Считаете себя заядлым коллекционером фигурок? Возможно, вы заинтригованы замысловатым дизайном? В чем бы ни была причина, вы точно не устоите перед выпуском новой серии коллекционных фигурок! И они уже появились в онлайн магазине Blizzard.

Эти великолепные фигурки так и кичатся проработанными деталями, передающими до мельчайших подробностей уникальные черты и личность героя. Они станут великолепным дополнением к любой фэнтези-коллекции! Не упустите свой шанс заполучить их, пока они не исчезли с прилавков магазина.

Помните свою вражду с этим мерзким рыцарем смерти на Серебряном турнире? Теперь он на вашей стороне и готов сокрушить смертельным ударом своих врагов, ведь его рост целых 19 см!



Исповедница Далия, рост которой 17 см, готова обрушить кару на неприятеля и исцелять своих товарищей при помощи магии Света и Тьмы.





Brink Spannerkrank, пожалуй, самый отважный из гномов (ведь его рост всего 7 см), готов отобрать свечу у кобольда-рудокопа (11 см). Эта парочка вдохновит вас на бой!





Предложение ограничено. Торопитесь! Ваши шансы прибрать к рукам эти впечатляющие фигурки тают с каждой минутой.

Натрезимы (также называемые повелителями ужаса на общем языке) — это разумные и подлые демоны, которых обнаружил и присоединил к рядам Пылающего Легиона Саргерас, тёмный титан. Немногое известно об их родине, да и то — лишь слухи. Они служат тактиками и командирами на поле боя, а также как посланниками и агентами пылающих лордов Легиона, в частности, Кил'джедена. Во время Третьей Войны они служили тюремщиками Короля-лича по указанию Кил'джедена, и направляли Чуму, охватившую Лордерон.

Они известны своей непревзойденной способностью плести интриги и скрытностью; они — Тал'китуун, незримые гости.

История

Повелители ужаса, мастера обмана, хитростей и коварства получают удовольствие от ужасающих разрушений, которые творят в Азероте. Столетиями служащие Пылающему Легиону, повелители ужаса — или натрезимы — командовали легионами мертвых во время второго пришествия Пылающего Легиона, убивая тысячи невинных. Повелители ужаса потеряли большую часть своей силы, когда несколько наиболее могущественных из них перешли на сторону Отрекшихся под командование Сильваны Ветрокрылой. Ныне натрезимы скорее миф, сказка, которой пугают непоседливых детей. Люди чувствуют себя спокойнее, когда думают, что натрезимы стали чем-то далеким; они успокаивают себя ложью о том, что великий Вариматас — единственный выживший повелитель ужаса. Но некоторые считают, что зло никогда не умирает по-настоящему; если что-то скрылось из виду, это не означает, что его больше нет.

Вариматас

Повелители ужаса всегда держатся за кулисами и лишь дергают за ниточки. Искатели приключений могут прожить всю жизнь, так и не поняв, что за всеми их невзгодами стоял повелитель ужаса. Только при тщательном расследовании герои могут раскрыть участие натрезима. Даже тогда вопрос выслеживания и уничтожения повелителя ужаса может озадачить самого способного охотника. Повелители ужаса живут в хорошо укрепленных крепостях или передвигаются в центре армий. Большинство из них — заклинатели, но некоторые повелители ужаса предпочитают искусство разбойника или воина. Они также действуют как разведчики и дознаватели, когда не командуют на поле боя или не строят заговоры.

С точки зрения натрезимов, их злоба есть величайший дар. Моральное и физическое мучение других существ предлагает нечто большее, чем удовольствие или радость. Повелители ужаса предпочитают использовать свои способности для ментальных атак и управления, изыскивая способы поссорить соседей и разрушить связи, что объединяют людей, сообщества, народы, оставляя своих жертв в пучине хаоса и распада. Мир, населенный натрезимами, в конце концов отбросит мораль за ненужностью и присоединится к натрезимам в их поклонении злобе. Являясь свирепыми воинами, натрезимы, тем не менее, предпочитают командовать, держась за стеной вурдалаков или иных союзников, и отступают, если противник подходит слишком близко. В особенности это относится к натрезимам послабее, чьи магические способости не всегда могут предотвратить их скорую смерть при встрече с тренированным бойцом, чародеем или разбойником. Повелитель ужаса вступает в ближний бой только когда он уверен в своей победе. Он предварительно изучает своего противника, ищет его слабости, а затем издалека обрушивает на него свои самые разрушительные заклинания.

Балназар в Стратхольме

Натрезимы, эредары, инферналы и саяады являлись демонами ещё до падения Саргераса, в сущности, они и были причиной этого. Их демоническая магия может высасывать жизнь из жертвы, а сами они пожирают души убитых. Натрезимы могут призвать рой насекомых и усыплять своих врагов. Вместо прямого штурма они предпочитают действовать из тени, постепенно ослабляя своих противников. Все это делает их идеальными подручными для самого хитрого и коварного среди демонов, Кил'джедена Обманщика.

У натрезимов милитаристская культура, акцентированная на кодексе поведения. Натрезимам запрещено убивать себе подобных, этот закон был нарушен лишь однажды, когда Вариматас был вынужден убить Балназара по приказу Сильваны Ветрокрылой. Тем не менее, убийство было подстроено, либо не свершилось; Балназар жив по сей день и скрытно управляет Алыми Крестоносцами. Натрезимы служили стратегами и полевыми командирами у Архимонда, а также выступают подручными Кил'джедена.

Практически все повелители ужаса изучают и искусство войны, и искусство магии. Почти все могут призывать инфернала, а немногие — создавать стража рока из побежденного противника. Некоторые из натрезимов, такие как Мал'Ганис, знатоки некромантии. Стоит отметить, что натрезимы не так искусны в магии, как эредары — в то время как эредары владеют почти всеми формами магии, натрезимы имеют способности лишь к некоторым из них.

Хотя никого из натрезимов, участвоваших в Третьей Войне, и не видели летящим, записи времен Войны Древних утверждают, что натрезимы летали без помощи магии. Магия полета иссушает, и повелитель ужаса вряд ли применит её в обычной ситуации (хотя для эредара это почти не составляет трудностей).

Смерть повелителя ужаса

Несмотря на то, что множество повелителей ужаса было убито во времена Войны Древних и Третьей Войны, затянувшееся существование Балназара и недавнее обнаружение воскрешения Мал'Ганиса предполагают, что натрезимы бессмертны, или, по меньшей мере, гораздо сложнее убиваемы, чем предполагалось ранее.

После того, как искатели приключений победили Мал'Ганиса с помощью Рыцарей Черного Клинка, и Балназар был повержен дважды, Серебряным Рассветом и Серебряным Авангардом, Авангард с недоверием относится к донесениям типа «уничтожен» в отношении натрезимов. Напротив, они считают, что натрезим, убитый обычным способом в мире смертных, просто возвращается в Круговерть Пустоты. Пока изыскивается способ раз и навсегда убить натрезима, Серебряный Авангард считает всех побежденных натрезимов живыми, включая Балназара, Вариматаса и Детерока.

Перевод: Sind

Тихондрий
Тихондрий был лидером натрезимов Пылающего Легиона, приспешников Кил'Джедена. Он был одним из важных персонажей в сценариях «Путь Проклятых», «Вторжение в Калимдор», «Конец Вечности» игры Warcraft III. Хотя он и часто появлялся в игре, он никогда не управлялся игроком.

В преддверии Третьей Войны Тихондрий был выбран Кил'Джеденом чтобы лично следить за новым слугой Легиона, Нер'зулом, ужасающим Королем-личем. Тихондрий был не рад новому назначению, но в конце концов смирился с ним. Как подобает величайшему из натрезимов, Тихондрий был поставлен во главе множества операций Плети. После падения принца Артаса Менетила, Тихондрий познакомился с рыцарем смерти, передавая приказы от Нер'зула, особо отметив воскрешение Кел'Тузада. Не доверяя Артасу, Тихондрий сделал вид, что он тоже один из слуг Нер'зула. Призрак Кел'Тузада, однако, рассказал Артасу, что Тихондрий и остальные повелители ужаса на самом деле являются тюремщиками Нер'зула.

Встреча в Круговерти Пустоты

Тихондрий регулярно обсуждал успех Плети со своими коллегами, Анетероном и Мефистротом, которые оставались на планете Легиона в Круговерти Пустоты. Он выражал озабоченность тем, что Нер'зул имеет свои планы на его нового «чемпиона», но Мефистрот отмел эти предположения, указав, что «он не посмеет подорвать нашу работу».

Повелитель ужаса продолжил свою работу, так или иначе подстроив смерть Утера Светоносного, вторжение в Кель'Талас и осаду Даларана. Как только Архимонд был призван, он постановил, что больше нет нужны в Короле-личе, и отдал Тихондрию контроль над Плетью.

Вторжение в Калимдор

Люди, потеряв своих сильнейших лидеров и вождей, быстро пали перед мощью Легиона, теперь объединенного с Манноротом. Маннорот все ещё бесился из-за неспособности орков завоевать Азерот годы назад, и разозлился ещё больше, когда Тихондрий самодовольно отметил, что Плеть сделала ту работу, которую орки сделать не смогли. Маннорот впал в ярость, когда Тихондрий сказал ему, что орки покинули континент. Властитель преисподней жаждал поквитаться с орками, так что при первой возможности он и Тихондрий последовали за орками в древние земли Калимдора.

Прибытие туда сразу напомнило демонам об угрозе ночных эльфов и полубоге Кенарии. Маннорот подозревал, что хоть они и ослаблены, но всё равно представляют некоторую угрозу. Тихондрий, тем не менее, имел свои мысли на этот счет. Он знал, что орки вызвали на себя гнев Кенария, и верил, что обновленное проклятье орков вновь даст им сил, достаточных для победы над Кенарием. Воодушевленный планом Тихондрия, Маннорот пролил свою кровь в воды священного источника...

Гибель

Тихондрий перед битвой
Несмотря на смерть Маннорота от рук Грома Адского Крика, Тихондрий успешно осуществил вторжение. Плеть, ставшая мощнее чем когда-либо при поддержке гончих скверны, стражников ужаса и инферналов, была ещё более эффективна в отсутствие сопротивления Кенария. Объединенным силам людей и орков при помощи ночных эльфов всё-таки удалось остановить её продвижение.

В то время как вторжение в Калимдор продолжалось, Тихондрий начал осквернять земли Оскверненного леса, используя могущественный артефакт чернокнижников, Череп Гул'дана. Однако череп был поглощён Иллиданом Ярость Бури, который был осведомлен никем иным как Артасом. Перевоплощённый черепом в демона-гибрида, Иллидан использовал новые силы для уничтожения Тихондрия.

От Тихондрия остался только коготь, и Анетерон стал новым владыкой натрезимов.

Перевод: Sind

Заговор

Мал'Ганис был одним из натрезимов, посланных Архимондом в качестве тюремщика Короля-лича. Он возглавил заговор, целью которого было обратить принца Артаса во тьму и сделать его величайшим воином Короля-лича.

Не успели до Артаса и Джайны Праудмур дойти слухи о распространившейся чуме, как они снова и снова были атакованы войсками Плети под личным командованием повелителя ужаса Мал'Ганиса. Кел'Тузад сыграл свою роль, рассказав Артасу, что менно Мал‘Ганис, а не Король-лич, стоит за эпидемией чумы. Каждое нападение, каждый разорённый город уязвлял самое слабое место принца — гордость. Артас начал винить себя в неспособности защитить своих людей, и стал одержим идеей убийства повелителя ужаса.

Мал'Ганис собственной персоной
Мал'Ганис привел Артаса в Стратхольм, и поставил его перед выбором: уничтожить всех жителей города или наблюдать, как они погибнут от чумы. Артас решил убить своих подданных лично, нежели дать Мал'Ганису поработить их в посмертии. Мал'Ганис потерпел неудачу и позвал Артаса в Нордскол закончить их бой. Как и ожидалось, Артас взял королевский флот и отплыл на север. Одержимость принца ненавистью к повелителю ужаса вела его на путь зла, сначала он лгал своим людям, потом предал своих наемников, и, наконец, проклял собственную душу ради обладания руническим клинком Ледяная Скорбь, смертельно ранив при этом Мурадина Бронзоборода.

Новая история

В тот момент, когда Артас взял в руки Ледяную Скорбь, он стал орудием Короля-лича, абсолютно послушным его воле. Именно этого добивался Мал'Ганис. Тем не менее, и сам коварный и вероломный повелитель ужаса был обманут. Первые слова, что прошептал Король-лич Артасу, были о том, что пришло время отомстить (это был первый шаг к независимости Короля-лича от демонов). Артас сразил Мал'Ганиса и поверил в то, что убил его.

Недавние открытия показали, что это не так. Мал'Ганис всё ещё жив — под личиной Бареана Вествинда — и захватил контроль над Алым Натиском, подобно тому, как Балназзар захватил Алых Крестоносцев. Он находился в укрытии под Гаванью Натиска, пока агенты Рыцарей Черного Клинка не вынудили его показать истинную сущность и бежать в родной мир. На сегодняшний день Мал'Ганис жаждет отомстить Королю-личу за предательство. Однако Король-лич погиб от руки Тириона Фордринга с помощью группы искателей приключений, так что ещё не известно, как это повлияет на планы Мал'Ганиса. Возможно, пока Серебряный Авангард и Рыцари Черного Клинка готовили осаду Цитадели Ледяной Короны, Мал'Ганис уже атаковал Короля-лича и был убит.

Мал'Ганис является последним боссом в инстансе Очищение Стратхольма, который находится в четвертом крыле Пещер Времени, оно открылось с выпуском дополнения Wrath of the Lich King. В сценарии Warcraft III «Очищение» Мал'Ганис всегда воскрешается после смерти и продолжает уничтожать город. В подземелье, однако, как только здоровье Мал'Ганиса падает до 1%, он телепортируется за стены города после призыва Артаса в Нордскол.

Перевод: Sind

Глава 1. Североземье

Если вы когда-нибудь бывали в местах к югу от Штормграда, то наверняка вам открылась вся прелесть Элвиннского леса. Ну разве можно не восхищаться красно-желтой осенней листвой, которая под дуновением легкого ветерка, шелестит мягко и умиротворяюще? А вы слышали пение птиц, живущих в этом лесу? Их пение похоже на музыку, которая окружает вас со всех сторон. Нет более приятного удовольствия, чем прогуляться по Элвиннскому лесу в осеннюю пору. А если вы еще и сбежали с последнего урока в школе, то удовольствие будет почти райским.

Так думала девушка Аркена, гуляя по окрестностям Североземья. Она не была злостной прогульщицей, и училась хорошо, но сегодня впечатлительная девичья натура испытала непреодолимую жажду полюбоваться лесной красотой. Полюбоваться и попрощаться с родными местами, где она родилась и выросла. Родители Аркены были людьми небогатыми. Но фермерский труд давал достаточно дохода, чтобы не испытывать лишений. Отец с утра до вечера пропадал на ферме, и приходил домой очень уставший. Мать вела домашние дела, в которых Аркена помогала ей по мере возможности. Вчера отец пришел домой пораньше, чем обычно. В руках у него был сверток, который он велел дочери сразу же унести в холодный погреб. Когда же Аркена вернулась, мать с отцом сидели за столом, и смотрели на нее так, как-будто хотели сообщить нечто очень важное. У Аркены даже все сжалось внутри, от предчувствия события, которого она ждала очень долго.

  • Вот что, дочка, - сказал отец. - Мы с матерью решили, что пора тебе понемногу самой начинать устраивать свою жизнь. Я не имею в виду замужество, хотя в твои годы можно уже задуматься об этом. Ты давно мечтаешь о поступлении в школу магии, и мы с матерью думаем, что это время пришло. Через два дня наш сосед Ирвин едет в Штормград, чтобы продать там свое зерно. Ты поедешь с ним. Твоя тетя Александра работает в швейной мастерской, и ты будешь жить, и работать у нее. Это позволит тебе оплачивать учебу в школе магии. Мы с матерью будем часто приезжать к тебе в гости и помогать по мере сил. Ну, что скажешь?

