найдем нужное. А дальше уже будем действовать по обстоятельствам. Оставался неясным один момент. Что делать, когда демон опять вернется? Все уже поняли, что связывать и заковывать в железо его бессмысленно, но выхода из ситуации никто не видел.

Ничего хорошего по этому поводу мы в тот вечер так и не придумали, но дежурить ночью решили по двое. Волей жребия, первому охранять сон товарищей выпало мне. Мэллон тут же вызвался дежурить вместе со мной, на что не последовало никаких возражений. Когда все улеглись, мы подбросили еще немного дров в костер и сели поближе к огню.

- Я уже давно хотел спросить тебя, сынок, - сказал я Мэллону, слегка улыбаясь. - Веришь ли ты в счастливые совпадения?

- Что ты имеешь в виду, отец?

- Ну, ты же не мог знать, что я в это время буду находиться в Мулгоре. Однако ты попросил встречи именно здесь, у Великих Ворот. Мне кажется, что это счастливое сов... Эй, что с тобой?

Я с некоторой растерянностью смотрел на сильно изумленного Мэллона.

- Отец, ты ничего не путаешь? Я не просил тебя о встрече.

Теперь настал черед удивляться мне.

- Не просил? Но ты послал человека с запиской!

Ответ Мэллона можно было при желании сравнить с внезапным ударом молота по голове.

- Отец, ни я, ни Ароссо никого к тебе не посылали! Это от тебя пришел гонец с просьбой о встрече!

Глава 10. Всеобщее безумие

Сумеречный лес, Темнолесье, полдень…

Хозяин таверны в Темнолесье был весьма доволен поваром, которого нанял несколько недель назад. Все посетители заведения в один голос расхваливали стряпню искусного кулинара, который всегда работал на совесть. Особенно хорошо у него получалось коптить рыбу, доставляемую из Северной Тернистой Долины. Стоило лишь жителям Темнолесья учуять запах копченой рыбы, как таверна наполнялась в тот же час. Любимое всеми блюдо улетало за считанные минуты, доставляя удовольствие абсолютно всем. Посетители набивали животы, хозяин - кошелек, а повар получал заслуженное поощрение и почет. Сегодня был понедельник - день, когда по договору рыбаки привозили очередную партию улова. Хозяин таверны довольно потирал руки в предвкушении наживы, а повар готовился к самой нелюбимой процедуре - чистке и потрошению рыбы.

Но в назначенный утренний час рыбаки не приехали. Не приехали они и к полудню. Хозяин таверны с озадаченным видом вышел на улицу и взглянул на дорогу. Дорога была пуста. Он зашел обратно и столкнулся с поваром, вид у которого был не менее озабоченным.

- Ну что, хозяин, сегодня готовим медвежатину вместо рыбы?

- Демон бы побрал этих лентяев! - угрюмо буркнул трактирщик. - Готовь медвежатину.

Но ничего готовить повару в этот раз не пришлось. Он уже направился было на кухню, как вдруг снаружи послышался бешеный стук копыт, а вслед за ним громкий крик:

- Бегите! Орда идет!

Прискакавшего всадника моментально окружила толпа, надеясь узнать подробности.

- Они идут из Тернистой Долины! - кричал покрытый дорожной пылью человек. - Их тысячи! Поторопитесь, иначе будет беда! Бросайте все, они уже близко!

Словно в подтверждение его слов, где-то рядом громыхнул взрыв. Паника, охватившая всех, в один миг наполнила маленький городок криками ужаса. Люди хватали в охапку детей и все самое ценное и бросались бежать по дороге, ведущей в Элвиннский лес. Кому повезло, тот улетел на грифоне или ускакал на коне, но таких были единицы. Около пятнадцати человек, имевших оружие и доспехи, сумели в кратчайшие сроки соорудить баррикаду на дороге, входящей в Темнолесье со стороны Тернистой Долины, чтобы хоть как-то задержать врага. Но этого оказалось слишком мало. Орда хлынула со всех сторон. Таурены, орки, тролли... Они появлялись на холмах, окружавших городок, они выбегали из-за домов, они шли напролом через наспех сделанную баррикаду. Малочисленные защитники Темнолесья были сметены в считанные секунды и так же быстро затихли их предсмертные крики. После этого город запылал. Было сожжено все, вплоть до самого маленького сарая. Те из жителей, кто не успел уйти и спрятался в домах, сгорали вместе со своими жилищами.

Уничтожив все на своем пути, потоки Орды потекли дальше, оставляя за собой пепелище. А тем временем в лагерь Гром'гол, что в Северной Тернистой Долине, подходили вереницы новых дирижаблей с войсками Гарроша Адского Крика.

Тирисфальские леса, Брилл, поздний вечер...

Анетта Вильямс, местная укротительница нетопырей, напрягая изо всех сил зрение, всматривалась в очертания башен для дирижаблей. Что-то было не так. Обычно к ночи, когда количество рейсов уменьшалось, экипажи воздушных судов привязывали свои посудины к стоянкам и шли ночевать в таверну Ренни. Но сегодня, едва различимые в темноте движения были не совсем похожи на обычную суету гоблинов. Что-то определенно было не так.

- Эй, Лоренс! - позвала Анетта стражника, проходящего рядом. - Ты ничего там странного не видишь?

- Да я там вообще ничего не вижу, - ответил Лоренс. - Что в такой темноте можно увидеть?

- Тоже мне, страж города, - язвительно проворчала Анетта, забираясь на одного из своих нетопырей.

Крылатый зверь взмыл в воздух и направился к башням. Там действительно что-то происходило. Не слишком ли многовато народу для обычной привязки дирижаблей? Анетта подлетела ближе и вытаращила глаза от удивления. Все башни были заполнены двигающимися фигурами. Они шли с земли, поднимались наверх и загружались на все воздушные суда, которые в данный момент находились на стоянке. Внезапно кто-то маленький сорвался с самого верха и молча шлепнулся на землю. Затем еще один и еще. Анетта снизилась почти до самого места падения и с ужасом осознала, что упавшие были гоблинами-швартовщиками дирижаблей. И в следующую секунду яркая вспышка выстрела осветила на стрелявшем гербовую накидку с золотой головой льва на синем поле. Нетопырь Анетты жалобно взвизгнул, рванулся вверх, но тут же стал заваливаться набок и через несколько мгновений упал на землю в предсмертных судорогах. Покатившаяся кубарем по траве хозяйка крылатого животного успела крикнуть "Лоренс, здесь Альянс!", прежде чем еще два выстрела разнесли ей голову. Подбежавшие человек и дреней убедились, что Анетта действительно мертва, после чего человек сказал:

- Быстрее, уходим. Операция не должна сорваться.

Оргриммар, 5 минут после восхода солнца...

Гоблин Зонк без всяких церемоний растолкал подчиненных, прервав их сладкий сон.

- Вставайте, лентяи. Марш по местам, скоро первый рейс из Брилла подойдет.

Зевая во весь рот, остальные гоблины поднялись и, ворча из-за отсутствия возможности позавтракать, вышли на верхнюю платформу башни. Утренняя свежесть слегка взбодрила их, заставив полностью проснуться и приступить к своим обязанностям. Один гоблин под придирчивым взглядом Зонка начал подметать площадку, другой вытащил из ящиков швартовочные канаты, а третий, щурясь от солнца, стал следить за горизонтом. Этот третий и заметил нечто такое, что спасло жизнь всей швартовочной бригаде Зонка.

- Первый пошел! – крикнул гоблин, заметив черную точку вдалеке.

Однако эта точка скоро превратилась в две, потом в три, а затем в четыре. Гоблин от удивления разинул рот, а когда посмотрел в подзорную трубу на необычно большое количество подходящих дирижаблей, неприятный холодок пробежал по его зеленой коже. Он громко икнул, показывая рукой вперед, и автоматически попятился назад.

- Что там? – спросил Зонк.

Он выхватил у соплеменника трубу, заглянул в нее и через секунду заорал:

- Валите все отсюда! Нападение! Оргриммар подвергается нападению!

Бригада швартовщиков пулей слетела с башни, на ходу вопя во все горло. Гоблины сделали это весьма вовремя. Угнанные в Брилле дирижабли, заполненные бойцами Альянса, на подходе к башням подверглись ожесточенному обстрелу со стороны летающих на вивернах стражей города. Одно из воздушных судов лишилось рулевого, вследствие чего посудина не подошла, как положено, к причалу, а сделала резкий поворот, и врезалась в саму башню. Дирижабль тут же рухнул вниз, а остальные три благополучно пришвартовались и излили из себя небольшую армию людей, дворфов и ночных эльфов.

Глава 11. Всеобщее безумие (Продолжение)

Граница между Сумеречным и Элвиннским лесами…

Командующий авангардом сил вторжения орк Скиггрим стоял на берегу и через ленту реки пристально вглядывался в чащу Элвиннского леса. Орда не стала сразу переходить реку, разделяющую Элвинн и Сумеречный лес, потому что это не входило в ее планы. Пока не входило. Поставленная вождем задача была выполнена безукоризненно, но опытный Скиггрим понимал, что это только начало. Необходимый плацдарм захвачен, войска подходят и скоро Орда нанесет решающий удар. У Скиггрима чесались руки. Еще в детстве он, раскрыв рот, часами слушал рассказы старых воинов о славных сражениях прошлых лет. Оргрим Молот Рока, Гром Адский Крик, Тралл - вот истинные герои Орды, на которых следовало равняться каждому. А Гаррош, сын Грома вообще был живой легендой. Скиггрим, не задумываясь, отдал бы жизнь за него. Но сперва...

- У нас все готово? - спросил он, не оборачиваясь.

- Да, командир, - последовал ответ.

Из-за деревьев появился таурен с внушительным копьем и остановился рядом. Каурхан Черный Рог шумно втянул ноздрями воздух и посмотрел по сторонам.

- Слишком тихо, - сказал он. - Мне это не нравится.

- Хочешь вернуться в Громовой Утес? - усмехнулся Скиггрим.

- Они забили падалью наши колодцы! - яростно зашипел таурен. - Они околдовали моих братьев!

- Так отомсти им. Сегодня у тебя есть для этого все возможности.

- Да! - Каурхан сжал копье и взмахнул им. - Командуй, Скиггрим, мои воины жаждут мести.

- Не торопись, Черный Рог, сперва дождемся сигнала.

И сигнал прозвучал. Когда мост через реку был очищен от брошенного беженцами хлама, когда группа разведчиков на волках выдвинулась в сторону Златоземья, когда из лагеря Гром'гол подошли свежие силы, раздался яростный боевой клич. И тотчас из глубин Сумеречного леса хлынула лавина Орды. Она захлестнула мост, захлестнула саму реку и устремилась вперед к намеченной цели, имя которой - Штормград. Сотни волков, сотни кодо и ящеров несли на себе орков, тауренов, троллей, кипящих от желания вступить в бой. Их желание исполнилось. Сперва где-то впереди раздались выстрелы, а через несколько минут вернулись разведчики и сообщили, что они наткнулись на организованную линию обороны. Это известие было встречено криками восторга и нетерпения. Наконец-то появился достойный противник! Волна Орды устремилась дальше и... Остановилась перед стеной наваленных деревьев. Длинная баррикада высотой в два человеческих роста осветилась множеством вспышек и разразилась оглушающим грохотом выстрелов. Первые ряды ордынцев понесли ощутимые потери, после чего раздался звук второго залпа. Проклятия и крики ярости понеслись в сторону защитников баррикады, но в ту же минуту были заглушены диким ревом Скиггрима.

- Огонь! - рычал он в бешенстве. - Поджигайте эту свалку!

Десятки горящих стрел взлетели в воздух и вонзились в деревянную преграду. Одновременно с этим поток Орды разделился на три части, две из которых начали обходить защитное сооружение с флангов. Оставшиеся на месте ордынцы, открыли бешеную стрельбу, а затем бросились на баррикаду. Они вовсе не хотели взять ее штурмом, они прикрывали воинов Каурхана Черного Рога. Таурены подъезжали на своих кодо к наваленным деревьям, цепляли их крючьями на веревках, а затем обматывали веревки вокруг животных и отъезжали в сторону, растаскивая баррикаду по бревнышку. И когда она начала разваливаться, с двух сторон по защитникам ударили обошедшие их орки и тролли. В проделанную брешь хлынула остальная часть Орды и защитники, терпя огромные потери, вынуждены были отступить. Отступление было больше похоже на бегство и, воодушевленные этим ордынцы, кинулись преследовать врага. Впереди уже показались дома Златоземья, когда раздался громкий и мелодичный звук горна. Затем еще один, но с другой стороны. Опытный Скиггрим хорошо знал, что означают эти звуки. А означали они только одно - рядом регулярная армия Альянса.