Аркена не знала, что ответить отцу. С одной стороны она была очень рада, что сбылась ее мечта, но с другой... Внезапное известие о том, что через два дня ей придется покинуть родной дом, взволновало ее. Чувство радости смешалось с чувством огорчения, и на глазах Аркены выступили слезы. Мать подошла к ней, обняла, и начала успокаивать.

  • Ну что ты, дочка, не плачь, все будет хорошо.
  • Я знаю, мама, - улыбнувшись, ответила Аркена. - Я поеду в Штормград!
  • Ну, вот и славно! - сказал отец. - Заодно увезешь гостинец тете…
* * * * *

Аркена шла по Элвиннскому лесу, вдыхая свежий чистый воздух, и слушая щебет птиц. Ее школьные подруги, узнав о том, что она скоро уезжает, хотели вместе с ней сбежать с последнего урока, но Аркена категорически запретила им это делать. Она хотела побыть одна в своем лесу, который давно уже стал самым лучшим другом для нее. Аркена уходила в лес после редких ссор с подругами, после того, как кто-то из родителей сердился на нее, а один раз она убежала в лес на целый день. Это случилось после того, как школьный учитель рассказал, как однажды в эти земли пришли орки и сожгли все виноградники. Аркена просто представить не могла, как можно было такое сделать. Она переживала весь день, и успокоилась только к вечеру. Вот и сейчас, лес успокаивал ее быстро и незаметно, приводя молодую душу в состояние умиротворенности. Аркена уже повернула в сторону дома, чтобы успеть собрать все свои вещи к завтрашнему отъезду, как вдруг рядом раздался звук торопливых шагов. Это был Мартин, сын мельника. Было видно, что ему не хватает дыхания, как-будто он пробежал много миль. Мартин остановился рядом с Аркеной, и оперся рукой о дерево, тяжело дыша.

  • Мартин, что-то случилось? - с тревогой спросила Аркена.
  • Нет, я просто искал тебя, - ответил парень. - Я слышал, что ты уезжаешь в Штормград.
  • Да, завтра утром, а что? - улыбнулась Аркена.
  • А то, что я тоже еду, только через неделю. И Ульрик едет, и толстяк Ларс.
  • Вот как?! - удивилась Аркена. - А что вы там будете делать? Опять яблоки воровать?
  • Да ладно тебе, подумаешь немного яблок стащили для вечерних посиделок у костра! Мы поступаем на службу к Его Величеству, королю Вариану Ринну!

Аркена засмеялась так искренне, что Мартин даже обиделся.

  • Не сердись! - хохотала девушка. - Я просто представила себе, как толстый Ларс пыхтит в тяжелых доспехах, пытаясь забраться на коня.

Теперь и сам Мартин засмеялся. Непринужденно беседуя, и смеясь на весь лес, они пошли в свой поселок. Мартин постоянно заглядывался на Аркену, но та, казалось, не замечала этого. Но парень ошибался - от нее ничто не укрылось, только она не подавала вида. Впереди показался их поселок. Мельница отца Мартина стояла немного в стороне, их пути здесь расходились, и парень простился с Аркеной.

  • Я обязательно найду тебя в Штормграде. - сказал он.

Девушка улыбнулась в ответ и, махнув рукой на прощание, пошла к своему дому. Завтра предстоял непростой день, и Аркена после окончательных сборов решила лечь спать раньше обычного.

Глава 2. Первый урок

Уже возле южных ворот, столичный город начал полностью завладевать вниманием Аркены. Она восхищенно смотрела на каменные статуи Аллеи Героев, и ее воображение разыгрывало перед ней сцены подвигов каждого персонажа, увековеченного в камне.

  • А это кто? – спросила Аркена соседа Ирвина, управляющего повозкой.
  • А, это Аллерия Ветрокрылая. - ответил тот, слегка недовольный тем, что ему помешали подсчитывать будущую прибыль.
  • Она очень красивая! – восхищенно сказала девушка. – А я увижу ее в Штормграде?
  • Ха! – усмехнулся старый скряга Ирвин. – Это вряд ли, Аллерию уже давно никто не видел. А с ее сестричкой Сильваной вообще не рекомендую встречаться! Она тебе голову откусит!

Аркена так удивленно посмотрела на соседа, что тот захохотал, думая, что его неудачная шутка произвела на девушку сильное впечатление.

Тем временем они миновали южные ворота, и въехали в город. Штормград уже просыпался, и по его каменной мостовой то и дело проносились мимо всадники на лошадях, копыта которых громко цокали, а порой даже высекали искру своими подковами. Стражи с серьезными лицами патрулировали улицы, внимательно смотря по сторонам, и следя за общественным порядком. Возле здания аукционных торгов уже суетилась толпа горожан, спешащих что-то купить или выставить на продажу свой товар. В Ирвине моментально вспыхнула коммерческая жилка. Он соскочил на мостовую, и начал давать указания своим работникам, которые подъехали на второй повозке и остановились рядом. Работники занялись разгрузкой мешков с зерном, а Ирвин собрался идти в здание аукциона, чтобы ознакомиться с сегодняшними ценами и подать заявку на продажу.

  • А вы разве меня не проводите к мастерской тети? – спросила Аркена.
  • Дитя мое, - с притворным сожалением ответил Ирвин. – Сейчас просто некогда, сама видишь – торговля начинается. Вон идет стражник, спроси у него дорогу, он подскажет.

Аркене не оставалось ничего другого, как подчиниться. Она забрала с повозки свои вещи, и направилась к строгому на вид стражнику, патрулирующему улицы города. Он оказался не таким уж и строгим, и охотно подсказал девушке дорогу, не упустив при этом возможности слегка пофлиртовать с ней. Через некоторое время Аркена уже входила в швейную мастерскую, где проживала и работала тетя Александра. Александра Болеро была родной сестрой отца Аркены. Раньше она тоже жила в Североземье, но несколько лет назад вышла замуж за владельца швейной мастерской Джорджио Болеро, и тот увез ее в Штормград. И теперь, когда Аркена перешагнула порог мастерской, радости Александры не было предела.

  • Здравствуй, родная моя! - воскликнула она, увидев племянницу. - Все-таки решила учиться магии?

Александра была крайне возмущена поведением Ирвина, который даже не соизволил проводить Аркену, и оставил одну в большом незнакомом городе. Она даже собралась написать об этом брату в Североземье, но Аркена уговорила родственницу забыть про это. В этот момент в мастерскую зашел муж Александры с огромным рулоном шелковой ткани в руках.

  • Ты только представь себе! - возмущенно воскликнул он, обращаясь к жене. - Цены на шелк опять поднялись!
  • Джорджио, дорогой, успокойся! Упадут твои цены к вечеру. Ты лучше взгляни, кто к нам приехал.

Джорджио наконец-то заметил Аркену. Минуту он пристально смотрел на девушку, а затем удивленно сказал:

  • Аркена! Выросла-то как, настоящей леди стала! Эх, как время летит, вроде недавно еще маленькой была.
  • Ой, я же совсем забыла! - спохватилась Аркена. - Отец вам гостинец прислал!

Она открыла свою большую сумку, достала оттуда сверток, и передала своей тете. Та сразу же развернула его, и показала мужу.

  • Узнаю брата! - сказала Александра. - Всегда присылает самую лучшую свинину!
  • Кхм, - кашлянул Джорджио. - Дорогая, может быть, сегодня устроим выходной и небольшой праздник по поводу приезда дорогих гостей с такими аппетитными подарками?
  • Ты у меня всегда был умницей! - ответила Александра. - Так и сделаем, только сперва я покажу Аркене ее комнату, пусть разберет свои вещи и отдохнет, пока мы будем все готовить.
* * * * *

На следующий день Аркена в сопровождении тети Александры вышла из дома, и направилась в школу магии, которая находилась в квартале магов, что, по мнению Аркены, было вполне логично. Школа была совсем не похожа на ту, в которой училась Аркена, когда жила в Североземье. Это была высокая башня, с обвивающей ее с наружной стороны лестницей. "Если забраться на самый верх башни, то можно увидеть весь город!", подумала Аркена. Возле школы стоял какой-то человек в одеждах красного цвета. Александра легонько толкнула Аркену локтем, и прошептала:

  • Смотри, вон стоит верховный маг Малин. Будь с ним поуважительней.

Они подошли к магу и поздоровались.

  • Доброе утро! - ответил верховный маг. - Кто это с вами, госпожа Болеро?
  • Это моя племянница, приехала обучаться вашему искусству. Вы примете ее, господин Малин?
  • Конечно, мы редко кому отказываем. Кстати, занятия начнутся с минуты на минуту, и вашей племяннице лучше поспешить.
  • Ты слышала, Аркена? Ну, беги скорей на свое первое занятие!

Девушка с радостью заторопилась навстречу новой и пока непонятной, но такой манящей науке. Поднявшись по лестнице и зайдя внутрь здания, она увидела какое-то светящееся облако, внутри которого смутно просматривалась незнакомая местность. В Аркене взыграло любопытство, и она подошла поближе, чтобы получше рассмотреть, что же там внутри. Но она успела сделать только один шаг, как вдруг откуда-то сверху раздался строгий голос:

  • Я бы не советовал вам, молодая леди, совать свой нос туда, где его могут отрубить или откусить!

Аркена испуганно взглянула наверх, и обнаружила там стоящего на ведущей вверх лестнице человека.

  • Простите, а что это такое? - спросила девушка, покраснев от стыда за свое любопытство.
  • Да, вам лучше сразу усвоить это, чтобы случайно не попасть в критическую ситуацию, - ответил человек. - Это портал в Выжженные земли. Вы что-нибудь слышали об этой местности?

Аркена отрицательно покачала головой.

  • Я уверен, что вы еще не раз столкнетесь с этим названием на занятиях. Ведь, вы сюда пришли учиться?
  • Да.
  • Тогда идите в класс, и больше не опаздывайте, иначе будете наказаны.

В этот момент где-то в городе раздался бой часов, извещающий о том, что уже наступил полдень. Колдун Андромат, а это был именно он, проводил Аркену, и вместе с ней зашел в класс. Помещение, где молодежь Штормграда обучалась магии, было наполовину заполнено учениками, представляющими почти все народы Альянса. Аркена скромно села позади всех, и приготовилась внимательно слушать.

  • Итак, для тех, кто сегодня пришел впервые, - сказал вышедший вперед колдун Андромат. - Я и верховный маг Малин являемся основателями этой школы. Если у вас возникли проблемы или серьезные вопросы по процессу обучения, мы постараемся помочь. По всем остальным вопросам обращайтесь к вашей наставнице Джиннии. Когда вы наберетесь опыта и достигнете в искусстве магии определенных высот, вы начнете изучать отдельную и очень важную тему - создание порталов. Этому вас будет обучать Ларимейн Пардью. Весь остальной курс обучения с этого дня вам будет преподавать учитель Магинор Дюма. На этом я с вами прощаюсь. Магистр Дюма, прошу вас, приступайте.

Андромат поклонился и вышел. В помещении остались только ученики, и те трое, кого он представил. Магистр Магинор вышел вперед и, оглядев всех, сказал:

  • Итак, друзья мои, начнем. Все вы знаете о существовании такого сильнейшего оружия, как магия. Но магия может быть не только оружием, но и исцелением. И магия может быть не только светлой. Она может быть темной, тайной. Магия настолько разнообразна, что полностью постичь ее невозможно. Поэтому каждый из вас выберет свое направление. И вот что еще вам следует усвоить - магия не игрушка, ее нельзя использовать для забавы. А если кто-то из вас не чувствует в себе веры в свои силы, то ему лучше прямо сейчас покинуть школу, и никогда сюда не возвращаться. Еще один важный момент! КАТЕГОРИЧЕСКИ запрещается подходить к порталу, который вы все видели этажом ниже! Объясню почему. Портал ведет на территорию, в которой регулярно появляется враг. А наш враг вам всем хорошо известен - это Орда. Кроме того, там водятся дикие звери. Я надеюсь, никто из вас не хочет слишком рано закончить свою жизнь. Запомните это так же твердо, как ваши собственные имена! Ну, хорошо! А теперь перейдем непосредственно к магии.
* * * * *

Аркена вышла с занятий под огромным впечатлением. Мир магии оказался настолько обширным, что она, и представить себе не могла. Желание освоить это искусство возросло настолько, что девушка мечтала только о том, чтобы поскорей наступил следующий день, когда можно будет снова пойти в школу. Она даже отказалась от предложения новых подруг сбегать на озеро, которое располагалось в северной части Штормграда, и посидеть на берегу. Уже вечером, лежа в постели, Аркена засыпала, мечтая о том, что она станет великим магом, и принесет большую пользу своему народу и всему Альянсу.

Глава 3. Рядовой Дуэриен

Месяц жизни в Штормграде пролетел, как один день. Утром Аркена училась в школе магии, вечером помогала тете Александре в швейной мастерской. Свободного времени было очень мало, и поэтому Аркена редко встречалась с новыми друзьями по школе. Те поначалу бросали на нее странные взгляды, но потом узнали в чем дело, и перестали придавать этому значение. Жизнь Аркены постепенно входила в ровное русло, и девушке казалось, что с каждым днем Штормград становился для нее роднее и привычнее, как-будто она родилась и выросла в этом городе. Занятия в школе магии приносили ей все новые и новые знания, и с каждым новым уроком Аркена чувствовала, что ее опыт и уверенность в собственных силах растут прямо на глазах. Все было бы просто замечательно, если бы Аркена не вспоминала обещание Мартина найти ее в столице. Мартин не появлялся, и никаких известий от него не было. Это было единственным обстоятельством, которое омрачало настроение девушки, если не считать одного случая, произошедшего вчера после занятий в школе магии.

Сам урок получился довольно таки забавным. Магистр Магинор объявил, что сегодня все будут изучать заклинание "Превращение". Ученики сразу оживились, предвкушая развлечение, ведь ни для кого не было секретом, что это заклинание могло сделать на время любого овцой или каким-то другим животным.

  • Мне нужен доброволец! - сказал Магинор Дюма, и чуть не рассмеялся от вида множества взметнувшихся вверх рук.

Он выбрал в качестве добровольца ночного эльфа Валендира, чтобы продемонстрировать эффект заклинания. Валендир был юношей весьма сообразительным, с явным талантом к магии, но все впечатление о нем портила его "хромающая на обе ноги" дисциплина. Он постоянно придумывал какие-нибудь розыгрыши, он мог подговорить друзей на ночной "рейд" в морской порт, чтобы поглазеть на военные корабли, а если повезет, то и пробраться внутрь. В общем, он был самым обыкновенным мальчишкой с неиссякаемой энергией.

Когда он вышел к магистру, его глаза просто сияли озорством. Одно движение рук учителя, и вместо непоседы Валендира перед всеми появилась небольшая овечка. Примечательно то, что глаза этой овцы не утратили своего озорства.

  • Мее! - проблеяло животное, и весело запрыгало между учениками. Через минуту Валендир принял свой естественный облик, и довольно ухмыльнулся. В тот же вечер и произошел случай, о котором долго вспоминали все жители Штормграда, а особенно верховный маг Малин. После занятий, когда все преподаватели остались в классе, непоседа Валендир организовал очередное "мероприятие". Впечатленный новым заклинанием, он с двумя друзьями украдкой проник к запретному порталу, и шагнул в него, чтобы опробовать только что выученное заклинание на реальной цели. Один из друзей Валендира в последний момент испугался, и остался ждать у портала. Он и сообщил о случившемся задержавшимся наверху учителям.

Обо всем этом Аркена узнала только сегодня, когда пришла на занятия. Перед башней магов стояла группа солдат, которые никого не пропускали внутрь. Ученики, пришедшие в школу, толпились рядом в полной растерянности. Наконец, появился верховный маг Малин. Его лицо было мрачнее тучи. Он подошел к ученикам, и глухим голосом сказал:

  • Идите по домам, занятий сегодня не будет. И завтра тоже...

Юным магам не оставалось ничего другого, как разойтись. Аркена, пользуясь нежданным перерывом в учебе, пошла с подругами на аукцион, где за умеренную цену можно было присмотреть себе что-нибудь из одежды. Но едва они вышли за пределы квартала магов, и ступили на мост через городской канал, как на них чуть не наехал всадник, мчавшийся с такой скоростью, будто за ним кто-то гнался. Девушки успели отскочить в сторону, при этом громко взвизгнув от неожиданности. Они пошли было дальше, но резко осадивший коня всадник, развернулся и крикнул:

  • Аркена!

Всадником оказался не кто иной, как Мартин, друг и земляк Аркены.

  • Мартин! - воскликнула пораженная девушка. - Тебя и не узнать!

Она была права. Прежний Мартин, сын мельника, исчез. Перед изумленной Аркеной, сидя на вороном коне, во весь рот улыбался воин Альянса в гербовой накидке Штормграда, с небольшим, но настоящим мечом и уже заметными усиками на лице. Мартин соскочил с коня, бросился к Аркене и крепко обнял ее.

  • Хвала богам, ты жива! - радостно проговорил он.

Девушка, приятно удивленная таким проявлением чувств, слегка отстранилась и спросила:

  • Где ты пропадал все это время? И что означают твои слова? Разве я должна быть мертва?
  • О, конечно нет! - воскликнул Мартин. - Просто я узнал о происшествии в школе магии и волновался за тебя.
  • Что за странный день сегодня? - сказала Аркена. - Сперва нас в школу не пустили, потом внезапно появляешься ты, и хвалишь богов за то, что я жива.
  • Так вам ничего не сказали? - Мартин озадаченно почесал затылок. - Ну и правильно, незачем волновать вас.
  • Ну, уж нет! - хитро прищурилась Аркена. - Ты так просто не отделаешься! Рассказывай все начистоту!

Аркену тут же поддержали ее подруги, которые до этого стояли в стороне, и с интересом посматривали на Мартина. Тот не смог отказать такому количеству девушек, и ему пришлось сказать правду.

  • Для начала позвольте представиться! Рядовой охранной роты гвардии Его Величества Вариана Ринна, Мартин Дуэриен. - Мартин с достоинством поклонился и продолжил. - Вчера я был на дежурстве, и нам сообщили, что двое учеников школы магии прошли через портал в Выжженные земли. Мы немедленно послали туда отряд на поиски, но пока безрезультатно. Я сам просился в поисковый отряд, думая, что кое-кого угораздило попасть в плохую ситуацию, но меня не взяли. Сказали, что я слишком молод. А сейчас я ехал сменить одного из солдат у входа в башню магов. Вот и все.
  • Так ты беспокоился за меня? - улыбнулась Аркена.
  • Ну конечно! - воскликнул Мартин. - И прости меня за то, что так поздно появился, служба не оставляет много свободного времени. Во всяком случае, пока.
  • А кто именно ушел в портал? - спросила одна из подруг Аркены.
  • Не знаю, нам не сообщали имен, - ответил Мартин. - Известно только то, что это были эльф и дворф.

В это время к ним подъехал отряд всадников, направлявшийся к школе магии.

  • Эй, Дуэриен! – сказал старший отряда. – Хватит с девчонками заигрывать, поехали выполнять свой долг!
  • Простите, я должен идти, - попрощался Мартин. – Аркена, я позже заеду к тебе, ты не против?
  • Конечно, заезжай! - ответила девушка. – Я буду ждать.
* * * * *

Мартин заехал в тот же вечер, как и обещал. Он привез хорошие новости, которые многих заставили вздохнуть с облегчением. Двух пропавших учеников школы удалось найти. Они даже и не думали уходить далеко, они просто настолько испугались увиденного в Выжженных землях, что забились под какие-то камни, и сидели там, боясь высунуть нос наружу и лишний раз вздохнуть.

Глава 4. Праздник плетеного человека

Любой праздник, даже самый малозначительный - это повод для встречи давних друзей и знакомых. А тем более, если они волею судьбы, или по каким-то иным причинам оказались вдалеке от того места, где родились и выросли. Если когда-нибудь вам придется покинуть отчий дом, постарайтесь на новом месте не обделять вниманием тех, кто является частичкой вашей Родины.

* * * * *

Громадное чучело плетеного человека вспыхнуло в одно мгновение. Толпа радостно зашумела, и каждый счел своим долгом кинуть в чучело факелом, если тот у него имелся. Время от времени, какой-нибудь чудак, напялив на голову пустую внутри тыкву с вырезанными отверстиями для глаз, с дикими воплями выскакивал из кустов, стремясь хоть кого-нибудь напугать. Пугалась в основном детвора, которой было немало у южных ворот Штормграда. Взрослых тоже хватало, и они развлекались и веселились, как могли. Разодетые в черные балахоны и широкополые шляпы с острыми верхушками люди, раздавали всем желающим сладости, но взамен просили выполнить разные шуточные задания.

Ровно в полдень из южных ворот Штормграда выехали двое всадников, и направились в сторону всеобщего веселья. Хоть они и были одеты в обычную одежду, но их выправка и манера держаться, говорили о том, что это были люди военные. Один из них, весьма полный в размерах, говорил второму:

  • Ну где же она, Мартин? Я тысячу лет уже ее не видел!
  • Терпение, Ларс, терпение, - отвечал Мартин Дуэриен. - Девушке простительно и опоздать немного. Кстати, Ульрик тоже задержится.

Спутником Мартина был Ларс Винцель, земляк и друг детства. Ульрик Крон, который хотел подъехать позже, был третьим из этой компании.

  • Ну вот! - проворчал Ларс. - Еще и Ульрик опаздывает...
  • Тише! - перебил его Мартин. - Слышишь?

Где-то рядом раздавался знакомый девичий смех. Друзья хотели поехать быстрей, но смех прозвучал совсем близко, как-будто прямо перед ними. Мартин, чуть сам не расхохотался, глядя, как Ларс выпученными глазами ищет Аркену в толпе. А она была в пяти шагах от них, Мартин сразу догадался об этом. Впереди них стояли три девушки - человек, ночная эльфийка, и еще одна, у которой на голове была надета праздничная тыква. Лица, естественно, видно не было, но видневшиеся из под тыквы белокурые волосы, не узнать Мартин просто не мог. Кроме того, он узнал и подруг Аркены, на которых чуть не наехал конем на мосту через канал в Штормграде. Аркена сняла с головы тыкву и, смотря на Ларса, снова рассмеялась.

  • Ларс, ты разве не узнал меня?
  • Да как же тебя узнать в этой тыкве? - воскликнул толстяк.
  • Это невероятно! - в шутку изумился Мартин. - Тебе даже не помогла вера в силу Света?
  • Дружище, не шути насчет этого, ты же знаешь, как серьезно я отношусь к возможности стать паладином!
  • О, да! - ответил Мартин и, сделав страшные глаза, шепотом сообщил девушкам. - Наш Ларс настолько приглянулся архиепископу Бенедикту, что Его Высокопреосвященство изволил выразить желание лично обучать Ларса.
  • Интересно! - раздался голос позади Мартина. - И кем же станет наш самый большой друг, когда попадет в лапы к Бенедикту?
  • Ульрик! - воскликнула Аркена. - Как хорошо, что вы все собрались!
  • Здравствуй, Аркена! - сказал подъехавший Ульрик. - А твои подруги тоже рады видеть меня?

Девушки засмеялись, и чуть ли не хором ответили:

  • Да мы уже скучать начали, а тут такой красавец появился!

Ульрик гордо приосанился, и с довольным видом замурлыкал какую-то песню, чем вызвал очередную волну смеха. Затем молодые люди слезли со своих коней, и вместе с девушками расположились на траве, неподалеку от веселящихся людей. Мартин достал из привязанной к лошади сумки сверток с даларанским сыром и две бутылки молодого вина. Угощению больше всего обрадовался толстяк Ларс. Его глаза заблестели и нацелились на самый большой кусок. Ульрик этот взгляд заметил, и с хохотом схватил этот кусок, после чего разрезал его ножом на три маленьких кусочка.

  • Ребенок ты еще! - Ларс сделал вид, что ему все равно. - Сыра-то меньше не стало.

Так, с шутками и весельем друзья проводили время. Ульрик изо всех сил заигрывал с подругами Аркены, Ларс налегал на вино и сыр, а сама Аркена вспоминала с Мартином родные места. Они уже порядком соскучились по своему Североземью, и решили, что было бы неплохо ненадолго вернуться и проведать родителей. Только как выбрать время? У Аркены возобновились занятия в школе магии, а у Мартина была служба. Судя по всему, в ближайшем будущем съездить домой им было не суждено. А между тем, Ларс уже покончил с сыром, и хотел было допить остатки вина, как вдруг его блаженство было безбожно прервано криком:

  • Орда!

Вся компания молодежи вскочила с места, и выбежала к воротам Штормграда. Мартин и Ульрик, на бегу выхватывая мечи, быстро осматривались по сторонам, однако, противника нигде не замечали.

  • Где Орда? - крикнул Мартин.
  • Вот они! - ответил какой-то гном, показывая вверх.

В небе, и правда, кружили двое ордынцев на вивернах, но попыток нападения не предпринимали. Затем они вдруг резко снизились, и на бреющем полете ушли в сторону центра города. Мартин убрал меч в ножны, и задумчиво проговорил:

  • Это не воины, это разведчики. Или искатели приключений.
  • А где Ларс? - спросил Ульрик. - Он же только что рядом был.

Ответом ему был звонкий смех Аркены и ее подруг. Девушки смеялись, показывая на дорогу, ведущую в Златоземье. А по дороге, поднимая клубы пыли, улепетывал толстяк Ларс, нещадно подгоняя своего коня.

  • Вот это да! - воскликнул Мартин. - Не иначе, наш друг поехал собирать ополчение, чтобы отбить атаку всей Орды.

Все захохотали так, что народ стал бросать на них недоуменные взгляды. Затем Мартин и Ульрик засобирались на службу, так как появление врага над Штормградом не могло означать ничего хорошего. Девушкам было жаль расставаться, но долг обязывал парней вернуться в город. Пообещав, что эта встреча не станет последней, они вскочили на своих коней, и помчались в Штормград.

* * * * *

Девушки возвращались в город, оживленно обсуждая сегодняшнюю встречу. По мнению подруг Аркены, Ульрик был просто "лапочка" - такой галантный, и совсем не скучный. Не то, что этот толстяк Ларс, который только и делал, что ел и пил, а как появились всего лишь два ордынца, сразу дал деру. Мартин подругам тоже понравился. По их словам, он был даже очень симпатичным и, к тому же, с чувством юмора. Аркена выслушала оценку Мартина с удовольствием, к которому примешивалась легкая степень ревности. Ей нравилось, что ее Мартин производит впечатление на подруг, но и... не нравилось. Она пыталась разобраться в своих мыслях, и окончательно запуталась, когда одна из подруг неожиданно спросила:

  • А ты заметила, как он на тебя смотрел?
  • Да Мартин всегда на меня так смотрит, - ответила Аркена.
  • Причем тут Мартин, я говорю о Ларсе!

Аркена удивленно взглянула на подругу.

  • Как же он на меня смотрел?
  • Так же, как и Мартин, но...
  • Что? Договаривай!
  • Ну не знаю... Как хищник на добычу.
  • Тебе наверно показалось? Ты много вина выпила?
  • Вина?! Да я и не пробовала вина, его этот толстяк вылакал! А то, что он смотрел на тебя - это точно, клянусь Элуной!

Аркена призадумалась. С чего бы это Ларсу смотреть на нее, как Мартин, и как на добычу? Нет, наверно, все-таки показалось подружке. Да если бы и так, что это меняет? Пусть себе смотрит, подумаешь - глазастый какой нашелся!

С этими мыслями Аркена подходила к мастерской тети Александры, с этими же мыслями и заснула, уже лежа в своей постели.

Глава 5. Назначение

Прошло еще какое-то время с тех пор, как Аркена покинула родное Североземье. Она полностью освоилась в Штормграде, и теперь могла с чистой совестью называть себя столичной жительницей. Ее успехи в школе магии приводили учителей в восхищение, ей предсказывали большое будущее и известность. Но Аркена мало думала об известности и славе. Хотя, если немного забежать вперед, то можно сказать, что она получила и то, и другое. Но какой ценой... Пока же ее больше всего интересовали две составляющие ее настоящей жизни - Мартин и магия. С магией было все в порядке, обучение подходило к завершающей стадии, и впереди были несколько экзаменов. Верховный маг Штормграда Малин даже строил большие планы насчет будущего девушки. Он хотел предложить ей место преподавателя в школе, чтобы она могла передать свой опыт молодым и начинающим магам.

В отношениях с Мартином дела обстояли несколько иначе. Точнее, с самим Мартином было все в порядке, Аркена уже была уверена, что он тот самый человек, с которым она связала бы свою жизнь навсегда. Но все чаще и чаще случались вещи, на которые Аркена не знала, как реагировать. Однажды вечером посыльный в военной форме принес в швейную мастерскую большой букет красивых цветов, и заявил, что они предназначены для леди Аркены. Ей, конечно, было очень приятно, ведь она думала, что цветы прислал Мартин. Но, как выяснилось позже, он даже понятия не имел, ни о каких цветах. Аркена терялась в догадках, пытаясь понять, что за тайный поклонник у нее завелся. Но однажды она вспомнила разговор с подругами, произошедший после праздника плетеного человека. Неужели это Ларс Винцель перешел к более конкретным действиям? Вот только этого не хватало! Аркена хотела уже рассказать все Мартину, но потом передумала, ведь это были всего лишь подозрения. А между тем, подарки от неизвестного поклонника продолжали поступать. Аркена пробовала расспросить посыльных, но те наотрез отказывались говорить. А когда в один прекрасный день вместо цветов посыльный принес дорогое кольцо с маленьким рубином, Аркена не выдержала. Она накричала на ни в чем неповинного курьера, и велела ему отнести кольцо обратно. Аркена твердо решила рассказать все Мартину, но не сразу. Дело в том, что Мартин так же, как и Аркена, заканчивал курс обучения, только в военной школе. И очень скоро должен был настать день выпуска и распределения молодых офицеров по разным уголкам территорий Альянса. Говорили, что на распределении будет присутствовать сам король Вариан Ринн. И если уж Мартину суждено было уехать в далекие края, то тогда вообще не стоило ему ничего рассказывать. В этом случае Аркене пришлось бы собственными силами справиться с назойливым воздыхателем. Но если же Мартин останется в Штормграде, то лучшего и желать было нельзя. Аркена с нетерпением ждала заветного дня, и даже стала понемногу забывать про затихшего поклонника, как вдруг тот проявился снова.

* * * * *

Аркена собиралась на торжественную церемонию посвящения в офицеры. Еще с вечера было приготовлено самое лучшее платье и украшения. Тетя Александра с самого утра уже утомилась подтверждать, что племянница выглядит потрясающе и, что красивей ее, нет никого во всем Азероте. И вот, когда уже все было готово, раздался стук в дверь. Джорджио впустил гостя, а через минуту с первого этажа донесся его крик:

  • Аркена, ты готова? За тобой уже приехали!

Аркена сбежала по лестнице, и замерла, как вкопанная. У входной двери стоял Ларс Винцель, собственной персоной.

  • Здравствуй, Аркена! Церемония скоро начнется, нам лучше поторопиться.
  • Ты... Тебя прислал Мартин? - в замешательстве произнесла Аркена.
  • Конечно, кто же еще?! - улыбаясь, ответил Ларс.

Аркене ужасно не понравилась его улыбочка, но поторопиться все-таки следовало.

  • Хорошо, пойдем, - сказала Аркена.

Они вышли на улицу, где стояли в ожидании два скакуна, одного из которых Ларс привел специально для Аркены. Они ехали в сторону морского порта, где должна была состояться торжественная церемония. Ларс молча поглядывал на Аркену, но было заметно, что он хочет начать разговор, только не может подобрать слов. Аркена решила, что лучше будет, если все прояснится до того, как они приедут в порт, и начала разговор сама.