- Стоять! - голосу Скиггрима позавидовал бы сам Гаррош Адский Крик. - Все назад! Строиться в боевой порядок!

Команда была выполнена незамедлительно. И когда войска Орды прекратили преследование противника и выстроились для боя, со стороны Златоземья показались отряды Альянса. Всадники в тяжелой латной броне, на конях, которые сами были покрыты кольчугой, организованно выехали из городка и застыли, ожидая указаний командиров. Скиггрим ухмыльнулся и презрительно рявкнул:

- Ну что, девочки, соскучились по настоящей войне?!

- Ты знаешь слово "война", зеленая жаба? - крикнул кто-то в ответ из захохотавших рядов Альянса.

Скиггрим побагровел от ярости. Он сжал ногами бока своего волка, поднял вверх топор и из его глотки вырвался громкий рев:

- Вперед! Лок'тар огар!

И в ту же секунду вся масса Орды сорвалась с места и понеслась на врага. Крики "за Альянс!" утонули в топоте копыт и грохоте ног кодо. Две армии столкнулись с такой силой, что звук столкновения наверно был слышен даже в Штормграде. В воздухе замелькали мечи, топоры и молоты. Свист стрел и звук выстрелов раздавались каждую секунду, смешиваясь с криками раненых и стонами умирающих. Всадники в тяжелой броне оттесняли назад орков на волках, но сами с большим трудом противостояли тауренам и их огромным кодо. Потери были ужасающими с обеих сторон. Вытаскивая топор из очередного поверженного врага, Скиггрим окинул быстрым взглядом поле боя и скривился в ярости. Силы были равны, никто не получал перевеса в сражении. Налетевший воин Альянса едва не застал Скиггрима врасплох. Орк успел отбить удар меча, но конь человека сильным толчком повалил его вместе с волком на землю. Волк тут же вскочил и попытался вцепиться коню в горло, но не успел. Кодо Каурхана Черного Рога с разгона врезался во врага и просто снес его с пути. Каурхан прыгнул на упавшего солдата и в падении проткнул его незащищенное броней горло своим копьем. Скиггрим кивнул головой таурену в знак благодарности и бросился на очередного противника.

Где-то в глубине леса вновь прозвучали звуки горна. Солдаты Альянса сразу же воспрянули духом и стали сражаться с удвоенной силой. Подбежавший к Скиггриму тролль, с трудом переводя дыхание, прокричал:

- Командир! Со стороны Красногорья подошли ещё отряды людей! Их вдвое больше, чем нас!

Орк яростно заскрипел зубами. Он не мог позволить уничтожить авангард сил вторжения. И когда из леса донесся мощный клич «за Альянс!», Скиггрим скомандовал:

- Отходим! Отступаем в Сумеречный лес!

Оргриммар, полдень…

Немногочисленная горстка людей, ночных эльфов и дворфов предусмотрительно блокировала все лифты, которые соединяли верхнюю часть города с основной. Два подъемника были опущены и выведены из строя, чтобы Орда не могла подняться наверх, но на счет третьего у командира группы были особые планы. Поднятая площадка лифта загружалась привезенными с собой тяжелыми ящиками, на которых было написано «Взрывоопасно! Беречь от огня!». Под непрекращающимся обстрелом с воздуха, бойца Альянса забили площадку под завязку и человек с большим двуручным мечом крикнул:

- Опускай! Сейчас они у нас получат подарочек! Отойдите все подальше!

Лифт со скрипом тронулся вниз, через несколько минут достигнув нижнего этажа. В ту же минуту земля под ногами содрогнулась от мощного взрыва, который обрушил часть верхней территории Оргриммара вместе с самой шахтой лифта.

Восторженные крики длились совсем недолго. Со стороны Аллеи Чести, на своих летающих питомцах в небо взмыли сотни две ордынцев и ринулись на врага. Одновременно с этим, рядом с башнями для дирижаблей стали один за другим возникать яркие вспышки порталов, из которых хлынули потоки орков, кровавых эльфов и троллей.

Времени для отступления не было. Да и сам путь к башне с готовым к отлету дирижаблем был перерезан за считанные секунды. Командир группы Альянса побледнел, но тут же справился с собой и, подняв в руке меч, прокричал:

- Братья! Не посрамим Альянс в последней битве!

Через двадцать минут возле башен остались только воины Орды, которые ходили между трупами врагов и искали оставшихся в живых, попутно унося с поля боя своих тяжело раненых бойцов.

Глава 12. Рыцарь смерти

Полуостров Адского Пламени, время суток неизвестно…

Каждая земля и каждый мир имеют свою историю. История Полуострова Адского Пламени, да и вообще всего Запределья в целом, мне не нравилась. И это еще мягко сказано. Ничего хорошего от этого мира я не ждал, но после некоторых событий я стал его ненавидеть лютой ненавистью...

Древние и величественные леса внезапно поредели, открывая перед двумя путниками не менее древнюю и величественную арку, служащую входом в город. Ночной эльф взял свою спутницу за руку, и легкая дрожь охватила их. Взгляд больших глаз эльфийки был прикован к той, которая неторопливым шагом выходила из арки навстречу двум влюбленным. Они хотели было двинуться к ней, но высокая зеленоволосая эльфийка знаком руки приказала им стоять на месте. Когда она приблизилась, ночные эльфы почтительно преклонили колени, прошептав:

- Тиранда, благослови нас.

Но глаза великой эльфийской жрицы внезапно воспылали праведным гневом, а небо над Тельдрассилом потемнело от грозовых туч. Вслед за сверкнувшей молнией раздался оглушительный звук грома, а резкий порыв ветра разметал в стороны опавшие листья.

- Как вы посмели явиться в Дарнас?! - крикнула Тиранда Шелест Ветра. - Мертвым место на кладбище, а демонам в преисподней!

Жрица схватила стоящую перед ней на коленях эльфийку и рывком притянула к себе.

- О, всемогущая Элуна, призови к себе восставшую из мертвых и дай ей покой на века!

Тотчас же эльфийка окуталась мерцающим сиянием и начала медленно исчезать. Ее спутник вскочил на ноги и с криком бросился к ней.

- Илария! Не уходи!

Ослепительная вспышка молнии бросила ночного эльфа на землю. Корчась от боли, он приподнялся на обожженных руках и умоляюще взглянул на жрицу.

- За что? - прошептал он.

- Твое место в преисподней, Изенделл, - повторила Тиранда Шелест Ветра.

Она хотела еще что-то добавить, но вместо этого издала дикий животный визг, наполненный яростью и болью...

Издав сдавленный крик, я очнулся от видения и первым моим желанием стало, чтобы боги лишили меня слуха. Визг не пропал, а только усилился. К нему примешивались яростные крики Грон'Кира и Ароссо, а также рыдания Заргааны. Быстрее пули я вскочил с иссохшейся земли и рванул с пояса кинжалы, но в следующий миг застыл, как парализованный. В десяти шагах от меня, оплывая лужей крови, без всяких признаков жизни лежал Мэллон. Дренейка Заргаана рыдала над его разорванной грудью, а неподалеку Ароссо и Грон'Кир методично и яростно превращали в кровавое месиво громадного зловепря. Ледопард Ронго со сломанным хребтом и вывалившимися внутренностями представлял собой весьма печальное зрелище. Ни Тайюки, ни Валадриэли с сестрой поблизости не было. Лишь один член нашей группы был невозмутим и спокойно смотрел на происходящее.

- Мэллон! - закричал я и бросился к сыну.

Но он уже не дышал. Его глаза остались открытыми, они не были похожи на глаза мертвого эльфа и в них застыло какое-то удивительное спокойствие. Подобно лопнувшей струне, что-то оборвалось внутри меня. Я как будто перестал видеть все вокруг, при этом оставаясь зрячим. Осознав, что минуту назад потерял сына, я лишился самого себя и всего, что мне было дорого. Впрочем, кое-что осталось в моей душе, но это было далеко не самое доброе чувство.

- Отойди от него, проклятый монстр! - услышал я за миг до того, как на мое плечо легла чья-то рука.

Рядом со мной стоял Ракхар и горящими красным светом глазами смотрел прямо перед собой. Грон'Кир и Ароссо медленно подходили к нам с окровавленным оружием наизготовку, а Заргаана закрыла Мэллону глаза и вытянула из ножен свой двуручный меч.

- Глупцы! - прошипел Ракхар. - Вы еще не поняли, что вам не под силу навредить мне? Ты, человек! Твоя вера во всемогущий Свет не помогла тебе вылечить этого эльфа! Взгляни на него, он похож на дохлую свинью, убитую тобой и этим орком, который возомнил себя великим воином! Слышишь, орк, посвяти свою никчемную жизнь войне со свиньями!

Грохот выстрела прервал монолог демона и заставил меня выйти из ступора. Пуля из винтовки, показавшейся из-за холма Валадриэли, пробила грудь Ракхара, а в следующий момент моя рука с кинжалом была схвачена им возле самого его горла. Две сестры-эльфийки с тауреном Тайюкой бежали к нам изо всех сил, Ароссо с Грон'Киром уже занесли для удара свое оружие, а Заргаана сделала шаг вперед, когда это исчадье ада шепнуло мне на ухо слова, которые заставили меня закричать:

- Остановитесь!

Следующий мой крик был адресован демону.

- Что ты сказал? Повтори, что ты сказал!

- Тиранда, благослови нас, - жалобно запищал Ракхар, расхохотался, а затем прорычал. - Ты ясно слышал мои слова, Озгурд. Я могу вернуть тебе твоего сына, но взамен...

- Говори! - в тот момент я был готов на все.

- Не слушай его, Озгурд! - крикнул Грон'Кир. - Ему нельзя верить, это он заставил зловепрей напасть на Мэллона.

Рядом с Ракхаром сгустился воздух, быстро превращаясь в мерзкое существо ядовито-зеленого цвета. Существо издало пронзительный визг, вскинуло руки и метнуло в орка пучок багрового пламени, оставляющего за собой темный шлейф. Резким движением Грон'Кир попытался увернуться, но ему не хватило скорости. На орке вспыхнула одежда, он упал на землю, пытаясь сбить пламя и одновременно выкрикивая проклятия. Ароссо с Тайюкой быстро погасили огонь, и Грон'Кир поднялся с земли, с ненавистью глядя на Ракхара. А тот, уже не обращая никакого внимания на орка, продолжил:

- Ты отдашь мне свою душу, Озгурд, и впустишь меня в себя. Взамен я верну тебе сына.

- Ты лжешь, Варгалор, - ответил я. - Ты лжешь, убиваешь и стравливаешь народы между собой. Я хочу уничтожить тебя, я хочу, чтобы ты сгорел в огне, чтобы тебя разорвали на части и растоптали самые сильные кодо в Азероте. Я ненавижу тебя!

- Я знаю, - довольно прорычал демон. - И мне это нравится. Но ты мне не веришь...

Он уставился на Мэллона горящими глазами, развел руки в стороны и начал что-то отрывисто выкрикивать. И через несколько минут все увидели, как раны от клыков демонических тварей на груди Мэллона стали затягиваться. А еще через минуту он вздрогнул и начал дышать. Я бросился к сыну, стал тормошить его и звать по имени, но он не открывал глаз.

- Не бойся, он скоро проснется, - сказал демон в теле Ракхара. - Я свое слово сдержал. Теперь твоя очередь, но помни - я могу убить его снова.

Наступила тишина. Все молчали, было лишь слышно, как сухой и душный ветер гонял мелкие камни по этой оскверненной земле. Нет, я не думал о том, как обмануть Варгалора. Я был готов без колебаний отдать свою душу и тело за то, чтобы Мэллон жил дальше. Я прощался. Я мысленно прощался с сыном и друзьями, вспоминая моменты прошлых лет. Кем или чем я стану через минуту, для меня значения не имело. Было важно, что мои друзья и мой сын, без сомнения, завершат начатое дело и уничтожат демона, даже если тот будет в моем теле и овладеет моей душой.

- Если цена за жизнь сына - моя душа, то я готов, - при этих моих словах Ароссо покачал головой и тяжело вздохнул.

- Тогда приготовься, Озгурд, - демон встал напротив меня и замер.