  • Ларс, ты какой-то напряженный, - сказала она. - Может быть, расскажешь, в чем дело?
  • Да, конечно, - ответил толстяк. - Понимаешь, есть вещи, которые плохо поддаются контролю. И тогда ты попадаешь в ситуацию, в которой ничего не можешь с собой поделать.
  • И как это относится к тебе? - спросила Аркена, уже догадываясь, каков будет ответ.
  • Это я тебе присылал подарки! - выпалил Ларс. - Потому что ты дорога мне!
  • Ларс, что ты говоришь?! Ведь ты же знаешь, что мы с Мартином любим друг друга.
  • Мартин, Мартин... А мне что делать прикажешь?
  • Тебе надо найти себе другую девушку, которая полюбит тебя.
  • Но мне не нужна другая! - воскликнул Ларс. - Мне нужна ты!
  • Я могу относиться к тебе только как к другу, - сказала Аркена. - Смирись с этим, и не мучай себя.
  • Послушай, Аркена, я пользуюсь покровительством архиепископа Бенедикта. Я скоро стану большим человеком, и ты не будешь знать ни в чем нужды. А что тебе может дать твой Мартин?!
  • Ларс, ты с ума сошел?! Он же твой друг! Как ты можешь так говорить?

Аркена была полна возмущения. Она не могла поверить в то, что услышала от Ларса. Столько лет они с Мартином были друзьями, и что оказалось теперь?!

  • Извини, Ларс, - сказала Аркена. - Я не хочу больше с тобой разговаривать. И не присылай мне подарков, я буду их выбрасывать в окно.

Аркена пришпорила лошадь, и поскакала в сторону порта. Ларс Винцель проводил девушку долгим взглядом, и негромко проговорил:

  • Мои подарки выбрасывать в окно? Ну-ну...
* * * * *

Морской порт Штормграда шумел множеством голосов. Толпы всех народов Альянса заполнили все лестницы, ведущие к причалам, и все возможное пространство, откуда можно было увидеть узкую полоску брусчатки между пришвартованными кораблями и самими лестницами. На этой узкой полоске, по самому центру порта, в две шеренги были построены будущие офицеры. Перед ними, под огромным знаменем Альянса, на белом коне, в окружении военачальников и ближайших соратников, сидел король Штормграда Вариан Ринн.

Начало церемонии сопровождалось громогласной командой "Смирно! Равнение на короля!", и наступившей затем гробовой тишиной. Было слышно лишь только плеск волн о борта кораблей и крики морских птиц. Король выехал чуть вперед и оглядел стоящих перед ним будущих офицеров.

  • Преданные сыны Альянса! - крикнул он. - Сегодня вы достигли той черты, перешагнув которую, вы навсегда распрощаетесь с юностью! Вы станете мужчинами! С этой минуты именно на вас ляжет забота о безопасности ваших матерей и жен. Сегодня вы получите свой первый в жизни боевой приказ - прибыть к месту постоянной службы. И как далеко бы от дома не оказалось это место, поклянитесь, что в вашей душе найдется достаточно духа и чести, чтобы достойно нести свою службу на благо Альянса! Приступить к присяге!

Тут же зазвучали торжественные звуки горнов, и король отъехал на прежнее место. Стоящий рядом с королем военачальник вышел на два шага, и по списку прочитал первое имя…

* * * * *
  • Я, Рольф Эстен, присягаю на верность королю Вариану Ринну и всему Альянсу! Клянусь защищать друзей и ненавидеть врагов, презирать предателей и пресекать измену! Клянусь, и да помогут мне боги!
  • Рольф Эстен, гарнизон Крепости Отваги, Нордскол.
  • Я, Эрендил Тень Ночи, присягаю на верность... и да поможет мне Элуна!
  • Эрендил Тень Ночи, Оплот Чести в Запределье.
  • Я, Ульрик Крон...
  • Ульрик Крон, флот Его Величества Вариана Ринна, фрегат "Дарнас", порт приписки - Штормград!
  • Я, Ларс Винцель...
  • Ларс Винцель, вы поступаете в распоряжение архиепископа Бенедикта!

Аркена стояла, зажатая толпой со всех сторон, и едва не теряла сознание от волнения. Вот-вот должно было прозвучать имя Мартина, и ожидание этого просто сводило ее с ума. Рядом то и дело раздавались рыдания матерей и жен, чьи сыновья и мужья получили назначение в Нордскол или Запределье. И вот, наконец...

  • Я, Мартин Дуэриен, присягаю на верность...
  • Мартин Дуэриен, вы назначаетесь...

Аркена почувствовала, как учащенно забилось ее сердце в груди.

  • ...заместителем командира роты охраны короля в Штормграде!

Если бы вокруг Аркены не было толпы, она бы просто рухнула наземь. Но волнение тут же сменилось ликованием, и она, не помня себя от радости, смачно чмокнула прямо в макушку стоящего рядом дворфа. Тот слегка ошалел от этого, и растерянно заморгал глазами. Пока военачальник дочитывал последние имена, Аркена потихоньку пробиралась в первые ряды, чтобы по окончании церемонии броситься к Мартину. А тот уже стоял, как на иголках, постоянно оборачиваясь к толпе, и выискивая ее взглядом. Однако, когда последний молодой офицер получил назначение, возле короля возникла какая-то непонятная суматоха. К королю подъехал гонец, и о чем-то доложил. Первые ряды зрителей уловили несколько слов, и возбужденно зашептались, передавая услышанное все дальше и дальше:

  • Демон морей в десяти милях к западу от Штормграда! Демон морей близко!

Тем временем Вариан Ринн отдал какой-то приказ, и военачальник, раздававший назначения, громко крикнул:

  • Офицеры, получившие назначение на "Дарнас" - немедленно на борт! Отход через полчаса!

Прежде чем броситься к Мартину, Аркена успела заметить, как Ульрик Крон и еще двое молодых офицеров бегом направились к стоящему у причала фрегату, носящему имя главного города ночных эльфов «Дарнас».

Глава 6. Таверна «Позолоченная роза»

После присяги и распределения, в результате которого Мартин остался служить в Штормграде, прошла неделя. Все молодые офицеры, кому посчастливилось остаться в столице, горели желанием устроить праздник по этому поводу, и заодно отметить новое звание. Единственное, что их останавливало, это временное отсутствие Ульрика Крона, который в день присяги ушел в море на "Дарнасе". Вот уже неделю он гонялся за пиратом, по прозвищу "Демон морей", и никто не знал, когда эта погоня закончится. Однажды рано утром, до тихого переулка, где жила Аркена, донеслись восторженные крики вездесущих мальчишек:

  • "Дарнас" вернулся! "Дарнас" вернулся!

Аркена уже не спала. Она просто лежала в постели, и думала о предстоящих экзаменах. Аркена не боялась испытаний, и была уверена в своих силах. Однако какая-то нервозность все-таки присутствовала, ведь это будет ее первый серьезный в жизни экзамен.

Крики мальчишек, которые считали своим святым долгом, тайком от родителей дежурить в порту, побудили ее подняться с постели. Аркена оделась и пошла в порт. Она надеялась найти там Мартина, у которого было ночное дежурство по городу, и вместе с ним встретить Ульрика. Когда она пришла в порт, там уже собралась небольшая толпа, а фрегат "Дарнас" швартовался у причала. Едва заметный крен на левый борт, и слегка потрепанный вид корабля свидетельствовали о том, что он недавно побывал в бою. Аркена забеспокоилась за Ульрика и, как оказалось, не зря. Когда с пришвартованного фрегата стала сходить команда, она увидела его с перевязанной головой, но с весьма гордым видом. В этот момент Аркена заметила еще и Мартина, и уже вдвоем они направились к своему давнему другу. Ульрик был очень уставший, но довольный своим первым боевым походом. Он наотрез отказался что-то рассказывать прямо сейчас, но вечером пригласил всех в таверну, где и пообещал поведать о своих приключениях.

  • Вот и отлично! - сказал Мартин. - Я как раз сдам дежурство, и высплюсь. А вечером заеду за Аркеной, и сразу в таверну.

На этом они и расстались, чтобы со свежими силами встретиться вновь в таверне "Позолоченная роза".

* * * * *

Небольшое, но уютное помещение было забито до отказа. Почти каждый из молодых офицеров пришел с сестрой или невестой, и веселье должно было получиться на славу. Хозяйка таверны без устали носилась между столами, разнося блюда с едой и кувшины с разнообразными напитками. Мартин ухаживал за Аркеной, все время подкладывая ей в тарелку самые вкусные кусочки, и подливая в бокал яблочного сидра. Один из офицеров встал с места, и несколько раз хлопнул в ладони, привлекая внимание.

  • Итак, дамы и господа! - громко сказал он. - Сегодня нам удалось собраться для того, чтобы отпраздновать событие, которое мы просто не имеем права не праздновать! Пусть же наши матери, жены, сестры и невесты гордятся нами, ибо теперь мы офицеры Его Величества Вариана Ринна! И этот бокал я выпью со словами, с которыми наши отцы и братья шли в бой, а придет время, и мы последуем их примеру. За Альянс!
  • За Альянс! - дружно поддержали его все собравшиеся.

Через некоторое время слово взял уже Мартин.

  • А я предлагаю поднять бокалы, - сказал он. - За моего друга, которому раньше всех нас пришлось принять боевое крещение. И давайте попросим его рассказать нам все, в мельчайших подробностях.

В таверне раздался одобрительный гул, и крики "Давай, Ульрик!". Но не успел тот и слова вымолвить, как в таверну зашел Ларс Винцель.

  • Прошу извинить меня за опоздание! - сказал он. - Важные дела задержали. Я тоже с удовольствием послушаю нашего Ульрика.

Ларс уселся рядом с Мартином, и Аркену слегка передернуло от пристального взгляда толстяка.

  • Ну, в общем, дело обстоит следующим образом, - начал Ульрик. - Появился этот кровавый эльф по кличке "Демон морей" примерно год назад. Пиратствует по всему западному побережью Восточных королевств и в районе Вайш'ира. А прозвище свое он получил из-за того, что на флаге его корабля изображен демон на фоне моря. В его команде народ отовсюду набрался, там и люди, и орки... Гонялись мы за этим демоном почти неделю. Ох, и шустрый этот малый! Два раза мы его догоняли, и все время каким-то образом он ускользал от нас. А в третий раз мы сами оплошали. Встали ночью на якорь в маленькой бухточке, хотели наутро уже в Штормград идти. А тут из бухты на всех парусах этот демон летит! И как вдарит залпом из всех пушек нам в левый борт! Хвала богам, никого не убило, но оснастку корабля основательно попортило, и два ядра угодили нам ниже ватерлинии.

Аркена слушала Ульрика, затаив дыхание. Но ее не покидало ощущение, что на ней постоянно лежит чей-то пристальный взгляд. Она знала, кому он принадлежит, и от этого ей становилось весьма неудобно. Вместе с этим где-то в глубине души постепенно накапливались раздражение и злость. Какого черта Ларс не может оставить ее в покое?! Ведь она предельно ясно все ему объяснила.

  • Вы только представьте себе, - тем временем продолжал Ульрик. - Ночь, звезды, пират, идущий на всех парусах, и наш "Дарнас" дает ответный залп! Там только щепки полетели! Щепки и проклятия. Но пирата мы все-таки упустили. Пока выбирали якорь, пока ставили паруса, время ушло. Да еще "Дарнас" начал набирать воду...
  • А почему у тебя голова перевязана? - спросил кто-то из офицеров.
  • А, это... - ответил Ульрик, и засмеялся. - Это я в суматохе споткнулся, и въехал головой в грот-мачту.

Дружный хохот потряс таверну, и громче всех хохотал сам Ульрик. Веселье продолжилось с новой силой. За каждым столом звучали тосты, поздравления и наилучшие пожелания молодым офицерам. Кто-то рассказывал о военных походах своих предков, кто-то вслух мечтал о собственной боевой славе. Подруги и сестры с восхищением смотрели на своих кавалеров и братьев, гордясь ими, и желая им получать поменьше ран в битвах и сражениях. В разгар веселья дверь в таверну открылась, и внутрь вошел молодой человек, при виде которого, быстрее всех опомнившийся Мартин, вскочил с места, и крикнул:

  • Господа офицеры! Смирно!

Вслед за ним встали все остальные. Офицеры застыли по стойке "смирно", а девушки сделали книксен.

  • Добрый вечер, дамы и господа! - поздоровался вошедший. - Позвольте узнать, что вы отмечаете?
  • Мы отмечаем звание лейтенанта, Ваше Высочество! - ответил Мартин.

Андуин Ринн кивнул головой, и внимательно осмотрел всех присутствующих. В правой руке у него был какой-то свиток, на котором виднелась королевская печать.

  • Присутствует ли здесь господин Крон, лейтенант королевского флота? - осведомился принц.
  • Так точно, Ваше Высочество! - ответил Ульрик. - Это я.
  • Я здесь по поручению моего отца, - сказал принц. - Но скажу несколько слов от себя лично. Меня всегда восхищали традиции и обычаи военного флота, среди которых не последнее место занимают скромность и честь. Вы понимаете меня, господин лейтенант?
  • Кажется, да, Ваше Высочество. - Ульрик слегка покраснел, и хитро улыбнулся.
  • Ну, тогда перейдем к официальной части моего визита, - принц развернул свиток и начал читать. - Именем Его Величества Вариана Ринна, короля Штормграда и Альянса! За беспримерную храбрость и высокую выучку, проявленные при отражении пиратской атаки, лейтенант королевского военного флота Ульрик Крон производится в чин старшего лейтенанта.

Андуин Ринн передал свиток Ульрику, попрощался со всеми, и в полной тишине вышел на улицу. Тишина в таверне длилась еще минуты две-три, пока Мартин не воскликнул:

  • Ульрик, демон тебя побери! Да ты у нас просто образец скромности! А ну-ка, рассказывай, о чем ты умолчал!
  • Знаешь, дружище, какой у нас на фрегате девиз? - спросил Ульрик, и сам ответил. - "Дарнас"- мы делаем свое дело". Ну не принято у нас самих себя хвалить.
  • Значит, это сделаем мы! - сказал Мартин. - Дамы и господа, за старшего лейтенанта флота Ульрика Крона!

Звон бокалов с восторженными криками заставили Ульрика довольно улыбнуться. А затем все с удвоенным усердием насели на него, требуя полного рассказа о произошедшем событии в море. Как оказалось, "Дарнас" действительно встал на якорь в бухте, и попал под обстрел пиратского корабля. Вот только Ульрик умолчал о том, что пираты решили воспользоваться преимуществом в скорости и маневренности, и взять "Дарнас" на абордаж. И это бы у пиратов прошло успешно, если б не своевременные и быстрые действия Ульрика, который заставил всю артиллерию левого борта "Дарнаса" бить в носовую часть пиратского корабля, ниже ватерлинии. Пираты, видимо, поняли, что их затея не выглядит удачной, и поспешили скрыться.

  • Минуточку! - сказал Мартин. - А что насчет твоего ранения?
  • Ну я же говорил - на мачту налетел! А ты попробуй-ка не споткнуться, когда каждая секунда дорога, а тебе еще на артиллерийскую палубу добежать надо!

Выяснив подробности истории Ульрика, все продолжили веселиться. Дополнительных причин для праздника предоставили Мартин с Аркеной, объявив о своей помолвке. Свадьбу они решили сыграть сразу же после того, как Аркена сдаст экзамены в школе магии, и получит степень магистра.

Никто и не заметил, как после этого сообщения изменилось лицо Ларса. Никто также не заметил, как он исчез из таверны в неизвестном направлении, оставив остальных веселиться до позднего вечера.

Глава 7. Арест

Извилистая дорога растянулась на много миль. Она, то шла в гору, то стремилась уйти вниз, поворачивала вправо, потом влево, как-будто искала место, где ее никто не будет тревожить. Эта дорога повидала много всего за время своего существования. Она пропиталась дождями и кровью от жестоких сражений, иссушилась ветрами, и была истоптана великим множеством ног, лап и копыт. Она стала невольным свидетелем самых разных историй, счастливых и трагичных, смешных и обыденных. И в это утро ее «копилка» в очередной раз пополнилась новым событием...

Край неба начал понемногу светлеть. Неторопливый скрип колес становился все громче, и наконец, из-за поворота появилась повозка, вторая, третья... Всего их было пять, и этот незамысловатый караван сопровождал небольшой отряд охраны. Старший офицер отряда взглянул на светлеющий горизонт, и облегченно вздохнул. Через несколько часов они уже будут в Штормграде, и уж тогда он хорошенько выспится, предварительно выпив пару кружек холодного пива. Вот впереди показался пригорок, мимо которого он проезжал много раз. Штормград был уже рядом. Но что это? Что за странный силуэт на середине дороги? Старший офицер еще не успел ничего толком понять, как в его грудь вонзились две стрелы. Третья стрела поразила его коня, заставив того встать на дыбы, и сбросить с себя уже мертвого седока…

* * * * *

Аркене снился весьма странный сон. Она в свадебном платье стояла в центре Собора Света, окруженная множеством народа. Но народ вел себя как-то странно. Ее никто не замечал, как-будто ее и не существовало вовсе. Все взгляды были направлены мимо нее и сквозь нее, но только не на нее. И рядом не было Мартина. Какое-то тревожное чувство закралось в душу Аркены. Ведь это была их свадьба! Как же мог он не прийти на такое событие? Волна невыносимой тоски накатила на Аркену, и она не выдержала.

  • Мартин, где ты?! - ее крик эхом разнесся по собору.

И, словно, в ответ на ее призыв, в Собор Света кто-то вошел. В парадной военной форме, с букетом цветов в руках, он был образцом идеального жениха. Весь народ кинулся поздравлять его и пожимать ему руку, оставив Аркену никем не замеченной. А она решительно направилась в сторону жениха, но чем ближе она подходила, тем больше понимала, что перед ней не Мартин, а толстяк Ларс Винцель, излучающий злорадную улыбку. В ужасе Аркена отпрянула назад и проснулась.

Она сидела у окна в мягком кресле, переживая события своего сна. Бой часов заставил ее вскочить с места. Уже наступил вечер, а Мартина все не было. Еще вчера они договорились встретиться, чтобы ненадолго съездить в родное Североземье, и пригласить родных и друзей на будущую свадьбу. Аркена вышла из дома, и стала ждать Мартина на улице. После получаса тщетного ожидания, она уже не знала, что и думать. Мартин очень редко нарушал свои обещания, а если такое случалось, то причины были самые серьезные. Аркена опять вспомнила свой сон, и поморщилась от отвращения. Она уже хотела вернуться в дом, как с аукциона вернулись тетя Александра и Джорджио.

  • Слышала новость? - спросила у Аркены тетя. - На рассвете недалеко от Штормграда рудокопов ограбили и убили. А вместе с ними и охрану. Все золото забрали, а там его немало было. Аркена, что с тобой?!

Александра бросилась к племяннице, которая внезапно побледнела и пошатнулась. Джорджио бросил на землю купленные на аукционе свертки с тканью, и помог Аркене зайти в дом. Ее усадили на стул, и принесли воды, а тетя Александра с беспокойством в голосе спросила:

  • Родная, что случилось? Может быть, лекаря привести?
  • Не надо лекаря, - ответила Аркена. - Мартин не пришел...
  • Ох, как я сразу-то не подумала! - всплеснула руками Александра. - Вы же домой ехать собирались! Я же еще удивилась, что ты до сих пор здесь.
  • Ну не пришел Мартин, - попытался успокоить Аркену Джорджио. - Это еще не значит, что с ним случилось недоброе! Скорей всего он за убийцами сейчас гоняется. Он ведь человек военный, это его долг.
  • Да! - ухватилась за эту мысль Аркена. - Скорей всего так и есть! Но я должна убедиться в этом. Я не могу просто сидеть и ждать, я пойду к его командиру.

Аркена встала, и выбежала из дома, сопровождаемая сочувственными взглядами Джорджио и Александры…

Утром того же дня.

Офицерское крыло в казармах Штормграда обычно просыпалось раньше, чем крыло, где находился рядовой состав. Так было заведено. Но в этот раз офицеры проснулись еще раньше. Их разбудил громкий топот сапог и звук распахнувшихся дверей. В спальное расположение вошли пятеро солдат во главе с капитаном городской стражи.

  • Лейтенант Дуэриен! - крикнул капитан.
  • Да, это я, - ответил Мартин, протирая глаза.
  • Одевайтесь, господин лейтенант, вы идете с нами!
  • Куда, и вообще в чем дело? - спросил ничего не понимающий Мартин.
  • Господин лейтенант, у меня приказ доставить вас в тюрьму Штормграда. Вы обвиняетесь в разбое и убийстве.
  • Вы в своем уме?! - воскликнул Мартин.

Окончательно проснувшиеся офицеры дружно возмутились, и потребовали объяснений.

  • Успокойтесь, господа офицеры! - капитан показал всем развернутый свиток. - Вот ордер на арест, подписанный архиепископом Бенедиктом.
  • Бред какой-то! - одеваясь, проговорил Мартин.

В этот момент в расположение вбежал дежурный офицер.

  • Господа, подъем! - крикнул он. - Чрезвычайное происшествие! Убийство на дороге возле Штормграда!
  • Спасибо, мы уже знаем! - ответили офицеры.
  • Интересно, - проговорил Мартин. – Нам только сейчас доложили о происшествии, а архиепископ Бенедикт уже нашел виновного. Это более чем странно, вы не находите?

Но его слова совершенно не тронули капитана городской стражи, и Мартину пришлось подчиниться, и направиться под конвоем в городскую тюрьму Штормграда.

Глава 8. Призрачные надежды

С момента ареста любимого человека прошла неделя. Аркена была в полном смятении. Нелепое обвинение, предъявленное Мартину, ввело ее в состояние шока. Она ни минуты не верила в то, что Мартин хоть немного замешан в ужасном преступлении. Ну не такой он человек, чтобы убить мирного рудокопа, да еще и присвоить плоды его трудов. В тюрьму ее не пустили, причем это было сделано в такой грубой форме, что на секунду девушка пришла в негодование, и чуть не превратила хама - охранника в овцу. Но вовремя опомнившись, Аркена решила идти за помощью и справедливостью к тому, кто не смог бы ей в этом отказать. Король Вариан Ринн был единственной надеждой на благополучный исход дела. Однако когда Аркена пришла просить аудиенции короля, ей было отказано. Причем, у девушки сложилось такое впечатление, что ее уже ждали, и отказ был запланирован заранее. Она безумно жалела, что ей не удалось увидеть короля. Уж тогда бы она смогла вымолить минуту внимания правителя Штормграда, и все было бы по-другому. Уходя из резиденции Вариана Ринна, она не заметила, как вслед ей довольно и злорадно смотрел полный молодой человек в военной форме и гербовой накидке с золотой головой льва на синем поле. Она также не заметила, как этот человек после ее ухода удовлетворенно хмыкнул, и торопливо направился в сторону Собора Света…

* * * * *
  • Господин Винцель, у меня есть радостные новости для вас! – говорил архиепископ Бенедикт своему собеседнику, стоящему перед ним с видом полнейшей покорности и смирения. – Вы служите совсем недолго в моей канцелярии, но уже довольно достойно зарекомендовали себя. От вашего внимания не укроются никакие проявления отсутствия лояльности к нашему правителю, и я считаю, что это весьма похвально. Вы делаете значительные успехи на службе, а посему, я не замедлю обратиться к Его Величеству с ходатайством о повышении вас в звании, и производстве вас в чин капитана.
  • Ваше Высокопреосвященство! – отвечал архиепископу Ларс Винцель. – Да будет вам известно, что я в последнюю очередь думаю о карьере. Больше всего меня волнует благополучие Альянса и Штормграда…
  • Однако, - перебил его архиепископ. – Повышение в чине требует от вас удвоенной энергии к исполнению своих обязанностей. Признаюсь вам откровенно, у меня редко появляются люди, настолько преданные службе Свету. Вы, господин Винцель, более всех достойны почетного звания паладина, и я надеюсь, что вы прекрасно понимаете всю ответственность этого дела.
  • Вы можете не сомневаться во мне, Ваше Высокопреосвященство! Именно поэтому я прошу ускорить рассмотрение дела об убийстве и грабеже на Элвиннской дороге. Мне весьма прискорбно осознавать, что преступником здесь является один из офицеров Его Величества, что весьма негативно отображается на моральном состоянии нашей армии в целом.
  • Я думаю, что не стоит докладывать королю о таком неприятном случае, - задумчиво проговорил архиепископ. – Уверен, что вы лично сумеете разобраться в этом преступлении, и по делу наказать виновных.
  • О, да, Ваше Высокопреосвященство! – Ларс Винцель почтительно поклонился, и направился к выходу из Собора Света.
* * * * *

Сырая камера тюрьмы Штормграда освещалась единственной свечой, которая вряд ли будет заменена вовремя на новую при полном сгорании существующей. Но само наличие свечи уже можно было считать привилегией, поскольку Мартин был офицером. Сравнительно приличная кормежка и достойное обращение были явлением временным, поскольку вынесение приговора лишило бы его всех званий и привилегий. Мартин все время напролет думал о причинах своего ареста, и размышления приводили его к одному единственному выводу – его подставили. Но кто? Кому было выгодно уничтожить его? Мартин терялся в догадках, и это беспокоило его больше всего.

Настал полдень, подошло время обеда, но в открывшейся двери камеры появился не надзиратель с тарелкой еды, а тот, кого ждать приходилось меньше всего.

  • Ну, здравствуй дружище! – сказал Ларс, входя в помещение.
  • Рад видеть тебя! – ответил Мартин. – Надеюсь, ты не веришь во всю эту чепуху насчет меня!
  • Конечно, а как же иначе?! Разве ты способен лишить жизни невинных рудокопов?! Никогда я не верил в это!
  • Хвала богам! Значит, ты поможешь мне?
  • Эээ, не торопись, тут есть некоторые вопросы.
  • Вопросы? Какие вопросы?
  • Видишь ли, в чем тут дело… - Ларс немного замялся, но тут же продолжил: – Выход у тебя только один. Я смогу доказать, что ты непричастен к преступлению, но мне это будет нелегко. И мне от тебя потребуется вся твоя сила воли и твой разум.
  • О, Ларс, я полностью в твоем распоряжении! Говори, что от меня требуется?!

Ларс Винцель пристально посмотрел на Мартина, и резко бросил:

  • Откажись от Аркены!

Мартин несколько минут молча смотрел на давнего друга, пытаясь осмыслить фразу, сказанную им. Он не понимал, при чем тут вообще Аркена, и что ее связывало с этим делом.

  • Я понимаю тебя, - сказал Ларс. – И не требую немедленного ответа. Я даю тебе время подумать. В следующий понедельник я приду к тебе за ответом, но ради всех богов, Мартин, будь благоразумен! Ты не будешь победителем в этой игре, и смирись с этим! Со мной ей будет лучше, а я не сомневаюсь в том, что ты желаешь ей счастья! До встречи!

Ларс несколько раз стукнул в дверь камеры, и вышел, оставив Мартина в состоянии полного шока.

Глава 9. Заложница

Побережье было пустынным и одиноким. Лучшего места для экзамена и желать не приходилось. Никаких посторонних взглядов, никаких излишне любопытных зрителей. Только верховный маг Штормграда Малин и ученики школы магии. Погода в тот день была пасмурной, солнце скрылось за тучами, и морской ветер становился все сильней и порывистей. По воле жребия Аркене предстояло сдавать экзамен первой, но она не слишком переживала по этому поводу. Она вообще переживала из-за другой причины. Следствие по делу Мартина длилось уже долго, и еще ни разу ее не пустили к нему на свидание. Попытки достучаться до короля или архиепископа Бенедикта заканчивались неизменным провалом, и Аркена понемногу стала впадать в отчаяние. Сегодня утром курьер принес от Ларса Винцеля письмо, в котором он просил встречи. Аркене безумно не хотелось идти на нее, но Ларс мог сообщить какую-нибудь информацию о Мартине, и девушка ответила курьеру согласием. Встреча была назначена на вечер, и Аркена должна была успеть сдать первый из двух экзаменов по магии. Первый экзамен не представлял собой ничего сложного, так как свои умения в этот раз нужно было продемонстрировать на неодушевленных предметах – деревьях, камнях и таких стихиях, как вода, огонь и воздух. Второй же экзамен всем уже надо было сдавать, находясь в реальной боевой обстановке. Естественно, под наблюдением всех учителей и подразделений армии Альянса. О полноценных военных операциях речи не было, но выпускники школы часто привлекались для того, чтобы уменьшить количество диких зверей и всяких разбойников в окрестностях Штормграда.

Верховный маг кивнул Аркене, разрешая приступить к испытаниям. Девушка отогнала от себя посторонние мысли и сосредоточилась. Стоящие в десяти шагах от нее ученики увидели, как рядом с Аркеной появился туман, который через секунду сгустился, и под возникший шум бурлящей воды, превратился в полупрозрачное существо-элементаля. Повинуясь мысленному приказу, элементаль повернулся к ближайшему дереву, и метнул в него струю, расколовшую его пополам. Затем, также повинуясь приказу, элементаль исчез, а девушка подошла к покалеченному дереву, и движением рук убрала все повреждения. Затем Аркена создала воздушный вихрь, который на минуту приподнял ее, и заставил парить над землей. Верховный маг довольно кивал головой, смотря на свою лучшую ученицу. Он нисколько не сомневался, что Аркена успешно сдаст любой экзамен, в том числе и этот. Так и случилось. Когда девушка закончила, он несколько раз хлопнул в ладоши, показывая, что полностью доволен результатом. К испытаниям приступил следующий ученик, а Аркена пошла прогуляться среди деревьев, напоминающих ей родной лес Североземья.

Шум листвы успокаивал ее, но тяжелые мысли снова и снова врывались в разум девушки. Ей было очень нелегко осознавать свою полную беспомощность и невозможность помочь в беде любимому человеку. Даже такая великая вещь, как магия, ничем не могла ей посодействовать.

Предаваясь размышлениям, она не заметила, как вышла из-за деревьев на берег моря. И тут ее взору предстала странная картина. Недалеко от берега, покачиваясь на волнах, стоял на якоре большой корабль. А на берегу, вытащенная на песок, лежала лодка, возле которой спиной к ней стоял человек, и разговаривал с… двумя орками, кровавым эльфом и дренеем. Разговор, судя по всему, был не дружественным, поскольку все размахивали руками, и что-то доказывали друг другу. Человек в какой-то момент отвернулся от остальных, и раздраженно плюнул на песок. И тот час Аркена узнала его. Ларс Винцель, одетый в длинный плащ с капюшоном, что-то обсуждал с представителями враждебных народов! Но рядом был еще дреней. Возможно, они взяли в плен воинов Орды…

Аркена, забыв о всякой осторожности, направилась к ним, намереваясь немедленно узнать у Ларса о цели назначенной на вечер встречи. При виде ее, все кроме Ларса схватились за оружие, но тот сразу же успокоил их, хотя сам был очень удивлен появлением Аркены.

  • Аркена, откуда ты здесь взялась?! – воскликнул он.
  • У нас недалеко проходит экзамен, - ответила девушка. – А могу я узнать, почему ты здесь? Да еще в такой странной компании. И зачем ты назначил мне встречу?
  • Она еще и не одна здесь! – прошипел один из орков. – Ее надо убить!
  • Не трогать ее! – крикнул Ларс. – Иначе вы вообще ничего не получите!
  • Ты отказываешься от своих обещаний, жалкий человечишка? – грозно спросил второй орк. – Тогда мы убьем вас обоих!
  • Я не отказываюсь! – ответил Ларс, у которого от волнения на лбу выступили капли пота. – Но если вы ее хоть пальцем тронете, тогда точно не видать вам своей доли!
  • В чем причина такой заботы? – поинтересовался молчавший до этого кровавый эльф. – Она дорога тебе?
  • Да, – сквозь зубы ответил Ларс.
  • Отлично! – радостно хлопнул в ладоши эльф. – Вот и выход! Мы приглашаем молодую леди совершить с нами морское путешествие! А ты, Ларс Винцель, постараешься побыстрее выполнить свой долг, иначе… Эй, держите ее, быстро!