Спустя несколько мгновений тело Ракхара пронзила сильная судорога и, пошатнувшись, он сделал один шаг и упал на землю. Он закричал так, что его, должно быть, услышали в Траллмаре или Оплоте Чести. Такие страдания я наблюдал впервые, и от этого зрелища у меня все похолодело внутри. Какая-то сила изогнула Ракхара так, что все услышали хруст позвоночника. Пальцы на его руках впились в ладони, а крик превратился в ужасный хрип.

- Убейте меня! - хрипел Ракхар. - Я не могу больше выносить это. Будьте вы все прокляты! Убейте меня или я сам вас убью! Проклятый демон!

- Варгалор выходит из него, - сказал мне Ароссо. - Но он еще не вошел в тебя. У нас есть шанс избавиться от демона, пока он занят своими делами.

- Да, Озгурд, - поддержали паладина Грон'Кир и Тайюка. - Надо облегчить страдания несчастного, а демон пусть вернется в преисподнюю.

У меня и у самого в голове мелькнула мысль, что это шанс отправить Варгалора обратно в ад, избавить Ракхара от страданий, а Мэллона от угрозы быть убитым вновь. И я решился. В мою протянутую руку легла рукоятка молота Ароссо, затем два шага вперед и удар... Как мы были наивны! В тот момент, когда хрипы Ракхара затихли навсегда, а его голова превратилась в кровавую лепешку, я почувствовал, как Зло заполняет меня, перед глазами все поплыло, и я провалился во тьму...

Человек, дренейка, две эльфийки крови, таурен и орк стояли над неподвижным телом нежити с двумя кинжалами на поясе. Все молчали, и среди этой группы царила некоторая растерянность.

- Мы догнали и убили второго зловепря, - нарушила тишину Валадриэль.

- Хорошо, - ответил Ароссо. - Что будем делать дальше?

- Мне кажется, что надо дождаться момента, когда Озгурд придет в себя, - сказал Тайюка.

- А если это будет уже не он? - предположила Лианзора и от этих слов всех слегка передернуло.

- Он уже никогда не придет в себя, - раздался голос позади.

Все разом обернулись и замерли на месте. В пяти шагах от группы стоял ночной эльф Мэллон. Он немного покачивался из стороны в сторону, как будто перебрал вина, а его глаза светились каким-то неестественным светом. Впрочем, само сияние глаз не стало совсем уж неожиданным сюрпризом для всех, ведь у одного из членов группы были точно такие же глаза. Дренейка Заргаана подошла к ночному эльфу и молча обняла его.

- Твой рунический клинок, - тихо проговорил Мэллон. - Мне нужен такой же.

Дренейка кивнула головой и прошептала:

- Будет сделано, мой рыцарь смерти.

Глава 13. Блуждающий во Тьме

Вам приходилось когда-нибудь нырять в воду? Представьте себе, что вы прыгнули в море, но пока еще не достигли его. Вы слышите все окружающие вас звуки ясно и четко. Но вот вы вошли в воду и сразу все изменилось. Звуки пропали, но не совсем. Вы слышите какой-то странный гул, как будто все то, что доносилось до вас над водой, стремится прорваться в ваши уши и в самой воде...

Сперва мне показалось, что я ослеп и потерял абсолютно все чувства. Кроме слуха. Я ничего не видел, не ощущал никаких запахов и даже не чувствовал твердой опоры под ногами. И самих ног я тоже не чувствовал. Впрочем, так же, как и рук и остальных частей тела. Я попытался пошевелиться, но в следующий миг до меня дошло, что у меня просто нет тела. Бесплотный дух. Я стал бесплотным духом. Он все знал. Этот проклятый демон Варгалор все знал наперед и мастерски расставил сети, в которые мы все успешно попались. Ему не нужен был Ракхар, ему нужен был я. Осознание всего этого пришло ко мне не из глубины моего разума, оно пришло со стороны. Странный гул, который я постоянно слышал, продолжался довольно долго. Но потом среди этого гула появился шепот. Он становился все громче и громче и наконец, мне удалось различить слова:

- Ты готов?

Сначала я растерялся, ведь мне нечем было ответить - у меня не было ни рта, ни голоса. Но потом я понял, что достаточно просто думать. И когда шепот вновь прозвучал, мне удалось ответить:

- Кто ты? К чему я должен быть готов?

- К своей судьбе, - таков был ответ.

В следующий миг во тьме кто-то появился. Затем еще и еще. Эти тени были еще чернее, чем сама тьма и они появлялись из этой тьмы до тех пор, пока не заполнили все пространство вокруг. Странный гул, который я слышал, перерос в шептание, несущееся со всех сторон. Каждая из окруживших меня теней словно хотела что-то сообщить мне, и постепенно я стал понимать их. Но то, что я понял, привело меня в ужас...

Запределье, Полуостров Адского Пламени...

- Он дух этого мира, - говорил Мэллон. - Он плод Пылающего Легиона, он искаженная сущность всего, что когда-то здесь называлось добродетелью. Он след, оставленный Саргерасом на этой земле. И сейчас отец в его власти.

- Но как ты узнал все это? - спросила Заргаана.

- Ты ведь когда-то чувствовала незримую власть Короля-лича. Также и я чувствую Варгалора. И не только его. Раньше такого не было. Я знаю, что отец там не одинок, с ним кто-то рядом. Кто-то родной и близкий. И этот кто-то даже роднее ему, чем я сам.

- Странно, - сказал Ароссо. - Кто бы это мог быть? У меня только два варианта. Это либо его жена Илария, но она уже давно умерла, либо...

- Я догадываюсь, что ты имеешь ввиду, - проговорил Мэллон. - И этот вариант наиболее вероятен.

- Да, я говорю о тех видениях, в которых нынешнему Озгурду являлся Изенделл, душа того ночного эльфа, кем он был раньше. Мэллон, мне кажется, что в вашем роду есть некая особенность. Ваши души настолько сильны, что не покидают вас даже после смерти. И вы можете чувствовать друг друга. Такое не под силу даже тем, кто служит Свету.

- Так куда же мы двинемся теперь? - озадаченно почесал затылок Грон'Кир. - Что будем делать дальше?

- У нас есть задача, которую надо выполнить, - сказал Мэллон. - Но здесь мы ничего не нашли и, как мне кажется, не найдем. Надо найти тех, кто родился в этом мире и никогда его не покидал. Тогда мы сможем добиться хоть какого-то успеха.

- Священная гора Ошу'гун! - воскликнул орк. - Там осталась часть орков, которые отказались идти в Азерот. Как я сам не догадался?! Мы должны следовать в Награнд! Кто-нибудь там наверняка что-то знает о Варгалоре.

Где-то рядом послышался стук копыт и через минуту из-за пригорка вылетел конный отряд Альянса. Секунда замешательства, резкий крик и, подчиняясь приказу командира, всадники в тяжелой латной броне окружили немногочисленную группу.

- Стоять на месте! - с угрозой проговорил предводитель отряда и обратился к Ароссо. - Я капитан Маркус Оливин. Вы и ваши друзья свободны! А это ордынское отребье пусть следует за нами в Оплот Чести.

- Подождите, капитан! - крикнул Ароссо. - Грон'Кир, не делай глупостей, убери топор! Господин капитан, вы не так все поняли, мы не пленники, а эти ордынцы не враги. Мы выполняем задание Его Величества Вариана Ринна.

- Не враги? - переспросил капитан Оливин. - Да вы в своем уме?! В Азероте идут полномасштабные боевые действия, Орда в двадцати милях от Штормграда, а эти ордынцы не враги?! А ну, взять их всех!

- Стойте! - Ароссо вынул из-за пазухи свиток и протянул капитану. - Ознакомьтесь с этим прежде, чем совершить глупость.

Маркус Оливин недоверчиво покосился на паладина, но свиток взял и прочитал вслух:

- "Оказывать всякое содействие подателю сего, паладину Ароссо Винлему. Под страхом смертной казни запрещается чинить препятствия и задерживать его в пути. Король Штормграда и Альянса, Вариан Ринн." Хм, интересно. А эти ордынцы тут каким боком?

- Они служат Альянсу, - пошел на хитрость Ароссо. - Верните свиток, капитан Оливин.

Тот еще раз оглядел странную группу, вернул свиток и через минуту весь отряд поскакал в сторону Оплота Чести.

- Так значит война, - тихо сказал паладин. - Опять война...

- Насколько я понимаю, - подал голос Тайюка. - Война началась из-за Варгалора. И чем скорее мы покончим с этим демоном, тем быстрее она закончится. Так чего же мы ждем?

- У нас с Мэллоном есть одно неотложное дело, - Заргаана взглянула на ночного эльфа. - Но мы вас догоним на пути в Награнд.

- Возвращайтесь скорей, - Ароссо сделал паузу и добавил. - И будьте там поосторожней.

Дренейка кивнула головой. С ее вытянутых рук начала стекать темная энергия, преобразуясь в портал, именуемый Вратами Смерти и ведущий в недосягаемый для простых смертных Черный Оплот...

Восточные королевства, Штормград…

Свет возник неожиданно. Он так резанул по моим несуществующим глазам, что я по привычке попытался зажмуриться. Я находился в Штормграде, рядом с резиденцией короля Вариана Ринна. Каменные мостовые, яблони, каналы с рыбаками, какой-то молодой паренек в дорогой одежде... Народ ходил около меня, рядом со мной и сквозь меня, но никто меня не видел и не слышал. Кроме одного человека. Он стоял неподалеку и я с ужасом ощущал на себе взгляд его красных, наполненных злом глаз.

- Он скоро должен стать королем, - сказал Варгалор, кивнув головой на паренька в дорогой одежде. - Но это будет уже не он. И в этом ты мне поможешь.

- Ты что?! - мысленно закричал я. - Проклятый демон, он же еще ребенок!

- Замолчи, - зарычал Варгалор. - Иначе я убью его прямо сейчас!

Я чуть не взвыл от отчаяния, когда увидел, что к Андуину Ринну подошли ночная эльфийка и женщина-ворген, которые были с Ракхаром в Мулгоре. Они вежливо поздоровались с принцем, после чего воргенша взглянула прямо на меня и чуть оскалила клыки.

- У тебя нет выбора, Озгурд, - сказал Варгалор.

Он вытянул одну руку в мою сторону, а другую в сторону сына короля и закрыл глаза. Я почувствовал, как какая-то жизненная сила стала уходить из меня, делая безразличным ко всему происходящему. Было совершенно ясно, что еще немного и случится непоправимое. Все остатки моей личности восстали против этого, но ощущение полной беспомощности безжалостно давило это восстание. Андуин Ринн тем временем почувствовал что-то неладное. Он схватился за грудь и недоуменно огляделся по сторонам.

- Прекрати, исчадье ада! - закричал я и в следующий миг увидел...

Себя. Ночной эльф Изенделл, который являлся только в видениях, спокойно шел по улице и улыбался. Но он был не один. Рядом с ним шла спутница. Не узнать ее было невозможно. Илария, верная подруга и жена сопровождала его. Они приблизились ко мне и их слова возродили почти утраченную мной надежду.

- Не бойся, он не сможет завладеть тобой полностью, ведь он порождение другого мира. Ему не поработить тебя, если ты сам не позволишь этого.

- Прошу вас! – взмолился я. – Спасите молодого принца!

- Ты сам спасешь его. И никогда не теряй надежду, ибо это означает духовную смерть.
Изенделл и Илария медленно растворились в воздухе. И в тот момент, когда они ушли, я вдруг ощутил такой прилив сил, что сам не ожидал от себя следующего поступка.

- Эй, ты! – крикнул я, излучая такое презрение, что смог бы морально убить кого-нибудь. – Нашёл себе соперника по силам? Ах, какой смельчак этот Варгалор – решил напасть на ребенка!

Демон вздрогнул и с удивлением взглянул на меня. Этого оказалось достаточно, чтобы Андуин Ринн освободился от его воздействия и бросился бежать, сломя голову. Дикий рёв, который издал Варгалор, оглушил бы всех жителей города, если бы они его услышали. Но немногочисленные прохожие услышали лишь злобное шипение ночной эльфийки и яростное рычание воргенши, которые следили за принцем. Я не успел посмеяться и секунды, как волна невообразимой боли накатила на меня и вытолкнула обратно во Тьму…

Глава 14. Направление главного удара

Деревня Рут’теран, раннее утро...