Орки и дреней бросились вслед за Аркеной, которая вполголоса прочитала магическое заклинание, и мгновенно оказалась на расстоянии нескольких шагов от всех. Кровавый эльф взмахнул руками, и в тот же миг ноги Аркены перестали слушаться ее, как-будто она попала в какое-то вязкое болото. Орки и дреней связали Аркену и заткнули ей рот кляпом, после чего принесли обратно к лодке.

  • О, леди тоже маг? – эльф довольно усмехнулся. – Прошу вас, поверьте, со мной вы не сравнитесь. Итак, все решено, она идет с нами!

Ларс беспомощно развел руками, не в силах что-то изменить. Аркена поняла, что ее сейчас куда-то увезут, и отчаянно замычала, пытаясь привлечь внимание.

  • Леди что-то хочет сказать? – спросил кровавый эльф. – А леди больше не будет делать глупостей?

Аркена изо всех сил замотала головой, и у нее вытащили кляп.

  • Ларс, умоляю! – проговорила она. – Что с Мартином?!

И перед тем, как потерять от ужаса сознание, она услышала:

  • Мне очень жаль, Аркена, но по приговору королевского суда, сегодня утром Мартин был казнен…

Глава 10. На борту «Дракондора»

Капитанская каюта «Дракондора» была не такой уж и большой, но кровавый эльф Шалар Свет Солнца, больше известный, как Демон Моря, вынужден был поделиться пространством с нежданной гостьей. А она доставила немало хлопот, поскольку была доставлена на борт пиратского судна в бессознательном состоянии, и с сильнейшим жаром. Капитан Шалар проклинал тот момент, когда принял решение взять на свой корабль заложницу, которой пройдоха Ларс Винцель сообщил нечто такое, отчего она могла умереть в любой момент. Корабельный лекарь не отходил от Аркены ни на шаг, отпаивая ее какими-то отварами и снадобьями, но вот уже месяц ей не становилось лучше. Положение осложнялось еще и тем, что за «Дракондором» последнюю неделю гонялся неотступный фрегат «Дарнас», принадлежавший королевскому военному флоту Штормграда.

Но однажды утром пиратский лекарь пришел на капитанский мостик, и сообщил Шалару, что его пациентка наконец-то очнулась.

* * * * *

Шалар Демон Моря шагнул за порог капитанской каюты и учтиво поздоровался. Ответа не последовало. Эльф подошел к Аркене, и поразился. В ее глазах была пустота. Пустота и боль.

  • Прошу прощения, - проговорил Шалар. - Вас, кажется, зовут Аркена, и недавно вы потеряли кого-то из близких вам людей?

Аркена медленно повернула к нему голову.

  • Кто вы? Где я нахожусь? - спросила она.
  • Меня зовут Шалар Свет Солнца, - ответил эльф. - Но многие знают меня, как Демона Моря. Я капитан "Дракондора", на борту которого вы находитесь.
  • Почему я здесь?
  • Леди, я отказываюсь отвечать на ваши вопросы до тех пор, пока вы не поедите, или по-крайней мере не выпьете немного вина. Вы еще слишком слабы.
  • Я не хочу вина. Я хочу умереть.
  • О, уверяю вас, я всеми силами буду стараться не допустить этого!
  • Но зачем? Для чего я вам нужна?
  • Клянусь Элуной! - эльф поднял обе руки, призывая свою богиню в свидетели. - Я расскажу вам все, что хотите, только съешьте что-нибудь!
  • Ну, хорошо, - согласилась Аркена.

Через несколько минут стол в каюте уже ломился от изобилия самой разнообразной еды. Тут были и фрукты, и острый даларанский сыр, и вино. А в центре стола по-королевски расположилось блюдо с жареной индюшкой. Только сейчас Аркена почувствовала, как проголодалась. Ее даже немного пошатнуло от слабости, когда она подошла к столу, и села на широкую скамью.

  • А вы, капитан? - спросила она.
  • О, я с удовольствием присоединюсь к вам! - ответил эльф.

Он сел напротив Аркены, и некоторое время они ели, не говоря ни слова. Капитан пиратов с удовлетворением наблюдал, как с лица Аркены сошла нездоровая бледность, и даже появился легкий румянец. Немного утолив голод, Аркена снова задала вопрос:

  • Так почему же я нахожусь на вашем корабле, капитан Шалар?
  • Как бы прискорбно это не звучало, - сказал пират. - Но вы будете находиться здесь до тех пор, пока ваш знакомый Ларс Винцель не отдаст нам то, что должен. Леди, вы заложница. Но бояться вам нечего. Вас никто не обидит, и ничем не оскорбит. Более того, вы можете и дальше жить в моей каюте.
  • Но мне надо в Штормград! - взмолилась девушка. - Мне просто необходимо там быть, как можно скорее!
  • Увы, это невозможно по нескольким причинам. Во-первых, мы далеко от Штормграда, во-вторых, нас преследует фрегат короля Ринна, в-третьих, вы еще не овладели искусством создания порталов, а тут я вам помогать не буду. Пока не буду.
  • Что значит "далеко от Штормграда"? - изумилась Аркена. - Ведь мы же только вчера... О, боги! Сколько я была без сознания?

Шалар Демон Моря сочувственно посмотрел на Аркену, налил ей еще вина, и проговорил:

  • Вы были не только без сознания. У вас был сильный жар, вы метались в бреду, и мы всерьез опасались за вашу жизнь. А продолжалось это почти месяц.
  • Как месяц?! - ахнула Аркена. - Но Мартин... Ему грозит опасность!
  • Я не знаю, кто такой Мартин, - сказал Шалар. - Но там, на берегу этот пройдоха Винцель упоминал какого-то Мартина. Разве вы не помните?
  • Я помню...- прошептала девушка.

Недоеденное яблоко выпало из ее руки, из глаз покатились слезы, и Аркена зарыдала.

  • Почему?! - крикнула она. - Почему невинного человека перед свадьбой казнят за то, чего он не делал?! Почему тот, кого он считал другом, даже слова не сказал в его защиту, хотя мог это сделать?! Почему архиепископ и король остались глухи к моим просьбам?!

"О, всемогущая Элуна, дай мне сил выдержать это!", мысленно взмолился эльф Шалар. Какая-то смутная догадка появилась у него в голове, и она его совсем не обрадовала. Он стал внимательней прислушиваться к Аркене, а потом не выдержал.

  • Стоп! Хватит! - крикнул он. - Давайте-ка все по порядку! Кто такой Мартин? Почему его казнили?
  • Он мой жених! - сквозь слезы отвечала Аркена. - Его обвинили в убийстве рудокопов, которые везли золото в королевское хранилище. Но он этого не делал, я точно знаю!
  • А кто этот друг вашего жениха, который не помог в беде?
  • Вы с ним разговаривали на берегу. Это Ларс Винцель.

Аркена едва успела увернуться от брызнувших осколков блюда с нарезанным сыром. Едва с ее губ сорвалось имя Ларса, как эльф Шалар в ярости вонзил свой кинжал в стол, пробив стоящее на нем блюдо. Затем он разразился отборнейшей бранью, и фраза "подлый ублюдок" была самой мягкой из всех выражений эльфа. Аркена уже хотела вскочить и отбежать подальше, но Шалар успокоился так же внезапно, как и разъярился.

  • Прошу меня простить! - извинился он. - Но каков подлец, вы только подумайте!
  • Вы знаете, - сказала Аркена. - У меня просто в голове не укладывается, какие дела могут быть у Ларса с представителями Орды.

Шалар усмехнулся, и ответил:

  • Я эльф крови, но это совсем не значит, что я служу Орде. Я сам по себе, как и вся моя команда. Мы изгои самых различных обществ, и "Дракондор" стал нашим единственным домом. А что касается наших дел с этим... Если бы вы были в курсе наших дел, то возможно, ваш Мартин сейчас был бы жив.
  • Что вы имеете ввиду? - изумленно воскликнула Аркена.
  • Я полностью уверен в том, что мы сейчас потеряли вас, как заложницу. Вы больше не представляете ценности для команды "Дракондора".
  • Да объясните же, в чем дело! - взмолилась Аркена.
  • Да, мне больше ничего не остается. Слушайте же! Я прекрасно понимаю ваше горе, и скорблю вместе с вами, но... Косвенной причиной смерти вашего жениха являюсь я. Нет, молчите! Дайте мне договорить! Тех рудокопов на Элвиннской дороге убили четверо из команды "Дракондора". Это я послал их туда. Но само преступление спланировал и организовал этот мерзавец Винцель. И он был там, и наблюдал со стороны. Я раньше думал, что он замыслил это из-за золота, но теперь я понимаю, что не только из-за него. Этот пройдоха решил убить одним выстрелом двух зайцев - обогатиться, а заодно избавиться от соперника. И у него почти получилось так, как он задумал. Но вы своим появлением на берегу просто разрушили его планы. Да и он тоже совершил ошибку - сказал, что вы ему дороги. Хотя, этим самым спас вас от гибели. Ведь если бы он сказал, что вы ему безразличны, то мои орки убили бы вас. И вот теперь наш общий "друг" Ларс получил золото и свободный путь к вам, но... Вас он так и не получил. Да и не получит теперь уже никогда. Он жаден к деньгам, к тому же он трус. Высокопоставленный трус. Но он не дурак. Я думаю, он прекрасно понимает, о чем мы сейчас беседуем. Это значит, что вам сейчас никак нельзя появляться в Штормграде. Ларс постарается избавиться от вас, как от ненужной свидетельницы. От моих четверых друзей он наверняка уже избавился, и вас не пожалеет, чтобы самому выйти сухим из воды.

Аркена слушала Шалара, и ее лицо становилось похожим на камень. Сегодня она навсегда потеряла частичку своей души. Ту самую частичку, где зародилась и окрепла любовь к одному из самых близких людей. Ради чего теперь стоило жить на этом свете? Любимый человек погиб. Тот, кто раньше считался другом детства, оказался чудовищем. Слезы иссякли. Больше не было неутешимого горя и страданий. Взамен этого в душе Аркены появилась ненависть и новая цель в жизни. Месть. Вот ради чего стоило жить дальше. Только ради мести.

  • Простите, я вынужден вас покинуть. – проговорил эльф Шалар. – Мне нужно дать некоторые распоряжения команде судна. Кроме того, вам необходимо все обдумать, и принять какое-то решение. Я бы посоветовал вам отдохнуть. Вам слишком много пришлось пережить за последние несколько часов. До встречи, Аркена.

Капитан пиратов вышел, и закрыл за собой дверь, оставив Аркену в одиночестве. Увидев на верхней палубе корабельного лекаря, он подозвал его, и негромко сказал:

  • Следи за ней. Если она что-нибудь с собой сделает, я тебя на рее повешу, понял?

Глава 11. Все идет своим чередом

  • Ну, здравствуй, дружище! - приветствовал Ларс Винцель стоящего перед ним офицера военного флота Альянса. Только что вошедший Ульрик Крон придирчиво обвел взглядом помещение, и восхищенно проговорил:
  • Да, приличные тебе апартаменты выделил архиепископ! Я слышал, что ты уже капитана получил.
  • Да демон с этим званием, главное должность! - похвастался Ларс. - Я теперь командую особым отрядом паладинов. Его Высокопреосвященство доверяет мне. Ульрик, я тебя вызвал по делу. Ты ведь долго гонялся за этим пиратом, за Демоном Моря. Ты знаешь его повадки и места, где он появляется.
  • Якорь ему в глотку! - выругался Ульрик. - Он какой-то заговоренный, все время уходит от нас, как вода сквозь пальцы.
  • Вот-вот! - обрадовался Ларс. - И в морском деле ты достиг больших успехов. Ну, хорошо, не буду говорить туманно. Вот тебе два приказа. Первый от короля – ты назначаешься командующим экспедицией против пиратов. Его Величество считает, что мы должны в самые короткие сроки очистить наши прибрежные воды от этих мерзавцев. «Дарнас» и его команда вместе с капитаном поступают в полное твое распоряжение. Кроме того, тебе в помощь выделяются еще два фрегата. Утопи всех этих преступников, Ульрик! В плен никого не бери, они не заслужили справедливого суда!
  • А второй приказ? – спросил Ульрик.
  • Второй приказ от архиепископа Бенедикта. Тебе приказано взять на борт «Дарнаса» мой особый отряд. Это на тот случай, если придется брать пиратов на абордаж. Мои паладины знают, что делать, и они прекрасно обучены. Это неплохая подмога в экстренных случаях.
  • И ты тоже с нами?
  • О, нет, у меня и тут дел по горло! Да и ты намного лучше меня справишься. Уничтожь их, Ульрик, и награда будет очень весомой, я тебе это обещаю!
  • Ну что же, приказ есть приказ, - ответил Ульрик. – Как только мы получим еще два фрегата и твой отряд, то сразу же выйдем в море.
  • Отлично! Не буду тебя больше задерживать.
  • Ларс, есть один вопрос. По поводу Мартина…
  • Господин старший лейтенант, не суйтесь не в свое дело! – внезапно разозлился Ларс. – Идите выполнять свой долг!

Ульрик вышел из Собора Света с неприятным осадком в душе. Никто толком ничего не знал о судьбе Мартина. Аркена тоже куда-то пропала. Что-то тут нечисто! И Ларс очень сильно изменился в последнее время. Ульрик уже хотел было повернуть в сторону казарм Штормграда, чтоб добыть хоть чуть-чуть информации, как вдруг кто-то осторожно подергал сзади его за рукав. Он обернулся, и увидел солдата, который сразу же отступил в тень Собора, словно боялся, что его кто-то может увидеть. Ульрик собрался возмутиться по поводу такого панибратского обращения к старшему по званию, но солдат приложил палец к губам, призывая его не поднимать лишнего шума…

* * * * *

Свежий морской ветер с солеными брызгами воды творил чудеса. Аркена буквально оживала на глазах. Единственное, что оставалось неизменным, это ее глаза, ставшие какими-то отчужденными и недоверчивыми. Шалар Демон Моря осторожно поддерживал девушку под руку, боясь, что она слишком оптимистично оценила свои силы, настояв на немедленной прогулке по верхней палубе. Но Аркена держалась молодцом. Она даже начала беседу, спросив пиратского капитана о том, как ему удается постоянно ускользать от кораблей Альянса, которые уже долгое время преследуют его «Дракондор». Шалар с удовольствием поддерживал разговор, рассказывая Аркене истории, граничащие с чем-то совершенно фантастичным. Он описывал кровопролитные бои, и самые хитроумные уловки, с помощью которых ему всегда удавалось избегать пленения и уничтожения его судна. Эльф крови всей душой хотел отвлечь девушку от тягостных воспоминаний, и сам еще не понимал, что делает это совсем не из-за благородства или приличного воспитания. Он пока еще не понимал также и того, что Аркена своим появлением на борту его корабля заронила в его душу незаметное зерно какого-то чувства, которое удивительным образом одновременно тревожило и радовало всю его сущность. И это зерно медленно, но верно, прорастало все больше и больше.

Команда «Дракондора», наблюдая, что их капитан преображается с каждым днем в лучшую сторону, молчаливо одобряла появление на борту судна незнакомки, которая сама того не понимая, влияла на капитана самым положительным образом. По ночам, когда большинство экипажа отдыхало, среди рядовых матросов то и дело возникали разговоры о том, что давно пора бы капитану как-то стать помягче и душевнее, и Аркена вполне способствовала этому процессу. Нет, никто из команды корабля не мог обвинить Шалара в какой-то излишней жесткости. Наоборот, абсолютно все члены экипажа уважали своего капитана, ведь он не раз спасал их жизни от самых значительных неприятностей. Но если капитан допустит в свое сердце нечто такое, что привнесет в существование всех обитателей «Дракондора» еще какое-то положительное обстоятельство, то вся команда примет это «на ура».

И Шалар был весьма приятно удивлен, когда на первой прогулке с Аркеной по верхней палубе один из матросов подошел к ним с подносом, на котором стояли два бокала вина.

  • Капитан! – с нескрываемым удовольствием сказал матрос. – Чудный день, не правда ли? Так сделайте же его еще лучше с помощью этого отличного вина, которым не побрезгует даже сам король Штормграда!

Капитан «Дракондора» чуть не заключил в объятия находчивого матроса, который смог вызвать у Аркены улыбку. Он с благодарностью принял бокалы, один из которых тут же передал своей спутнице. Они даже успели сделать по два-три глотка, когда внезапно с «вороньего гнезда» на верхушке мачты раздался громкий крик смотрящего:

  • Слева по курсу три фрегата Альянса!

Глава 12. Кровавое море

Командующий боевой экспедицией, старший лейтенант Ульрик Крон стоял на носу фрегата "Дарнас", и напряженно всматривался вдаль. Там, впереди, с парусами черного цвета, приближался корабль, несущий флаг с изображением морского демона. "Дарнас" быстро догонял его, хотя Ульрику показалось, что пираты не слишком-то и старались улизнуть. Дать бой кораблям Альянса они, судя по всему, тоже не собирались. Ну что же, тем хуже для них.

Ульрик подозвал капитана "Дарнаса", и отдал приказ:

  • Боевая тревога, капитан! Дайте сигнал остальным кораблям готовиться к бою.

Расстояние между эскадрой Альянса и "Дракондором" быстро сокращалось. Ульрик со своего наблюдательного поста уже мог в подзорную трубу разглядеть на пиратском судне лица экипажа. Он даже заметил самого Демона Моря, как вдруг...

  • Какого демона они делают?! - воскликнул Ульрик. - Они что, сдаться решили?!

Пиратский корабль резко сбавил ход, и почти остановился. "Дарнас" и два остальных корабля, тем временем, подошли на расстояние пушечного выстрела. Ульрик уже хотел сказать капитану, чтобы тот отдал команду открыть огонь, как сверху раздался крик дозорного:

  • Орда справа по курсу!

Ульрик взглянул в указанном направлении, и неприятный холодок пошел по его телу. Наперерез им, полным ходом шли шесть боевых кораблей Орды, и их намерения были явно не миролюбивыми.

  • Господин командующий, - сказал Ульрику капитан "Дарнаса". - Перевес не в нашу пользу. Надо уходить.
  • Уходить?! - переспросил Ульрик. - Откуда вы знаете, куда идет эта эскадра? А если на Штормград? Нет, нам придется драться. И возможно на два фронта.
  • Вы думаете, что пираты поддержат Орду?
  • Понятия не имею, от них всего можно ожидать.

Ульрик навел свою подзорную трубу на пиратский корабль, и удивленно хмыкнул:

  • О, у них на борту дама!

И в следующий момент он от изумления едва не выронил из рук свой оптический прибор. Стоящая на верхней палубе пиратского корабля светловолосая девушка подошла к борту, и взглянула прямо перед собой.

  • О, боги! - вскрикнул Ульрик. - Как это возможно?!
  • В чем дело, господин командующий? - спросил капитан "Дарнаса". - Что там у них?
  • Ничего, - озадаченно проговорил Ульрик, и добавил: - Командуйте, капитан! Мы атакуем ордынский флагман!
* * * * *

Несмотря на настойчивые просьбы Шалара Демона Моря, Аркена отказалась покинуть верхнюю палубу, и уйти в более безопасное место. Преследующие "Дракондор" корабли Альянса, в любой момент могли начать стрелять, но девушку это мало волновало. Она в глубине души даже желала оказаться в сражении, чтобы хоть на время отвлечься от тягостных воспоминаний о прошлом. Но больше всего ей хотелось справедливости. Справедливости и мести. Ее Мартин был казнен из-за подлости и предательства одних, и из-за равнодушия других. Все они должны понести заслуженное наказание, и это будет справедливо.

Когда появились корабли Орды, Шалар Демон Моря вздохнул с облегчением. Сегодня им крупно повезло, так как флот Альянса будет вынужден отложить погоню за "Дракондором", и вступить в схватку с вдвое превосходящими силами неожиданно возникшего врага. Шалар никогда и никого не боялся, но действовал всегда разумно и обдуманно, за что и заслужил уважение всей команды "Дракондора". И в этот раз, когда вместо одного "Дарнаса" на горизонте появились три фрегата, он был не на шутку обеспокоен. Ведь не могут же боги благоволить пиратам постоянно. У богов рано или поздно найдутся дела поважнее, и тогда "Дракондору" вместе с его командой придется несладко. Но только не в этот раз. Орда появилась как нельзя, кстати, и Шалар даже приказал сбавить ход, чтобы понаблюдать за предстоящей битвой. Стоя у правого борта, Шалар и Аркена стали свидетелями, как корабли Альянса, развернувшись в боевой строй, атаковали флагманский фрегат противника...

* * * * *

Преимущество "Дарнаса" и двух других кораблей было в том, что они уже были развернуты в боевой порядок, и могли вести огонь всей артиллерией правого борта. Корабли же Орды двигались цепочкой, один за другим, и без перестроения могли стрелять только из носовых орудий. Этим и решил воспользоваться Ульрик. Первый залп носовых орудий флагмана Орды потонул в адском грохоте пушек трех фрегатов Альянса. Палубу первого судна противника просто-напросто разметало в щепки, и сразу же после этого на корабле заполыхали сильные пожары. Рухнувшая фок-мачта убила и покалечила обломками почти два десятка орков, тауренов и гоблинов. Крики о помощи и стоны раненых понеслись со всех сторон, делая картину разрушений еще ужасней.

  • Отличный залп! - крикнул Ульрик. - Если выживем, всех канониров представить к наградам!

А между тем, эскадра Орды начала перестраиваться в боевой порядок, обходя вышедший из строя флагман. Один из фрегатов был вынужден пройти на близком расстоянии от него, и в этот момент на флагмане от пожаров взорвался склад боезапасов. Столб огня, взметнувшийся в небо, и черные клубы дыма, заставили на минуту оцепенеть моряков, как Орды, так и Альянса. Теперь уже два корабля, объятые пламенем, качались на волнах, хотя первый из них кораблем назвать можно было с большим трудом - он превратился в догорающие деревяшки непонятной формы. Следующие залпы обеих сторон прозвучали одновременно. Ульрик почувствовал, как плотная и нестерпимо горячая волна воздуха оторвала его от палубы, и куда-то швырнула. Удар, и перед глазами все поплыло, смешивая реальность в какие-то причудливые картинки...

Очнулся Ульрик от сильнейшего приступа кашля. Было такое ощущение, что горло сдавил самый сильный огр, и прошелся по нему напильником. Адская боль в голове и оглушающий звон заставили его выдавить из себя крик, которого он не услышал. Ульрик открыл глаза и попытался встать, но тут же рухнул обратно на палубу. Вторая попытка была более удачной. Шатаясь, как пьяный и, цепляясь руками за все подряд, он поднялся на ноги и осмотрелся. "Дарнас" горел. Из-за дыма не было видно почти ничего. Кто-то, весь черный от копоти, подбежал к Ульрику, и что-то закричал, размахивая руками. Тот замотал головой, к горлу подкатил ком, и его стошнило. Сразу заметно стало легче, боль в голове уменьшилась, и к Ульрику вернулся слух. Крики ворвались в него со страшной силой, и повергли в шок. Все, кто оставался в живых, кричали. Кто-то от боли, кто-то от ужаса, а кто-то от овладевшей им ярости. Стоявший перед Ульриком матрос тоже кричал, и показывал куда-то рукой.

  • Господин командующий! - матрос уже начинал хрипеть. - Сделайте что-нибудь! Капитан убит, один из кораблей поддержки затоплен, "Дарнас" горит!

Ульрик оттолкнул матроса, и бросился к борту. Усилившийся ветер немного разогнал дым пожарищ, и ему открылось страшное зрелище. Из оставшихся на воде четырех кораблей горели все. Два корабля Орды ожесточенно обстреливали "Неудержимый" - один из двух оставшихся фрегатов Альянса. Тот отвечал, но силы были не равны. Все остальные корабли либо пошли ко дну, либо догорали неподалеку. Из воды тут и там слышались мольбы о помощи. Море было усеяно обожженными и истекающими кровью людьми, эльфами, орками…

И тут Ульрик понял, что подсознательно беспокоило его последние несколько минут - "Дарнас" молчал!

  • Канониры! - заорал он. - Почему молчат пушки?! Огонь! Быстро!

Перепрыгивая через трупы, он кинулся к ближайшему орудию, и ошеломленно застыл на месте. Стрелять было нечем! Весь боезапас был израсходован. Решение созрело за доли секунды. Ульрик рванулся к рулевому и закричал ему:

  • Слушай приказ! Курс на ближайшего врага! Ты понял?!

Рулевой кивнул головой, и яростно крутанул штурвал. Ульрик побежал по горящему фрегату, собирая всех, кто мог двигаться и держать в руках оружие. Собралось чуть больше десятка матросов. Вместе они собрали самый разный хлам - все, что можно сжечь, и отнесли на нос корабля, где пожар был особенно силен. Бросив все в огонь, они, следуя за командующим, собрались возле рулевого.

  • Друзья мои! - сказал Ульрик. - Братья! Если уж нам суждено сегодня умереть, то давайте сделаем это с честью и доблестью! Мы врежемся во вражеское судно и переберемся на него. Я не знаю, сколько там осталось врагов, но мы с вами уменьшим их число! Если нам повезет, то мы выживем. А если нет…
  • Держитесь! – изо всех сил крикнул рулевой.

Через мгновение раздался оглушающий треск, и от удара все попадали на палубу. «Дарнас» горящим носом въехал точно в середину одного из кораблей Орды, и прочно там застрял, добавляя пламени и так горящему судну.

  • Вперед! – Ульрик вскочил на ноги, и через нагроможденные обломки двух фрегатов, стал перебираться на вражескую территорию.
  • За Альянс! – закричали остальные, и кинулись за командующим, крепко сжимая в руках оружие.
* * * * *

Побледневшая от увиденных ужасов, Аркена застыла подобно камню на правом борту «Дракондора». Шалар Демон Моря, повидавший немало крови и смертей на своем веку, тоже молчал, пораженный произошедшим на его глазах. Отчаянная храбрость моряков «Дарнаса» и меткая стрельба «Неудержимого», заставили обратиться в бегство единственный фрегат Орды, еще способный передвигаться по морю.

  • Ну, хватит на сегодня развлечений! – едва слышно пробормотал Шалар, а вслух крикнул: - Поднять паруса! Курс на Вайш’ир!

Глава 13. Хитрый лис

Ларс Винцель был вне себя от ярости. Большой и прочный письменный стол из столетнего дуба, стоявший в его кабинете, был изрублен мечом в считанные минуты. Тяжело дыша, Ларс впился взглядом, полным злобы и ненависти, на посыльного солдата, застывшего от страха у входной двери.

  • Что? - прошипел не хуже змеи толстяк. - Начальник тюрьмы сам испугался доложить о случившемся? Я вас всех сгною в самых сырых и темных камерах! Вас, обессиленных от дрянной кормежки, самих будут жрать крысы, а вы и рукой не сможете пошевелить!
  • Гггосподин кккапитан! - солдат уже начал заикаться от испуга. - Это пппроизошло не в мое дежурство!
  • Пошел вон! - заорал Ларс, снова хватаясь за меч.

Солдат пулей выскочил за дверь, а хозяин кабинета начал нервно ходить туда-сюда.

  • Это же надо допустить такое в самом охраняемом месте Штормграда! - говорил он самому себе. - Что же делать? Думай, Ларс, думай! О, боги! Как все невовремя!

Толстяк распахнул дверь, и крикнул:

  • Карстон! Сюда, быстро!

В кабинет быстрым шагом вошел адъютант Винцеля, и застыл в ожидании распоряжений.

  • "Дарнас" еще не вернулся?
  • Нет, господин капитан.
  • Как только вернется, сразу доложить!
  • Слушаюсь, господин капитан!
  • Кто из наших паладинов остался в Штормграде?
  • Только взвод Сарнума, господин капитан, остальные на "Дарнасе".
  • Хорошо! Этого хватит. Передашь Сарнуму мой приказ. Пусть берет всех, и немедленно скачет в Североземье. Что там делать - я сейчас напишу. Пусть Сарнум лично заберет у меня инструкции перед отъездом. Это все. Исполняйте.

Адъютант вышел, а Ларс уже хотел написать обещанные указания, но взглянул на останки своего стола, и в бешенстве плюнул на пол. Через десять минут в дверь постучали, и в кабинет вошел взводный командир Сарнум.

  • Господин капитан, у вас тут была маленькая война? - спросил он, и тут же осекся под тяжелым взглядом Ларса.
  • Инструкции запомнишь так, - сказал тот. - Тебе поручается особая миссия. Выполнишь - станешь ротным, не выполнишь - обвиню в измене королю! Поедешь сейчас же в Североземье. Найдешь там мельника Эрана Дуэриена. Но его пока не трогай. Ты будешь искать его сына - Мартина. Он государственный преступник. Не торопись, вынюхивай все и везде. Добывай любую информацию. В крайнем случае, прижмешь старика Эрана. В общем, землю рой, но этого Мартина достань! А как достанешь, расстреляй на месте.
  • А если его там нет?
  • Да некуда ему больше деться! Там он! Все запомнил?
  • Да, господин капитан.
  • Тогда поторопись. Сарнум повернулся и направился к выходу, но едва не столкнулся с вбежавшим в кабинет адъютантом Карстоном.
  • Что еще? - Ларс вопросительно уставился на него.
  • Господин капитан, вы приказали доложить о прибытии "Дарнаса"...
  • Хвала богам, они вернулись!
  • Это не совсем так...
  • Что это значит? Да говори же! Чего ты тянешь?!
  • Господин капитан, вернулся только "Неудержимый". В данный момент его ведут в порт Штормграда.
  • Как это, ведут? - не понял Ларс.
  • Гребные галеры, господин капитан. "Неудержимый" не может двигаться своим ходом.
  • Демон вас всех побери! - всплеснул руками Ларс. - Да чтож за день такой сегодня?! Коня мне, быстро!
* * * * *

"Неудержимый" все-таки мог идти своим ходом, но едва ли мог развить былую скорость. Из трех мачт фрегата остались только две, паруса на которых были прожжены и пробиты сплошь и рядом. Кроме того, через три пробоины ниже ватерлинии поступала вода, и израненному и усталому экипажу приходилось, чуть ли не своими телами затыкать дыры в корпусе корабля.

Городская стража, патрулирующая акваторию порта на крылатых грифонах, доложила о приближении корабля портовому начальнику, и тот сразу же послал две галеры, чтобы те быстрее довели "Неудержимый" до причалов. Обычно шумная, толпа встретила вернувшийся фрегат гробовой тишиной. И лишь когда "Неудержимый" бросил якорь и начал швартоваться, народ бросился к судну, чтобы помочь раненным сойти на берег. Народ словно прорвало криками, которые понеслись сразу со всех сторон. В основном, это были сочувственные возгласы, но были и призывы к мести. Внезапно на причале снова воцарилась тишина. С "Неудержимого" сошли несколько матросов с носилками, на которых лежали неподвижные тела. Все были полностью накрыты тканью, лишь на последних носилках лежал человек, подающий признаки жизни. В этот миг раздался громкий цокот копыт, и нетерпеливый крик:

  • Расступитесь! Прочь с дороги!

На причал, нещадно подстегивая коня, влетел Ларс Винцель, сопровождаемый своим адъютантом.