Плотный туман с самого утра окутал маленький клочок суши у подножия великого дерева. Солнце уже поднялось из-за горизонта, но его лучи еще не набрали полную силу и деревня Рут'теран находилась под густой молочной завесой. Видимость ограничивалась всего лишь несколькими шагами и обеспокоенные этим обстоятельством ночные эльфы разжигали у пристаней большие костры, чтобы приходящие корабли случайно не натолкнулись на причалы. Эльф Морнемир отошел на три шага от разгоревшегося пламени и еще раз убедился, что огонь не распространится дальше, чем ему положено. И тут взгляд зоркого эльфа зацепился за что-то необычное. Там, вдалеке, в стороне Темных берегов загорались еле заметные огоньки. Один, второй, третий. Через пять минут их было уже штук двадцать. Но если уж эти огни были заметны в таком тумане, то какие они должны быть на самом деле? Эльф уже хотел было крикнуть товарищам, что заметил нечто странное, как вдруг где-то рядом послышался всплеск воды. Со стороны острова Лазурной дымки шло судно. Оно было небольших размеров и двигалось при помощи весел, что являлось вполне разумным в таких условиях. Морнемир сделал несколько шагов в сторону причала, чтобы светом факела обозначить его край, но в следующий миг за спиной прозвучал троекратный сигнал рожка. Эльф замер на месте, а затем бросился бежать к порталу в Дарнас, ведь он хорошо знал этот сигнал. А означал он только одно - тревога! Звук рожка прозвучал вновь, а вслед за ним с подходящего судна раздался вой нескольких волков - основного средства передвижения орков Орды...

Тельдрассил, Дарнас, пятью минутами раньше...

- Госпожа, они идут с моря и воздуха! - возбужденно говорил гонец. - Мой раненный гиппогриф едва выдержал перелет из Лор'данела, но, коснувшись земли Тельдрассила, сразу умер. Связь с Экзодаром потеряна, все попытки провести воздушную разведку терпят крах. От пророка Велена до сих пор нет никаких известий.

- Мой дорогой друг, - мягко проговорила Тиранда Шелест Ветра. - Нам всем вновь предстоит выдержать нелегкий экзамен на стойкость и силу духа. Я понимаю, что ты очень утомлен, но король Вариан Ринн должен узнать обо всем. Если главный удар Орды будет нанесен здесь, то Дарнасу не выстоять в одиночку при штурме. Лети в Штормград, друг, и будь осторожен. Ты обязан выжить и донести до короля весть о нашем положении.

Верховная жрица ночных эльфов поцеловала гонца в лоб, отправляя на опасное задание, которое тот выполнил, едва не лишившись собственной жизни...

Тельдрассил, один час спустя...

Охотник Далинар долго мечтал о рождении сына, а когда тот родился, был очень счастлив. Сегодня же он был счастлив вдвойне, ведь утром, в день своего десятилетия, сын заявил, что хочет быть таким же славным охотником, как и его отец. Далинар достал из кладовой небольшое ружье, которое хранил специально для этого момента и вдвоем с сыном они направились на первую охоту. Отец показывал места, где водилось только мелкое зверье, ведь на саблезубов сыну охотиться было еще рановато. Далинар учил его правильно держать ружье, целиться и задерживать дыхание перед выстрелом. Они уже давно покинули пределы Тенистой долины и приближались к окраине Тельдрассила, когда Далинар заметил какое-то движение. В пятидесяти шагах впереди росли пышные кустарники, тоненькие ветки которых обычно любили жевать молодые олени. И в этих кустах сейчас кто-то шевелился. Отец с сыном бросились на траву и стали внимательно следить за растительностью.

- Ты слышал? - прошептал сын. - Там кто-то фыркнул.

- Да, сынок, я слышал, - ответил Далинар. - Давай-ка, подстрели этого оленя, а если что, я его добью.

Резкий порыв ветра взметнул перед охотниками землю, пыль и мелкие листья. Молодой эльф успел зажмуриться, но Далинар, поглощенный наблюдением за кустарником, сделать этого не успел. Он чуть не выругался вслух, но вовремя остановился и принялся яростно протирать глаза.

- Отец, - снова зашептал сын Далинара. - А разве у оленей бывают клыки?

- Клыки? - Далинар никак не мог протереть слезившиеся глаза. - Нет, конечно. Клыки только у саблезубов, кабанов и медведей.

- Отец, - голос подростка внезапно задрожал. - Он смотрит на меня.

- Сейчас, сынок, еще секунду. Пусть смотрит, лишь бы не кинулся. Не шевелись.

- У него... У него...

Глаза Далинара все еще плохо видели, но все-таки уже немного лучше. Он изо всех сил всмотрелся в вышедшую из кустарника прямоходящую фигуру, и вздох облегчения вырвался из его груди. Раз ходит прямо и имеет клыки, значит это ворген. Ну кто еще может так ходить по Тельдрассилу? Плачущий голос сына немедленно дал ответ на этот вопрос, но от этого ответа у Далинара тут же все сжалось внутри.

- Отец, у него на шее ожерелье из эльфийских ушей.

- Спокойно, сынок, слушай меня, - тихо и быстро заговорил Далинар. - Сейчас я вскочу на ноги, а ты сразу же беги, понял? Беги так, как никогда не бегал. Беги, как если бы за тобой гналась стая саблезубов. И не оглядывайся. В Тенистой долине расскажешь все, что увидел, ты понял меня?

- Отец!

- Со мной будет все в порядке, это всего лишь один враг. Ну, ты готов?

- Да, отец.

- Давай!

Далинар резко вскочил и бросился к смутно видневшейся фигуре, на ходу срывая с плеча винтовку. Пробежав половину пути, он выстрелил и тут же бросил оружие, выхватывая из-за пояса нож.

- Громболар! - заорал раненный в шею орк. - Эльфийский выродок, я тебя живьем сожру!

Орк схватил лежащий на земле меч и рванулся навстречу эльфу. Тут же за ним из зарослей выскочила огромная волчица и угрожающе зарычала.

- Нет, Азгарта! - крикнул орк. - Этот мой! Догони эльфеныша!

- Стой, тварь! - Далинар только и успел дернуться в сторону зверя, который промчался мимо него, оскалив клыки.

В следующий миг эльф едва успел пригнуться от меча, рассекшего воздух в дюйме от кончиков длинных ушей. Далинар понял, что уже ничто в этом мире не спасет его сына от страшной смерти. Он отпрыгнул от удара еще раз, увернулся от следующего и заметил, что движения орка стали замедляться. Орк истекал кровью от раны в шее, а зрение у Далинара почти восстановилось. Эльф с криком бросился на врага и... замер, как вкопанный. Прямо перед ним из ниоткуда возникла девушка в весьма откровенном одеянии. Она была божественно красива, а ее глаза смотрели на Далинара и сгорали от страсти. Эльф не смог уклониться от объятий, и волна блаженства окутала его. Он видел все. Он видел нежить-чернокнижника, появившегося из зарослей, он видел, как за спиной девушки появились большие кожистые крылья, он видел и слышал, как щелкнул в воздухе ее хвост. Но Далинар не увидел одного - как из-за верхушек деревьев выплыли дирижабли, сотни ордынцев спустились на землю и начали длинными канатами подтягивать их к ближайшим удобным местам для привязи. Далинар не увидел этого по одной простой причине - в следующую секунду одним движением рук суккуб сломал ему шею.

Штормград, городская крепость, ближе к вечеру...

Атмосфера в зале, в котором собрались все высшие военные чины во главе с королем, была напряжена до предела. Вариан Ринн впился взглядом в лежащую на столе карту и молча изучал ее вот уже минут пятнадцать. Генерал Хаммонд Клэй нервно постукивал пальцами одной руки по ладони другой, поглядывая на всех собравшихся и пытаясь привести мысли в порядок. Мурадин Бронзобород казался невозмутимым, но на самом деле это было совсем не так - этот дворф волновался не меньше любого другого присутствующего в зале. Генн Седогрив мрачно переглядывался с верховным адмиралом Джес-Теретом, как будто каждый из них ожидал от другого какого-то важного решения. Наконец Вариан Ринн оторвался от карты.

- Дальше ждать не имеет смысла, - сказал он. - Начнем, господа. Генерал Джонатан, вам слово.

Генерал Маркус Джонатан слегка кашлянул, прочищая горло, и доложил:

- Ваше Величество, эвакуация населения Североземья и Златоземья завершена. Вокруг города возводятся дополнительные рубежи обороны. Все силы Штормграда в состоянии полной боевой готовности.

- Хорошо, - кивнул головой король. - Город мы им не отдадим. Мурадин, как дела в Стальгорне?

- Дворфы готовы встретить врага, - ответил Бронзобород. - Но не хотелось бы действовать вслепую. Нам не хватает информации о противнике. Сколько их, кто командует, где будет направление главного удара? А больше всего меня интересует причина такой внезапной и крупной агрессии.

Вариан Ринн взглянул на неприметного человека, сидевшего в стороне от всех.

- Господин Матиас Шоу? - в голосе короля прозвучал вопрос.

Глава ШРУ встал со стула и неторопливо подошел к столу.

- По сведениям, которые нам удалось собрать, - сказал он. - Орда начала вторжение после атаки на город тауренов Громовой Утес...

- Минуту, - перебил Матиаса Шоу король. - Кто организовал эту атаку? Насколько я понимаю, после обычных стычек, которые происходят почти ежедневно, таких вторжений не делают.

- Ваше Величество, у меня нет никаких сведений о том, что атаку на Громовой Утес организовал Альянс. Но именно после нее Орда захватила Сумеречный лес. Зато у меня есть сведения, что некие две молодые особы были в числе тех, кто призывал к мести народ после расправы над ночным патрулем на Элвиннской дороге. И акт мести в Оргриммаре прошел одновременно с нападением Орды. Все это похоже на умело спланированную провокацию.

- Вот как? - удивился Вариан Ринн. - Вы думаете, что какие-то две девицы спровоцировали этот конфликт?

- Честно говоря, Ваше Величество, - Матиас Шоу казался крайне смущенным. - Я именно так и думаю, как бы абсурдно это не звучало. Кроме того, случай с принцем Андуином...

- Что такое? Говорите! - король заметно напрягся.

- Мы имеем описание внешности этих девиц, а точнее воргенши и ночной эльфийки. Их видели в Златоземье после нападения на патруль, их же опознали свидетели покушения на принца.

- Вы уверены в этом?

- Безусловно, Ваше Величество, - кивнул головой Матиас Шоу. - У женщины-оборотня имеется особая примета. Левое ухо повреждено, как будто оттуда вырвали серьгу. А эльфийку, кроме всего прочего, видели в обществе утонувшего в Штормградской гавани офицера городской стражи.

- Найдите их, - сказал Вариан Ринн. - Найдите и допросите.

- А что с войсками Орды? - повторил свой вопрос Мурадин Бронзобород.

Дать ответ на него никто не успел, так как в зал вошли двое стражников, поддерживающих под руки ночного эльфа. Тот был очень слаб, с трудом передвигал ноги, а повязка на голове намокла и стала красной.

- Гонец из Тельдрассила, - объявил один из стражников. - Мы оказали ему всю возможную помощь, но он потерял много крови.

- Что случилось? - с плохим предчувствием спросил подошедший Вариан Ринн. - Вы можете говорить?

- Ваше Величество, - с трудом произнес эльф. – Тиранда Шелест Ветра послала меня. Экзодар захвачен, войска Орды штурмуют Дарнас...

Глава 15. Западный Ветер

Запределье, Награнд...

Пышная зелень природы Награнда ошеломляла своей красотой. Даже Грон'Кир, попав на свою историческую родину, в первое мгновение замер от восхищения. Трава по пояс, изгибаясь во все стороны, шумела под дуновениями теплого и сильного ветра. Где-то вдалеке парочка рогатых талбуков щипала какие-то растения, по очереди поднимая головы и внимательно осматриваясь по сторонам. Вдруг они сорвались с места и поскакали куда-то вглубь Награнда, стремясь держаться подальше от стада огромных копытней, которое приближалось с громким топотом и недовольным фырканьем. Пронзительно крича, над головами немногочисленной группы пронеслась птица с ярким оперением и, набрав высоту, скрылась из виду.

- Красивый край, - задумчиво проговорил Ароссо. - Совсем не то, что эти Зангарские болота.

- Красивый, но умирающий, - ответил Грон'Кир. - Награнду повезло, но неизвестно, сколько еще его не коснется скверна.

- Твой народ пришел в Азерот отсюда? - спросила орка Лианзора.

- Мой клан раньше жил и охотился в этих местах. Но здесь были и другие кланы. Из-за подлости Гул'дана и под влиянием отравы Маннорота большинство орков ушло в Азерот. Кто-то погиб в бою, кто-то прижился на новой земле, а кто-то решил не покидать Дренор. Но таких было очень мало.

- А твой клан полностью ушел?

- Я точно не знаю, ведь я родился и вырос в Дуротаре. А там началась новая история нашего народа…

Группа шла весь день, стараясь избегать дорог и слишком открытой местности, чтобы вновь не попасть в сложную ситуацию. Все уже порядком утомились от долгого пути, и когда Ароссо предложил остановиться для отдыха, никто возражать не стал. Паладин разжег костер, Валадриэль подстрелила неосторожного талбука и через некоторое время вся группа уже лакомилась свежим мясом. Насытившись, Грон'Кир скинул с себя кольчугу и рубаху и с довольным видом подставил мускулистую грудь ветру.

- Вот это истинная Родина! - воскликнул он. - Здесь даже дышится легче.

Около получаса все отдыхали на зеленой траве Награнда, пока вдруг Ароссо не вздумал "отойти на пять минут". Оставив свой молот на месте привала, он направился за небольшой пригорок, на котором росло ветвистое дерево. Но едва он скрылся из виду, как с той стороны послышался яростный рев и Ароссо выскочил обратно. Он бросился бежать к стоянке группы, а вслед за ним из-за пригорка появились шестеро орков с оружием в руках. Вся группа моментально приготовилась к бою, а Грон'Кир схватил свой топор и рванулся навстречу паладину. Орки сразу же заметили своего соплеменника и замедлили бег, а затем и вовсе перешли на шаг.

- Не трогайте человека, - грозным голосом проговорил Грон'Кир, останавливаясь перед ними. - Это друг, мы делаем одно дело.

Шестеро орков застыли на месте в какой-то странной растерянности, причем одна половина из них уставилась на топор Грон'Кира, а вторая на его грудь.

- Эй, вы что, языки проглотили? - спросил он.

Орки переглянулись между собой, после чего один сделал шаг вперед и сказал что-то на языке, который не понял никто. Никто, кроме всех присутствующих орков.

- Сдается мне, что мы нашли тех, кто никогда не покидал Дренор, - тихо проговорил Тайюке Ароссо. - Кажется, они не говорят на всеобщем.

- Ароссо! - изумленный таурен выпучил глаза. - Ты видишь разницу между ними? Они все коричневые, как Гаррош Адский Крик.

Дальше произошло нечто удивительное. Орки что-то быстро затараторили, показывая на топор Грон'Кира, а затем все, как по команде, сняли с себя кожаные рубахи. И тут Грон'Кир запрыгал на месте, радостно заорал во весь голос и кинулся обнимать каждого из соплеменников.

Две эльфийки крови, человек и таурен смотрели на это в полном недоумении. Все уже начали думать, что их товарищ сошел с ума, когда он схватил за руки Ароссо и Тайюку, Валадриэль и Лианзору, и по очереди подвел к шестерым оркам.

- Смотрите! - кричал Грон'Кир, показывая на грудь каждого из них. И в следующий момент все поняли, в чем причина такой бурной радости. У каждого из орков на груди были выжжены три горизонтальные зигзагообразные линии - знак клана Западного Ветра, родного клана Грон'Кира.

- С ума можно сойти! - удивлению Лианзоры не было предела.

Валадриэль и Тайюка тоже были весьма впечатлены, только один Ароссо чувствовал себя как-то неуютно.

- Что с тобой? - спросил паладина Грон'Кир. - Ты не разделяешь мою радость? Я нашел часть своего клана, который скоро возродится вновь.

- Извини, дружище, - сказал Ароссо. - Все это очень здорово и я искренне рад за тебя, но... я больше не могу терпеть.

И с этими словами паладин бросился бежать в сторону пригорка, сопровождаемый диким хохотом.

Награнд, неподалеку от горы Ошу’гун...

Большой и жаркий костер взметал искры в ночное небо Награнда. Красно-желтое пламя освещало два десятка орков и несколько гостей клана Западного Ветра. В ритмичном стуке двух барабанов прослеживалась своеобразная мелодия, которую сопровождали слова. Тот диалект, на котором изъяснялись местные орки, был понятен только Грон'Киру, и ему поневоле пришлось стать переводчиком для Ароссо и остальных.
- Это очень старая песня, - шепнул орк друзьям, сидевшим рядом с ним. - Ее поют только в особых случаях. На всеобщем это звучит примерно так:

Возрадуйтесь духи предков,
Ибо честь наша не покинула нас.
Возрадуйтесь Стихии нашего мира,
Ибо нет ничего сильнее вас.
Вот она - священная Ошу'гун,
Овеваемая западным ветром!
Воины клана, преклоните колени,
Шаманы, склонитесь в почтении,
Ибо вот она - священная Ошу'гун,
Овеваемая западным ветром!
Силой слова взойдет росток,
Крепка рука, держащая боевой топор,
Чисты помыслы того,
Кто чтит священную Ошу'гун,
Овеваемую западным ветром!
Един клан в деяниях своих,
Мудр и милосерден вождь,
Сила его от двух сердец,
Закаленных у подножия Ошу'гун,
Овеваемой западным ветром!

Старый шаман Арок с помощью двух орков поднялся с места и, опираясь на иссохшийся посох, подошел к Грон'Киру. Он медленно ощупал лицо и плечи воина, задержав руку на его топоре.

- Как тебе досталось это оружие? - спросил шаман.

Отблески костра упали на него, и Грон'Кир с удивлением понял, что глаза старика скрывает белесая пленка. Шаман был слеп.

- Это топор отца, - сказал воин. - Я подобрал его на том месте, где он погиб.

- Так значит, храбрый Грон'Лог умер? - огорчился шаман. - Он был хорошим воином. Твой топор достался ему от его отца, твоего деда Грон'Тугара.

- Да, отец погиб, - ответил Грон'Кир. - Его и весь клан убил демон по имени Варгалор. Это исчадье ада натворило много бед, и мы должны уничтожить его.

- Варгалор! - шамана слегка передернуло. - Этот демон очень хитер и силен. И если уж он проник в Азерот, то значит, сила его растет.

- У него есть еще двое помощников, их мы тоже хотим уничтожить.

- Это не помощники, - покачал головой Арок. - Давай-ка присядем, Грон'Кир, сын Грон'Лога, мои ноги слабы и просят отдыха. Я расскажу тебе все, что знаю об этом демоне.

Старик устало опустился на звериные шкуры, протянул руки к костру и некоторое время молчал.

- Он появился, когда наш мир разорвался на части, - заговорил шаман. - Но он и сам был разорван. Три сущности всего самого темного вошли в искалеченный и оскверненный Дренор, чтобы сеять хаос и зло. Три демона стремятся воссоединиться в единое целое, чтобы стать еще сильнее. Варгалор загубил много невинных жизней. В клане не наберется даже десятка молодых и сильных воинов, в основном остались старики. Убей этого демона, Грон'Кир, сын Грон'Лога. Убей или изгони обратно в преисподнюю.

- Но как это сделать? Простым оружием его не победить, да и где искать его?

- Найти его проще, чем кажется на первый взгляд. Ищи там, где творится большое зло.

- Азерот, - тихо проговорил Грон'Кир. - Но как справиться с ним?

- Духи наших предков давно дали ответ на этот вопрос. Варгалор хочет стать единым целым с двумя отторгнутыми частями своей сущности. И победить его сможет только тот, кто сам соединится с утраченной частью себя.

- Я знаю его! - воскликнул Грон'Кир. - Только... Его нет больше среди нас, он сейчас во власти демона.

- Найдите сильного мага, - сказал шаман. - Или того, в ком течет его кровь. Вызовите его дух и скажите, что делать. И молитесь, чтобы все получилось.

Шаман снова замолчал на минуту и продолжил.

- У меня есть к тебе просьба, Грон'Кир, сын Грон'Лога. Я уже стар и скоро наши предки заберут меня к себе. Такая же участь ждет большинство орков из остатков клана Западного Ветра. Дренор умирает, и Стихии не могут остановить это. У тех шестерых воинов, которых ты встретил, здесь нет будущего. Возьми их с собой и на земле Азерота возроди наш клан.

- Но старейшины тоже могут уйти с нами, - возразил Грон'Кир.

- Нет! - шаман был непреклонен. - Это мой мир и мне слишком поздно куда-то уходить. А у молодых будет новая родина и там они обретут новый смысл жизни. Ты будешь им вождем и наставником, ты поведешь их к славе, как когда-то твой дед Грон'Тугар вел клан Западного Ветра. У тебя его боевой топор и ты слышал нашу песню. Там есть слова "сила его от двух сердец". Пришла пора тебе узнать, что означают эти слова. Когда Грон'Тугар выковал свой топор, он закалил его в крови убитого огра, а шаманы попросили духов стихий укрепить это оружие. Если во время восхода солнца ты подставишь его первому лучу, то он будет переливаться красным цветом. А если ты вступишь с этим топором в бой, то воздух будет расступаться перед его лезвиями, огонь будет раскалять их, когда они вонзятся в плоть врага, а вода и земля не дадут оружию ржаветь. Этот топор имеет имя "Два сердца". Сердце этого оружия должно биться в одном ритме с сердцем его хозяина, а хозяин должен всегда помнить о чести. Тогда этот топор будет петь в бою, а не вопить, как у Адского Крика.

- Отец никогда не рассказывал мне об этом, - тихо проговорил Грон'Кир.

- Скорей всего, он просто не успел, - ответил шаман. - Демон убил его.

- Благородный Арок! - воскликнул будущий вождь своего клана. - Пусть духи наших предков будут свидетелями моей клятвы. Я выполню твою просьбу, и клан Западного Ветра займет достойное место на земле Азерота!

Глава 16. Армия теней

Понемногу время для меня перестало иметь всякое значение. Не осталось ничего. Ничего кроме боли. Тьма кружилась вокруг меня с неимоверной быстротой, пронзала насквозь, жгла и морозила одновременно. Тени, мечущиеся из стороны в сторону, постоянно что-то шептали и кричали, доводя до безумия. Я не видел Варгалора, но каждую секунду ощущал его присутствие. Он был рядом, он был вокруг меня, он был внутри того, что называлось моей сущностью. И вся эта армия теней - его верные псы, такие же плененные души, как и я, стремились подчинить себе всех, в ком еще оставалась частичка свободы. Эта частичка во мне становилась все меньше и меньше, и вот однажды, когда я почувствовал, что окончательно теряю себя, Варгалор почувствовал это тоже...

Свет восходящего солнца уже не радовал, а вызывал отвращение. Впрочем, дым от горящих городских кварталов затмевал его, но изредка он все-таки пробивался сквозь черную пелену. Лязг мечей смешивался со свистом стрел и пуль, грохотом ружей и яростными криками. С полным равнодушием я наблюдал, как волна за волной, войска Орды накатывались на защитников Дарнаса. Был уже захвачен вход в город и Терраса Ремесленников, но штурм только набирал обороты и ордынцы упрямо пробивались к Храму Луны. Орки, озверевшие от потоков крови, крушили все на своем пути. Таурены не отставали от союзников, а их рев "за Орду!" порой заглушал все остальные звуки. Огненный снаряд, выпущенный из гоблинской катапульты, перелетел через головы атакующих и, сея смерть, врезался в ряды ночных эльфов и воргенов. Ответный залп дарнасской артиллерии нанес ужасающий урон врагу, но на это мало кто обратил внимание.

Орда продолжала наступление. Храмовые Сады, лежащие в центре города, стали самым настоящим кладбищем, мертвецы на котором прибавлялись с каждой секундой. Несколько орков, троллей и эльфов крови, в числе первых пробившихся в центр Дарнаса, подверглись ожесточенной атаке калдорайских друидов. Сперва под их ногами вздыбилась земля, а затем мгновенно выросшие корни оплели и сжали ордынских воинов так, что хруст костей и предсмертные крики были слышны на очень далеком расстоянии. Тем, кто избежал этой участи, повезло не больше. Стая огромных кошек с оглушающим рычанием ринулась на врага подобно молниям. Огромные когти раздирали кольчугу и рвали противника на части, выпуская наружу внутренности и фонтаны крови. Внезапно одна из кошек взвыла диким голосом и стала кататься по земле, охваченная пламенем. Несколько демонов, призванных чернокнижниками Орды, обрушили огненный шквал на защитников города, и в воздухе сразу запахло паленой шерстью...

Внезапно картина передо мной сменилась, и я увидел остров, на котором в сгустках какого-то магического мерцания лежали руины большого города. Я с трудом узнал его, ведь мне никогда не приходилось бывать в Тераморе, зато я много слышал о нем от подвыпивших воинов в тавернах Оргриммара. И снова в глубине моей души не возникло ни удивления, ни сострадания. Затем меня плотной стеной окружил туман. Когда же он рассеялся, я увидел побережье абсолютно незнакомой местности. Десятки кораблей Орды стояли на якоре, а на берегу кипел бой. Сражение было с Альянсом, но среди сражающихся я ясно видел каких-то странных существ похожих на медведей. Эти существа были явно разумными, они ходили на задних лапах, держали оружие и сражались.

- Хаос, - раздался рядом голос Варгалора. - Хаос и смерть везде. Но Азерот еще не познал все это в полной мере. Скоро мы нанесем главный удар. Ты уже готов, Озгурд. И я тоже...

До боли знакомая земля Дуротара почему-то потеряла свою привычную красновато-оранжевую окраску. Теперь она была темно-серой, и я не сразу понял почему. Но когда эта мрачная масса пришла в движение, до меня дошло, что все видимое мной пространство у Оргриммара было заполнено тенями. Они шевелились, как огромная куча червей и ждали. Ждали, когда их мерзкий хозяин даст им приказ на уничтожение всего живого вокруг. И я был среди этой кучи и ждал так же терпеливо, как и все остальные тени. Замысел Варгалора был предельно ясен - стравить народы Азерота и постепенно уничтожить и поработить их все до единого. И тогда настанет царство Тьмы. Его царство...

И когда он появился среди своей армии теней, я понял, что этому миру приходит конец. Все то, что я когда-то любил и ценил, должно было уйти в прошлое навсегда. Уже никогда не будет маленького городка Брилла, где я повстречал Анетту Вильямс и Ренни, не будет таверны Нуфы в Оргриммаре, да и самого Оргриммара уже не будет. Не будет НИЧЕГО. И в тот момент, когда все это промелькнуло в моем сознании, я ясно и отчетливо услышал:

- Трус!!!

Глава 17. Мудрое решение

Оргриммар, полдень...

Шестеро орков из клана Западного Ветра с интересом осматривали проносившиеся мимо окрестности Оргриммара, но седьмой глядел на все изменения с нескрываемой тревогой. Грон'Кир помнил, как офицер Альянса на Полуострове Адского Пламени сообщил, что в Азероте началась война, поэтому не удивлялся многочисленным отрядам коркронцев у столицы Орды. Удивляло и тревожило другое. Почему коркронцы держат под прицелом связанных троллей? Тайюку, Валадриэль и Лианзору тоже немало озадачило это обстоятельство, но прояснять ситуацию было некогда и группа, не задерживаясь, проехала в южные ворота города.

В крепости Громмаш было шумно. Выполняя приказы и поручения, туда-сюда сновали эльфы и гоблины, орки и таурены. Только троллей нигде не было видно. Как, впрочем, и Гарроша Адского Крика. Грон'Кир уже хотел было остановить какого-то шустрого гоблина, чтобы выяснить местонахождение вождя, как вдруг услышал окрик:

- Эй, воин!

Он повернулся на звук и, увидев подошедшего седовласого орка, сжатым кулаком коснулся груди, салютуя ему.

- Приветствую тебя, благородный Эйтригг! Не подскажешь ли где нам найти вождя?

- Вождя сейчас нет в городе, - ответил Эйтригг. - А для чего вам вождь?

- Мы выполняли его задание, и пришли доложить о результатах. Кроме того, я привел из Награнда часть моего клана.

- Так вы были в Дреноре? Значит, вы не знаете... Хорошо, ты можешь все рассказать мне, я замещаю вождя, пока он отсутствует.

Эйтригг подозвал стражника и велел ему отвести соплеменников Грон'Кира в таверну и накормить, а сам с остальной группой отошел в дальнюю часть крепости.

- Говорите, я слушаю вас.

Грон'Кир рассказал все полностью, от начала и до момента расставания с Ароссо. Лицо старого орка по ходу рассказа становилось все мрачнее. Он внимательно слушал и лишь изредка прерывал Грон'Кира вопросами. Когда тот закончил, Эйтригг долго молчал, обдумывая все сказанное. Наконец он взглянул молодому воину в глаза.

- Так значит, в этой войне виноват проклятый демон?

- Да, благородный Эйтригг. Я надеюсь на всю твою мудрость в решении этого вопроса.

- Не надо быть мудрым, чтобы понять цель демона. Он хочет ослабить наши народы и сделать свое черное дело. И это ему почти удалось.

- Как? - воскликнул Грон'Кир. - Мы должны уничтожить его и остановить эту войну!

- Ты слишком долго отсутствовал, - покачал головой Эйтригг. - И многого не знаешь. Я сомневаюсь в том, что эту войну можно остановить. Она зашла слишком далеко и коснулась не только Азерота.

- Я не понимаю тебя, Эйтригг! - Грон'Кир был крайне удивлен и раздосадован. - Разве мы не в силах что-либо сделать?

- Прошу прощения, - вмешался в разговор Тайюка. - А почему возле Оргриммара находятся связанные тролли под охраной коркронцев?

- Ты очень наблюдателен, таурен, - усмехнулся Эйтригг. - Многие поступки и решения Адского Крика не нашли поддержки в сердцах союзников. Племя Черного Копья восстало и Вол'джин не желает больше служить Орде, которой управляет Гаррош. А Адскому Крику некогда разбираться с мятежными троллями, он покоряет открытую далеко на юге новую землю - Пандарию.

- Но в этой войне нет чести! - вышел из себя Грон'Кир. - Нас же просто используют!

- Я знаю, что такое честь! - яростно крикнул старый орк. - Тебе это может подтвердить человек по имени Тирион Фордринг! Что ты предлагаешь мне сделать?

- Альянс пострадал от этого демона не меньше Орды, - немного успокоившись, ответил Грон'Кир. - Им тоже не нужна эта война. Отзови войска, Эйтригг, они пригодятся в другом месте.

- Ты очень молод, сын храброго Грон'Лога, - сказал старый орк. - Но честь для тебя не пустой звук. Хорошо. Да будет так. Я возьму на себя ответственность перед вождем за это решение.

- Да хранят тебя духи предков, благородный Эйтригг! Ты принял мудрое решение. Теперь нам остается только разделаться с проклятым демоном.

Старый орк проводил долгим взглядом уходящую группу, тяжело вздохнул и подозвал одного из стражников.

- Скажи всем командирам, пусть усилят караулы. И отправь посыльных к Скиггриму в Сумеречный лес и к Раджонгу в Дарнас. Пусть возвращаются в Оргриммар.

Тельдрассил, Дарнас...

Тиранда Шелест Ветра исцелила уже не один десяток воинов, когда вдруг ей показалось, что она оглохла. Стон раненного воргена тут же убедил ее в обратном, но странное ощущение все же не уходило. Она уже поняла причину, но разум отказывался верить в это. Тиранда выбежала из Храма Луны и удивленно застыла на месте. Причиной внезапно возникшей тишины было неожиданное отступление почти победившей Орды. Это не было бегством, это был организованный отход, как будто враг решил проявить милосердие и пощадить всех оставшихся в живых защитников Дарнаса. В такое милосердие верилось с трудом, но, тем не менее, Орда почему-то отказалась от достигнутого кровью успеха и покидала территорию города.

Где-то вверху послышалось хлопанье крыльев, и через минуту перед верховной эльфийской жрицей приземлился гиппогриф с дренейским воином на спине. Дреней спешился и почтительно поклонился Тиранде.

- Госпожа, мне поручено передать вам послание, - воин вынул из-за пазухи свиток. – Я должен доставить в Экзодар ваш ответ.

Жрица развернула свиток и внимательно прочитала написанный торопливой рукой текст:

«Спешу побеспокоиться о состоянии ваших дел. Все ли у вас в порядке? Орда внезапно покинула остров Лазурной Дымки, оставив нас всех в недоумении. Мы чудом остались живы.

Велен».

Глава 18. Забыть всю вражду

Штормград, резиденция Вариана Ринна...

Вариан Ринн подождал, пока вошедший в зал Генн Седогрив займет место среди всех присутствующих и сказал:

- Итак, господа, начнем. Некоторое время назад в Штормграде и его окрестностях начали происходить необъяснимые и весьма неприятные вещи. Пропадали люди, совершались нападения на патрули, и все это происходило при весьма странных обстоятельствах. Я поручил разобраться в этих безобразиях человеку, которому полностью доверяю. Сегодня утром этот человек вернулся в Штормград. Я хочу, чтобы вы услышали то, что услышал я, а после этого мы все вместе примем какое-нибудь решение. Итак, позвольте вам представить паладина Ароссо Винлема.

Ароссо встал со стула, на котором сидел и поклонился всем собравшимся. Он вышел в центр зала и остановился так, чтобы все могли одинаково хорошо его видеть и слышать.

- Господа, - начал говорить паладин. - Некоторые из нас считали, что все эти неприятности - дело рук Орды. Но они ошибались. Я могу с уверенностью заявить, что Орда тут совершенно не причем. Более того, она сама пострадала от действий злоумышленников.

- И что же это за злодеи такие? - спросил верховный адмирал Джес-Терет.

- Это демоны, - просто ответил Ароссо.

По залу пронесся легкий шумок. Недоверчивые взгляды со всех сторон впились в паладина, заставив Ароссо слегка покраснеть от возмущения.

- Господа, - продолжил он. - Я не пьян, а если кто-то считает меня лгуном, то пусть попробует сказать это мне в лицо.

- Довольно! - Вариан Ринн немного наклонился вперед в своем кресле и пристальным взглядом осмотрел всех. - Здесь все верят вам на слово, ведь так?

Возражений не последовало, и паладин заговорил вновь.

- Все началось, когда после известных событий, мир, именуемый Дренором, разорвался на части. Но после разгрома Пылающего Легиона в этом мире осталась частичка Саргераса, и она тоже оказалась разорванной. Так появился демон Варгалор и две остальные его сущности. У демонов не бывает благих целей и этот случай не исключение. Варгалор действовал по всему Запределью, но со временем этой территории ему стало мало. Через Темный портал он проник в Азерот и теперь наши с вами судьбы находятся в смертельной опасности.

- Я давно говорил, что этот проклятый портал надо взорвать! - воскликнул генерал Хаммонд Клэй.

- Эти демоны, - продолжил Ароссо. - Умело играя нашими чувствами, спровоцировали несколько конфликтов, которые в итоге привели к существующему на данный момент положению. И это только начало.

- А какова же конечная цель этих исчадий ада? - спросил Генн Седогрив.

- Уничтожение и порабощение нашего мира, - ответил паладин. - Нам всем надо, как бывало раньше, объединиться в борьбе против зла.

- И с Ордой тоже? - усмехнулся Мурадин Бронзобород. - Когда-то мы вместе воевали против полчищ врагов, а тут не сможем сами уничтожить всего лишь трех демонов?

Двери в зал открылись, и внутрь торопливым шагом вошел глава ШРУ Матиас Шоу. Он отозвал короля в сторону и несколько минут что-то тихо говорил ему, а затем, получив какие-то указания, так же быстро вышел. Вариан Ринн немного постоял в раздумьях и вернулся к собравшимся гостям. Король оглядел всех и сказал:

- Господа, я только что получил известие, к которому не знаю как отнестись. Дело в том, что у ворот Оргриммара появилась армия существ явно не из нашего мира.

- Демоны? - обеспокоенно спросил Ароссо. - Варгалор перешел к более активным действиям?

- Скорей всего так и есть, - кивнул головой король. - И нам немедленно надо решить, как поступить. Если эта нечисть всерьез угрожает Альянсу, то имеет смысл забыть обо всех конфликтах и вместе разгромить врага.

- Ваше Величество, - генерал Хаммонд Клэй поднялся со своего места. - При всем уважении к вам... Разгромить врага - это немного поспешно сказано. Кто видел этого Варгалора в бою? Кто знает, как он сражается? Какую тактику избрать для боя с его армией?

- Мы однажды уже усвоили один хороший урок, - негромко, но уверенно сказал Генн Седогрив. - Общего врага надо бить вместе и никак иначе, если мы не хотим, чтобы он нас перебил поодиночке.

- Это правильно, - поддержал Седогрива Ароссо. - Но я думаю, что Варгалора нужно бить не только армией.

- Что ты имеешь в виду, парень? - почесал затылок Бронзобород.

- Есть один способ уничтожить самого демона, но для этого нужен сильный маг и...

- И я! - раздался голос у дверей зала.

Все присутствующие повернулись на звук и недоуменно затихли, лишь только один Ароссо с облегчением воскликнул:

- Хвала Свету, с вами все в порядке! - и тут же добавил. - Добрый день, леди Джайна!

От входа в центр зала шли два рыцаря смерти и известная всем собравшимся Джайна Праудмур.

- Господа, представляю вам моего приемного сына Мэллона и храбрейшую представительницу дренейского народа Заргаану.

- Она действительно очень храбрая, - улыбнулась Джайна Праудмур. - Вы бы видели, как она убеждала меня выступить против демонов!

- Ну, тебя и убеждать особо не надо, - засмеялся Вариан Ринн. - Всем известно, что ты поклялась убивать нечисть всегда и везде.

- Да, это так, - ответила волшебница. - И теперь я постараюсь в очередной раз выполнить свою клятву.

- У вас есть план, леди Джайна? - спросил Мурадин Бронзобород.

- Не у меня, - Джайна Праудмур показала на Мэллона. - План у него. И это хороший план.

- Мы все готовы выслушать его прямо сейчас, - король сделал Мэллону приглашающий жест рукой.

Ночной эльф взглянул на всех сверкнувшими глазами, и многим показалось, что руны на его висящем за спиной двуручном мече вспыхнули на короткое мгновение.

- Здесь находится мой приемный отец, - начал он. - Настоящие же родители давно погибли в бою с Ордой. Но мой отец был поднят из мертвых, и у него не было другого выхода, как стать Отрекшимся и принять имя Озгурд. Он сейчас во власти демона, но именно это и дает нам шанс победить Варгалора. Душа прежнего Изенделла и его жены Иларии могут объединиться с тем, кем сейчас является мой настоящий отец. Это даст ему необходимые силы для победы. Но нам нужно вызвать его дух, а у меня это не получилось, хоть я и чувствую его душу на расстоянии. Нам в этом поможет лишь очень сильный маг. Такой, как леди Джайна.

- Так значит, после Черного Оплота вы направились прямо в Даларан? - догадался Ароссо.

- Да, именно так.

- То есть вы берете на себя самого Варгалора, - спросил Бронзобород. - А все остальные в это время будут уничтожать его армию?

- Да. И мы очень надеемся на то, что наши друзья убедят лидеров Орды выступить с нами единым фронтом.

Глава 19. Крик Клятвы

Предместье Оргриммара, рассвет...

- Трус! - с гневом повторил голос, который, как мне показалось, звучал со всех сторон одновременно. - Ты хочешь предать всех, кого любил в прошлой жизни? Как ты мог допустить в себя такое равнодушие? Вспомни, Изенделл! Вспомни все, что было раньше. Не дай себе раствориться в этой оскверненной тьме.

Я слушал этот голос и понимал, что он мне знаком. Более того, когда он звучал, мне безумно хотелось что-то сделать. Я просто обязан был это сделать, но не знал, что именно.

Темно-багровая вспышка взрыва взметнула в небо языки гигантского пламени, которое не опалило ни одну из теней, но явило всем злобного демона. Армия Скверны возбужденно забурлила, предчувствуя нечто такое, что скоро изменит весь окружающий мир. Варгалор выглядел как козлоногий гуманоид с головой дракона, окруженный багровой аурой. Его крылья вытянулись в сторону неба и тут же резко опустились, подняв демона над своим легионом. Варгалор развел руки, и ослепительная вспышка со звуком громового раската заставила задрожать землю перед Оргриммаром. И эту дрожь земли почувствовала не только армия теней...

Оргриммар, таверна в Аллее Силы...

Грон'Кир в компании новых членов своего клана сидел в таверне в Аллее Силы. Шестеро молодых орков внимательно слушали своего вождя, и время от времени отхлебывали из своих кружек светлое пиво. Грон'Кир рассказывал соплеменникам о Дуротаре и особенностях здешней жизни, а орки, впервые увидевшие Оргриммар, впитывали информацию, как губка, изредка издавая возгласы удивления.

У входа послышался звук шагов и в таверну вошел таурен Тайюка. По его блестящим глазам было видно, что он принес какие-то важные новости.

- Еще пива! - крикнул Грон'Кир хозяйке заведения и кинул на стол несколько монет.

- Я получил ответ, - сказал Тайюка, усаживаясь рядом с орком. - Шаманы Кровавого Копыта согласны попытаться вызвать дух Озгурда. Скоро они будут в Оргриммаре. Теперь дело за Ароссо, пусть быстрее ищет Мэллона.

В этот момент хозяйка таверны принесла несколько полных кружек пива и осторожно поставила их на стол. Она не пролила ни капли, не позволила слететь ни одной частичке пены, но, тем не менее, в следующую секунду все пиво оказалось на полу. Впрочем, как и все орки, таурен и сама хозяйка.

- Какого демона... - хотел сказать Грон'Кир, поднимаясь с пола, но Тайюка перебил его.

- Тише! - крикнул он. - Слушайте!

Снаружи нарастал какой-то гул. Он становился все громче и наконец, перерос в крики тысяч жителей города. Тайюка, Грон'Кир и шестеро орков из клана Западного Ветра выскочили из таверны и в первый момент застыли на месте. Все в городе куда-то бежали. Кто-то бежал к главным воротам и забирался на верхнюю смотровую площадку. Кто-то наоборот, бежал от главных ворот, крича что-то немыслимое.

В Аллею Силы со стороны Волока зашел отряд коркронцев и остановился у крепости Громмаш, ожидая указаний. С лестницы, ведущей к Гоблинским Трущобам, спустились еще два отряда и встали возле первого. В небе стаями кружили виверны стражей города, но, не вылетая за пределы Оргриммара.

У входа в крепость Громмаш появился Эйтригг. Четко и быстро он отдавал приказы командирам отрядов, не позволяя разрастись панике. Увидев Эйтригга, Грон'Кир кинулся к нему, чтобы прояснить ситуацию. А тот придирчивым взглядом осмотрел его и спросил:

- Заточен ли твой топор, сын Грон'Лога? Готов ли ты к бою?

- Я всегда готов, - ответил Грон'Кир. - А что случилось?

- Ваш демон пришел, - усмехнулся старый орк. - Да еще и с друзьями.

Но Грон'Кир его уже не слышал. Он со всех ног бежал к главным воротам Оргриммара. А там уже стояли Валадриэль и ее сестра Лианзора. Их лица были бледны, но выражали решимость вступить в бой немедленно.

- Час пробил, - тихо сказала Грон'Киру Валадриэль. - Да поможет нам всем Элуна.

Орк посмотрел вперед, и неприятный холодок пробежал по его коже. Все пространство перед городом было заполнено черными силуэтами, над которыми в воздухе парил монстр. Армия теней колыхалась и бурлила, как море перед бурей. И эта буря должна была начаться очень скоро. Но Варгалор не торопился нападать на Оргриммар. Он висел над своим войском и чего-то ждал. Может быть, он впитывал в себя весь страх, который почувствовал в городе, а может быть ждал какого-то знака, известного лишь ему одному. Грон'Кир смотрел на демона и ощущал, как где-то внутри закипает ярость. Пальцы сами сжали рукоять топора, и разжать их сейчас не смогла бы никакая сила в мире.

- Эй, ты! - внезапно крикнул орк. - Чего тебе надо здесь? Убирайся обратно к себе в преисподнюю! И верни нам Озгурда!

Несмотря на далекое расстояние, Варгалор услышал слова Грон'Кира. Он медленно поднял взгляд и уставился на орка горящими красным светом глазами. Его ответ был подобен грому и был услышан каждым в Оргриммаре.

- Ты еще жив, убийца свиней? - расхохотался демон, после чего зарычал. - Я Варгалор, Повелитель Тьмы и Властелин Бездны! Я не прошу вас сдаться, я приказываю вам умереть, ибо пощады не будет никому!

Грон'Кир, не в силах сейчас добраться до врага, яростно плюнул в его сторону и решительно направился к спуску в город. А там уже кипела подготовка к сражению, и на лицах ордынцев не осталось и следа первоначальной паники. У всех была только мрачная решимость.

- Коркронцы! - послышался где-то рядом крик. - Строиться у кузницы в три шеренги!

- Северные Волки, собраться на спуске из Волока!

- Клан Песни Войны, все к главным воротам!

Оргриммар собирался драться. Жизнь для всех отошла на второй план, а на первый вышла смерть. На верхнем ярусе города, торопясь изо всех сил, гоблины смазывали и заправляли топливом свои летательные машины. Рядом с ними эльфы крови затачивали мечи и проверяли прицелы винтовок, а таурены тренировались в искусстве владения копьем. Грон'Кир остановился в центре Аллеи Силы и поднял над головой свой боевой топор. И как только он это сделал, в лучах солнца он запылал ярким алым светом, словно чувствуя предстоящую битву. Сзади кто-то дотронулся до его плеча. Грон'Кир обернулся и увидел перед собой очень старого орка. Он был настолько стар, что не мог поднять оружие и ходил, опираясь на палку. А еще в его глазах были слезы.

- Почему ты плачешь? - удивленно спросил Грон'Кир. - Ведь орки никогда не плачут.

- Ты ошибаешься, - ответил старик. - Когда мы с Траллом освобождали пленных орков из лагерей, я видел слезы на его глазах. Это случилось, когда в крепости Дарнхолд погибла девушка, которая была его настоящим другом. Не стоит стыдиться слез, если они текут из-за горя.

- Какое же горе постигло тебя сейчас, старый воин?

- Сейчас на моих глазах слезы не из-за этого. Я плачу, потому что мне уже не удержать в слабых руках мой боевой молот. А если я и подниму его, то мои ноги переломятся пополам. Я плачу, потому что завидую молодым воинам, в сердцах которых кипит мужество. Я завидую им, потому что они могут с честью погибнуть на поле боя во имя Орды. Мне же остается сидеть на пороге таверны и ждать своего смертного часа. А когда я умру, то все, кто сегодня останутся в живых скажут: «орк Эрзал умер, как подзаборный пьяница». Мне стыдно и я не могу остановить мои слезы из-за этого.

- Нет! – взревел Грон’Кир. – Не бывать этому! Стой здесь, благородный Эрзал, никуда не уходи!

Он метнулся к зданию аукционных торгов и через несколько минут вернулся обратно. В руках он нес небольшой, но заряженный арбалет и легкий длинный кинжал.

- Вот, держи! Если враги прорвутся в город, то ты успеешь выстрелить и нанести свой последний удар!

- Я благодарю тебя, молодой воин. Назови мне свое имя, чтобы я смог сообщить духам предков о твоем благородстве.

- Я Грон’Кир, сын Грон’Лога и внук Грон’Тугара, вождь клана Западного Ветра.

- Хорошо, я запомню это. Иди же, храбрый воин, и убей всех врагов на своем пути.

- Да! – Грон’Кир сжатым кулаком отсалютовал старому Эрзалу и вновь вскинул топор вверх. – Клан Западного Ветра, ко мне!

Вокруг своего лидера немедленно собрались все шестеро орков, но к ним тут же присоединились Тайюка и Валадриэль с Лианзорой. Стоявший неподалеку Эйтригг, предчувствуя что-то необычное, подошел поближе и остановился в пяти шагах. И в этот момент из глотки Грон’Кира вырвался крик такой ярости, что все в Аллее Силы поняли – сейчас кто-то из орков произнесет особую клятву. Вокруг немедленно собралась толпа и через мгновение наступила тишина.

- Братья! – крикнул Грон’Кир. – Сегодня для нас настал час испытаний! Этого не сможет избежать никто! И в этот час я клянусь перед своим кланом и всеми, кто здесь собрался, что навсегда забуду три слова: трусость, слабость, равнодушие! Но также навсегда войдут в мою память честь, сила и Орда! Я клянусь в том, что проклятый демон и свора его грязных псов сдохнут у ворот великого Оргриммара или уберутся обратно в ад, поджав хвост! А если этого не случится, то тогда и жить незачем! За Орду! Лок’тар огар!

Тысячи глоток взревели в ответ. Тысячи топоров, молотов и мечей взмыли в воздух, присоединяясь к клятве. Как цепная реакция, боевой клич Орды пронесся по всему городу из района в район и отозвался в каждом сердце.

Но в следующий момент раздался еще один крик, заставив всех повернуться к главным воротам Оргриммара:

- Появились еще два демона! Они идут на штурм!

Глава 20. Изенделл

С высоты главных ворот Оргриммара было прекрасно видно, как среди армии теней возникли две копии Варгалора, только немного меньших размеров. Они медленно двинулись к главному демону и остановились возле него, словно ожидая приказов.

300 метров до городских ворот...

Находясь среди легиона демонических созданий, я вдруг почувствовал, как неизвестная сила начала толкать меня вперед к городу. И вместе со мной двинулась вся черная армия. Она была похожа на волны морского прибоя, бьющиеся о берег и одновременно на гигантскую стаю саранчи, которая стремится сожрать все на своем пути. Я видел, как из-за стен Оргриммара вылетали десятки огненных снарядов из катапульт и падали вокруг меня. Я видел, как стены города озарились вспышками сотен выстрелов, а воздух наполнился свистом стрел и пуль. И сквозь весь этот шум и грохот в мое сознание все сильнее прорывался голос, казавшийся мне знакомым...

- Огонь! - заорал гоблин.

Его соплеменник нажал на рычаг и тут же отскочил, чтобы подвижные части катапульты ненароком его не задели. Метательная машина выбросила очередной снаряд и вновь была "оккупирована" шустрым заряжающим персоналом. Над городом взлетела сотня ветрокрылов и, управляемая седоками, устремилась в сторону атакующего врага. Градом сверху посыпались саронитовые бомбы, и территорию перед Оргриммаром постепенно стало затягивать дымом. Внезапно в этом дыму засверкали багровые молнии и летающие над демонами смельчаки стали падать один за другим. Темная армия продолжала наступать. До ворот Оргриммара оставалось 200 метров.

200 метров до городских ворот...

Посыльный вбежал в крепость Громмаш и, едва переводя дух, крикнул:

- Эйтригг! С запада подходят отряды Скиггрима!

Старый орк вскочил с кучи звериных шкур и взволнованно стал ходить туда-сюда, принимая решение.

- Так! - сказал он гонцу. - Садись на ветрокрыла и лети навстречу Скиггриму. Пусть пока не переходит Строптивую. Пусть ждет сигнала. Он поймет, когда атаковать. Иди!

Орк Скиггрим стоял на берегу реки Строптивой и смотрел в подзорную трубу на территорию Дуротара. Таурен Каурхан Черный Рог шумно дышал за его спиной и нетерпеливо вертел рогатой головой.

- Громболар! - выругался орк и передал трубу товарищу. - Да их там не пересчитать!

Таурен взглянул в оптический прибор и через минуту добавил:

- И они нас видят. Видят, но не нападают.

- Они идут на Оргриммар, - ответил Скиггрим. - А старый хитрец Эйтригг хочет, чтобы мы ударили им в левый фланг.

- Было бы неплохо, - прищурился Черный Рог. - Чтобы кое-кто забыл все обиды и помог нам с юга.

- Ты думаешь, Вол'джин согласится?

- Да, это и в его интересах тоже. Если мы проиграем, то следующим будет он.

- Хорошо, - кивнул головой орк. - Отправляйся к Вол'джину и убеди его вступить в битву.

150 метров до городских ворот...

Одетый в броню и вооруженный двуручным мечом, Эйтригг вышел из крепости Громмаш и обвел взглядом стоящих перед ним воинов.

- Братья! - крикнул он. - Нет времени на пламенные речи и на разговоры о том, что вы все и так знаете. Сейчас мы выйдем из Оргриммара и назад зайдем только победителями. Или не зайдем никогда. Иного пути нет. Открыть ворота!

Тяжелые створки со скрипом разошлись, выпуская из города всех, кому сегодня было суждено принять смертельный вызов судьбы. Потоки Орды хлынули наружу и лавиной понеслись вперед, словно острием копья врубаясь в полчища врагов. В тот же миг с запада раздался дикий, оглушающий рев "За Орду!". Это в бой вступили перешедшие реку Строптивую отряды орка Скиггрима. Небо Дуротара потемнело от взмывших в воздух ветрокрылов, виверн и механических летательных аппаратов. Засверкали молнии, бьющие в скопления противника, потянулись шлейфы от заклинаний, начали плясать над головами топоры, мечи и молоты. Всего лишь через несколько минут красновато-оранжевая земля Дуротара стала черной от рек ордынской крови, смешанной с оскверненной сущностью уничтоженных демонов...

Грон'Кир сражался плечом к плечу с орками своего клана. Рядом бились Тайюка и Лианзора, частенько замечая, как от выстрелов засевшей на крыше заставы Драношар Валадриэли падали наземь демоны. Прошло не так уж много времени после начала битвы, как Грон'Кир начал понимать, что у Орды возникают серьезные проблемы. Демоны умирали, но чтобы убить одного, требовалось приложить слишком много усилий. Они теряли часть себя с каждым ударом меча или молота, но таких ударов надо было нанести десяток, чтобы окончательно сразить врага. Сами же демоны не имели оружия, они дрались магией. И их было слишком много.

Грон'Кир видел, как один из них был атакован сразу тремя ордынцами - двумя эльфами крови и гоблином. Эльфы пустили в ход свои мечи, а гоблин выкрикнул заклинание, после которого с его вытянутых рук сорвался темный пучок энергии и ударил в грудь демона. Тот на мгновение покрылся какими-то искрами и... отразил заклинание обратно. Гоблин рухнул замертво, а эльфы, продолжая рубить врага, внезапно испытали такой приступ страха, что бросили оружие и кинулись бежать. И тут же умерли, сраженные в спину ударами темно-багровых молний. Демон, которому все-таки досталось от эльфов, зашатался, упал на колени и рассыпался в прах, пронзенный насквозь копьем таурена Тайюки.

Грон'Кир без устали махал своим топором, когда вдруг заметил под ногами какую-то лужу, которая быстро растекалась во все стороны. Достигнув пяти метров в диаметре, она стала исторгать из себя испарения, моментально вызывающие дикую слабость и приступы кровавой рвоты. Грон'Кир хотел отпрыгнуть за край лужи, но его ноги подогнулись, а в глазах все поплыло и смешалось в непонятную муть. Уже падая, он почувствовал, как кто-то грубо схватил его за кольчугу и потащил в сторону.

Глоток воздуха с дымом от разрывов саронитовых бомб стал лекарством от этого мерзкого смрада и Грон'Кир с надрывом закашлялся.

- Вставай! - услышал он женский крик. - Быстрее!

Орк вскочил на ноги и тут же бросился обратно на землю. Он сделал это весьма вовремя, так как мгновением позже в дюйме от него пролетело нечто сверкающее и издающее треск электрического разряда. Грон'Кир вновь поднялся, но демон был уже перед ним. Сжав кулаки обеих пылающих пламенем рук в одно целое, он с размаху нанес удар. Орк увернулся, и тут же рядом возникла фигура эльфийки Лианзоры. Своим мечом она изо всех сил рубанула по горящим рукам демона и быстро отскочила в сторону. Демон оставил в покое орка и метнулся к ней, но в ту же секунду получил сильный удар топором в спину. Спустя мгновение две пули пробили его голову и исчадье преисподней, издав яростный стон, развеялось по ветру. Грон'Кир кивнул головой Лианзоре и хотел уже атаковать следующего врага, как вдруг заметил нечто странное со стороны бухты Острорука. Там, на востоке, сквозь дым и поднятую пыль виднелись едва различимые вспышки, которые не гасли, а продолжали светиться. И когда через несколько минут раздались громкие звуки горна, всем стало ясно - в этой битве Орда не одинока...

Отряды Альянса выходили из порталов и быстро строились в боевой порядок. Всадники в тяжелой латной броне, стрелки с луками и ружьями, маги в длинных балахонах торопливо занимали свои позиции и готовились к атаке. Но была еще одна группа, которая держалась особняком. Их было всего четверо, но стоящая перед ними задача была не менее важна, чем у всех остальных. Прозвучал сигнал горна и всадники двинулись вперед. Сначала медленно, потом все быстрее и быстрее, и наконец, под громкий боевой клич "за Альянс!" перешли в галоп.

- Ааа! - раздался яростный рев Варгалора. - Почти все собрались! Осталось дождаться отверженного!

«Отверженный» не заставил ждать своего появления. Сперва на юге показалось большое облако пыли, а затем в тыл демонической армии ударили тролли Черного Копья. Вол’джин не бросил Орду в трудный момент и прибыл на помощь весьма вовремя.

Небо над Дуротаром внезапно стало темнеть и покрываться грозовыми тучами. Что-то страшное и неотвратимое надвигалось на этот мир, заставляя землю дрожать под ногами и издавать такие стоны, как будто весь Азерот разрывался на части.

- Леди Джайна! – закричал Ароссо. – Быстрее! Демоны объединяются в одно целое!

- Ты готов, мой мальчик? – спросила волшебница стоящего рядом Мэллона.

Тот молча кивнул головой и Джайна Праудмур произнесла первое заклинание…

Где-то в центре армии демонов…

Как снежная лавина, падающая с гор, как водопад, несущий тонны воды, воспоминания накатили на меня, повергая в шок. Внезапно я вспомнил все, что было со мной в прошлом. Я вспомнил не только свою жизнь в Орде, но и все остальные события, произошедшие с ночным эльфом Изенделлом.

Я почувствовал, как каждое мгновение меня наполняет чем-то светлым и родным, чем-то таким, что я давно потерял безвозвратно. Переполняя мою сущность, эти воспоминания привнесли в меня еще нечто удивительное настолько, что первое мгновение я был просто ошеломлен…

Яркий свет вспыхнул в самом центре армии демонов и захлестнул ее полностью. Варгалор издал яростный стон и, закрыв глаза руками, застыл на месте. Словно слепой, он рванулся в одну сторону, затем в другую, но нигде не нашел того, что искал. И он не мог этого найти, потому что тот, кто внезапно возник неподалеку, опередил его…

- Силы небесные! – широко раскрыв глаза от изумления, прошептал паладин Ароссо. – Это же… О, великий Свет!

- Помогите ему! – закричала дренейка Заргаана. – Быстрее!

Объединенные силы Орды и Альянса с четырех сторон атаковали армию демонов с удвоенной энергией. Все видели своими глазами, как возникший в самой гуще врага воин, окутанный ярким свечением, ударами искрящихся кинжалов уничтожил двух ослепленных исчадий преисподней, не успевших воссоединиться с Варгалором. Дикий стон главного демона потряс всех сражающихся и вселил уверенность в том, что победа над силами тьмы реальна.

- Кто ты? – взревел Варгалор и нанес удар, который… ушел в пустоту.

- Меня зовут Изенделл, - ответил ночной эльф, вонзая кинжалы во врага.

Крылатый монстр в бессильной ярости бил багровыми молниями во все стороны, но все его усилия пропадали даром. Он не попадал никуда, кроме своих же приспешников, которые гибли сотнями. И когда Варгалор почувствовал, что получил смертельный удар, когда армия демонов стала таять буквально на глазах, когда натиск войск Азерота стал неотвратимым и беспощадным, среди воинов Орды и Альянса раздался громкий крик:

- Победа!

Эпилог

Я, паладин Ароссо Винлем, повидал на своем веку достаточно, чтобы написать многие тома воспоминаний. Я видел беспримерную храбрость воинов, не щадящих своих жизней во имя справедливости и чести, я видел предательство и горе, и этот список можно было бы продолжать бесконечно. То, что произошло в тот день у столицы Орды, навсегда останется в моей памяти ярким примером того, что вера во все самое светлое может победить самого сильного врага и воплотить в реальность все, что кажется невозможным. Тот день под Оргриммаром вернул мне уверенность в то, что никакая вражда не сможет убить в нас стремление к свободе и независимости. А еще тот день под Оргриммаром вернул мне друга.

Впервые в истории Азерота ночной эльф шёл по столице Орды, и никто не видел в нем смертельного врага. Впервые в истории Азерота ночной эльф предстал перед израненным и едва стоящим на ногах орком Эйтриггом, который оттолкнув поддерживающих его воинов, отсалютовал эльфу прижатым к груди кулаком и хриплым голосом проговорил:

- Тром-ка, друг!

Конец

Автор: Master of the Wind

комментарии работают на Disqus