  • Где командующий экспедицией?! - крикнул Ларс. - Он жив? Погиб?
  • Рано хоронишь! - с трудом проговорил с носилок Ульрик. - Я еще тебя переживу!
  • Хвала богам, ты жив! Ты можешь говорить? Куда тебя ранили?
  • Куда ранили? - Ульрик усмехнулся, и его лицо исказилось от боли. - Мне повезет, если ты найдешь у меня живое место.
  • К лекарю, быстрее! - заорал Ларс матросам, которые держали носилки. - И не растрясите мне его!
  • Скажи мне, Ларс, зачем ты так горячо желаешь уничтожить пиратов, от которых бед намного меньше, чем от Орды, с которой мы столкнулись?
  • Это приказ короля, дружище, я тут не причем. Так вы, значит, с Ордой повстречались?
  • Уж, извини, Ларс, нам не до пиратов было!
  • Ничего, Ульрик, ты еще им всем покажешь! Ты давай лечись, и... Сам понимаешь, долг надо выполнять.

Ульрик тяжело вздохнул, и закрыл глаза. Он сделал это вовсе не потому, что его тяготили раны, полученные в бою. Он сделал это в силу того, что узнал некоторые вещи о Ларсе, и просто не мог уже притворяться. Ох, и хитрый же лис этот толстяк! Ульрика утешала лишь только мысль, что настанет день, когда Ларс сполна получит за свои дела, и справедливость восторжествует. Пусть этот день придет не сегодня, но он обязательно придет, и сам Ульрик вечером кое-что собирался для этого сделать. Он уверил Ларса Винцеля, что с ним будет все в порядке, после чего тот ушел по своим делам, а Ульрик велел матросам отнести себя в таверну «Позолоченная роза», где у него была снята комната на целый год. Хозяйка таверны пришла в ужас от его вида, но Ульрик убедительно посоветовал ей не паниковать, а лучше пригласить к нему лекаря, а заодно дать ему бумагу и чернила. Через пятнадцать минут сынишка хозяйки уже стучал в дверь швейной мастерской Джорджио Болеро, держа за пазухой только что написанное письмо…

Глава 14. Под звездным небом Вайш’ира

Удобная и защищенная со всех сторон бухта, давно уже стала надежным пристанищем для "Дракондора" и его обитателей. Мало кому известный островок в районе Вайш'ира имел целую сеть пещер, и при желании мог стать не только домом, но и неприступной крепостью. Пираты обустроили себе в пещерах неплохое жилище, сухое и весьма комфортное. Впрочем, кто хотел, тот мог оставаться на корабле. Аркена предпочла остаться на "Дракондоре", хотя с интересом прогулялась по пещерам в сопровождении капитана Шалара.

Уже наступил вечер, когда вся команда собралась на берегу бухты, чтобы поужинать. При свете нескольких костров и появившихся на небе звезд, Аркена сидела в компании пиратов, пробовала копченую рыбу, и думала о неожиданных поворотах судьбы. Ведь кто бы мог подумать, что когда-нибудь она вот так будет сидеть в окружении морских разбойников, которых боятся многие торговцы Орды и Альянса. Аркена взглянула на сидевшего напротив корабельного лекаря. Ходячий мертвец, нежить... Такого действительно можно было бояться, но Аркена уже знала, что никто лучше него не вылечит лихорадку, и многие другие болячки. А повар - ночной эльф, так изумительно закоптивший к ужину рыбу! Этот весельчак и балагур, напоминавший Аркене эльфа Валендира из школы магии, был гением кулинарии. Но по рассказам капитана Шалара, в бою он так орудовал своей абордажной саблей, что сам Шалар предпочитал держаться от него подальше.

  • Какой разнообразный у вас народ, капитан, - задумчиво проговорила Аркена.
  • Да, это так, - ответил Шалар, сидящий справа от нее. - И у каждого своя трагичная история. Взгляните вон на того человека. У него погибла вся семья, а дом был разрушен. Все отказались от него, и ему некуда было идти. И вот он здесь. И прошу заметить, здесь ему самое место, ведь он знает каждую мель и каждый подводный камень в районе Вайш'ира. Лучшего лоцмана просто не существует, уверяю вас! А у того орка, что сидит рядом с нашим поваром, судьба не менее трагична. У него была своя кузница в Оргриммаре, и его дело процветало. Но однажды, в пьяном угаре он зарубил насмерть собственного брата, и был проклят и изгнан своими соплеменниками. Да, мы все имеем право назвать его убийцей, но... Если вам когда-нибудь придется заночевать неподалеку от него, то будьте готовы - он часто кричит во сне, прося прощения у брата. Можно ли придумать наказание страшней, чем страдания своей совести? Мне кажется, что нет.
  • А вас, капитан, из-за чего-нибудь мучает совесть? Какова ваша история?
  • Вы хотите знать мою историю? Ну что же, сегодня хороший вечер, располагающий к воспоминаниям. Слушайте.

Шалар на мгновение закрыл глаза, и произнес:

  • Если б вы знали, как я тоскую по родному Луносвету. Но туда я не вернусь никогда.
  • Вы тоже кого-то убили, капитан?
  • Нет, как раз наоборот. Мне нет дороги домой, потому что я отказался убивать. Какое-то время назад, исполняя приказ, я прибыл на заставу, которая располагалась в Ясеневом лесу. В мою задачу входила охрана наших лесорубов, которых там было немало. Однажды нам сообщили, что в лесу видели разведчиков Альянса, и мы пошли их искать с самого утра. Я немного отстал от группы, так как в тот день чувствовал себя не совсем хорошо. Проходя мимо большого дуба, я уловил легкий шорох и, обнажив меч, бросился на звук. И тут же из зарослей вышла ночная эльфийка. В ее руках был направленный на меня лук, тетива была натянута, и я уже хотел попрощаться с жизнью. Но она не выстрелила. В тот момент, когда я посмотрел ей в глаза, моя рука, держащая меч, опустилась сама собой. Я стоял и смотрел на эту ночную эльфийку, и не мог насмотреться. Вы видели море? Так вот, у той эльфийки глаза цвета моря! Я уже был согласен умереть от ее стрелы, только бы еще мгновение смотреть на нее. Но ей не нужна была моя жизнь. Она опустила лук, и ушла, а я с тех пор потерял покой. Это была адская мука - жить, и не видеть ее. И тогда я начал пользоваться любым моментом, чтобы побывать в лесу. Даже во время отдыха я втайне от всех уходил с заставы, и искал ее. И нашел! А может быть, она позволила мне найти ее. На этот раз она не целилась в меня из лука, а внимательно выслушала. И улыбнулась. Вы понимаете, Аркена, она мне улыбнулась! Я был готов кричать на весь лес от счастья! Наши встречи продолжались до тех пор, пока нас не выследили. Кто-то из наших лесорубов донес командирам, что я встречаюсь с врагом. Меня схватили, когда я вернулся на заставу с очередной встречи. В мой адрес посыпались угрозы расправы и обвинения в предательстве и шпионаже. Я убеждал всех, что я не предатель, и тогда мне сказали «Докажи! Убей ее!». Но ведь я не мог этого сделать! Тогда меня посадили под замок. Чувствуя, что этим дело не кончится, я сумел сбежать, но опоздал. Они устроили ей засаду и убили ее, хотя она не сделала им ничего плохого. И тогда я ушел. Что я тогда чувствовал, вы сможете понять и без моих рассказов. Вот именно с тех пор я и стал изгоем. Зато нашел себе другое общество таких же, как я. Думаю, что и вам, Аркена, теперь с нами по пути.
  • Я сама уже начинаю так думать, капитан.
  • Тогда давайте отомстим за вас!
  • А почему вы не мстите за себя и свою любимую?
  • Увы, мне трудно это сделать. Судьба разбросала всех виновных по всему Азероту, а кто-то вообще уже не живет на этом свете. Но мы сможем отомстить за вас и за моих четырех друзей, которые наверняка уже мертвы по вине этого алчного Ларса Винцеля.
  • А вдруг они еще живы?
  • Пока мы не можем узнать этого. Но со временем мы это узнаем обязательно.
  • Ну, тогда я согласна, капитан.
  • Вот и отлично! А теперь, не пора ли нам всем хорошенько выспаться? Последние дни были слишком напряженными.
  • Вы правы, капитан, я очень устала, и мне действительно хочется спать.
  • Эй, друзья! – крикнул Шалар. – Кто ночует на «Дракондоре», занимайте места в лодке!

И через несколько минут лодка, плывущая к пиратскому кораблю, увезла Аркену к месту ночлега, давая ей некоторое время для размышлений и крепкого сна…

Глава 15. Контр–адмирал

Ульрик Крон с самого детства не был обделен проницательностью, однако, едва на первом этаже таверны зазвучали громкие голоса, он слегка озадачился. Некоторые из голосов были смутно знакомы, но, ни один из них не был похож на голос Ларса Винцеля, который мог появиться в любой момент, чтобы узнать подробности встречи с пиратами и морского боя с Ордой. Ульрик молил всех известных богов, прося их, чтобы Ларсу не пришло в голову заявиться в таверну поздно вечером. В противном случае могло бы случиться непоправимое. Лежа в постели, Ульрик изо всех сил напряг слух, пытаясь среди других голосов различить голос Ларса, но тщетно. Его там не было. Однако, уверенные шаги нескольких гостей, поднимавшихся по лестнице, наводили на мысль, что они здесь не случайно. В дверь кто-то тихонько поскребся, и внутрь заглянула хозяйка таверны.

  • Вы не спите, господин Крон? К вам пришли.

Она распахнула дверь, и в комнату вошли четыре человека, при виде которых Ульрик чуть не охнул от неожиданности, и попытался приподняться в постели.

  • О, нет! Лежите, прошу вас! - остановил его Вариан Ринн. - Как вы себя чувствуете?
  • Спасибо, Ваше Величество, уже лучше. Прошу прощения, у меня в комнате всего один стул...
  • Ничего страшного! - ответил принц Андуин, и пододвинул стул к отцу.

Тот поблагодарил сына, и сел рядом с кроватью Ульрика. Принц, военачальник Девин Фардейл и верховный адмирал Джес-Терет встали возле короля, и замерли в ожидании.

  • Ваше Величество, - сказал Ульрик. - Я полностью признаю свою вину, и готов ответить за...
  • О какой вине вы говорите? - перебил его Вариан Ринн, и Ульрику показалось, что в глазах короля на секунду вспыхнул огонек смеха.
  • Ну как же, Ваше Величество... - в недоумении ответил Ульрик. - Гибель "Дарнаса" и еще одного корабля, провал экспедиции против пиратов...
  • Ах, какой негодяй! - расхохотался король. - Угробил два фрегата, бездарно провалил операцию, да еще вдобавок, не щадя своей жизни, разгромил вдвое превосходящую эскадру врага, идущую на Штормград! Да вас повесить мало!

Тут уже рассмеялись и все остальные присутствующие в комнате. Затем лицо короля стало серьезным, и он на мгновение замолчал.

  • Корабли, конечно, жаль. Очень жаль. - Вариан Ринн взглянул прямо в глаза Ульрику. - Еще сильнее я жалею о потерянных моряках. Корабли мы построим новые, но погибших не вернем никогда. Я очень хочу, господин старший лейтенант, чтобы у Альянса было как можно больше таких офицеров, как вы! Когда вы намерены вернуться в строй?
  • Ваше Величество, да если надо, я хоть...
  • Сейчас не надо! Новые корабли еще не готовы, да и вы пока выглядите не самым лучшим образом. На верфях Штормграда заложены девять кораблей, каждый из которых водоизмещением в два раза больше "Дарнаса". Вы будете командовать этой эскадрой, и действовать в арьергарде всего флота Альянса.
  • Но, Ваше Величество, это же...
  • Да, это должность контр-адмирала, а вы разве против?

Не дожидаясь ответа, Вариан Ринн встал, и вместе с сыном двинулся к выходу. Однако Девин Фардейл и Джес-Терет остались на месте. Один из них, отвечая на вопросительный взгляд Ульрика, проговорил:

  • Король сказал то, что хотел сказать. Остальное скажем мы. Но хочу сразу предупредить - наш разговор должен остаться в тайне! Вы даете нам слово, что никогда и никто, кроме короля, не узнает об этом разговоре?
  • Я даю вам свое слово, господа! Никогда и никто, кроме короля!
  • Мы верим вам, иначе бы не пришли сюда, - сказал верховный адмирал. - А теперь слушайте. За короткий срок мы потерпели ряд поражений на море. Причем, каждый раз создавалось впечатление, что враг был в курсе наших планов и передвижений. Ваш последний бой только подтверждает это. Мы имеем точные данные, что эскадра, с которой вы столкнулись, шла именно на Штормград. И прошу заметить - именно в тот момент, когда в городе не было ни одного военного корабля. Откуда враг узнал об этом? Не знаете? А мы вам скажем! У нас завелся предатель! Всему Штормграду крупно повезло, что вы наткнулись на ту эскадру, и уничтожили ее. Иначе Орда разгромила бы нам весь порт, а возможно, высадила бы десант в город. Мы с вами просто обязаны поймать предателя. И мы его поймаем! Его Величество сделал вам предложение, от которого вы не отказались. Мы тоже делаем вам предложение. Нами разработан план, с помощью которого предатель попадется в наши сети, и будет сурово наказан. Мы предлагаем вам поучаствовать. У вас будет весьма значительная роль. Что скажете?
  • Да, конечно! - ответил Ульрик. - Это мой долг, но... Я пока не в состоянии даже меч удержать в руках!
  • А это сейчас и не требуется. Лечитесь, господин контр-адмирал, набирайтесь сил. Они вам еще пригодятся. А мы вас навестим чуть позже.

С этими словами верховный адмирал Джес-Терет и военачальник Девин Фардейл попрощались, и вышли из комнаты, предоставив Ульрика в распоряжение ежедневно приходящего лекаря.

* * * * *

Вечером того же дня.

Оправляясь от ран, Ульрик был вынужден постоянно находиться в постели, и поэтому выспался на целый год вперед. Небо уже потемнело, и появились первые звезды, когда в окно второго этажа легонько стукнул маленький камешек. Ульрик поднялся с кровати, не без труда доковылял до окна, и выглянул наружу. Тут же, где-то внизу раздался тихий голос:

  • Господин Крон, вы один? Можно войти?
  • Да! - так же тихо ответил Ульрик. - Хозяйка предупреждена, заходите.

Через две минуты в комнату зашел владелец швейной мастерской, что находится в квартале магов, Джорджио Болеро. Он сел на предложенный стул, и тревожно спросил:

  • Что-то случилось? Я еле дождался вечера, чтобы пойти к вам!
  • Успокойтесь, господин Болеро, все в порядке. Скажите, как он?
  • Ох, заставили вы меня поволноваться... С ним все хорошо. Он даже пару раз выходил в переулок у мастерской.
  • Что?! - Ульрик чуть не рухнул с кровати. - Да вы с ума сошли! Его ищут все, кому не лень, ему вообще нельзя носа из дома высовывать!
  • О, не беспокойтесь насчет этого, его сейчас родная мать не узнает.
  • Как это? - не понял Ульрик.
  • Ну, мы же портные, - улыбнулся Джорджио. - Мы его перед выходом из дома в такие лохмотья нарядили, что от него народ шарахался, как от больного.
  • Все равно это слишком неосторожно! Не выпускайте больше его из дома!
  • Эх, да разве его удержишь? Я догадываюсь, кого он хочет найти на улице.
  • Господин Болеро, - медленно проговорил Ульрик. - Он не найдет ее в Штормграде.
  • Вот как? А где она? Вы что-то знаете об Аркене? Она жива?
  • Тише, прошу вас. Нам меньше всего сейчас нужно привлекать внимание. Да, у меня есть новости об Аркене, но они несколько странные.
  • Что это значит? - недоуменно спросил Джорджио. - Прошу вас, не тяните, жена сегодня утром уже хотела написать брату о пропаже дочери, но я убедил ее не торопиться.
  • И правильно сделали. Аркена жива и здорова.
  • Хвала богам! Но где же она?
  • Вы слышали о пирате, которого все называют Демон Моря?
  • Конечно! Я даже считаю, что он мне задолжал крупную сумму!
  • В каком смысле?
  • Этот негодяй захватил торговое судно, которое везло мне партию ледяной ткани из Нордскола. Но причем тут этот пират?
  • Аркена находится на борту его корабля.
  • Как?! - Джорджио чуть не подпрыгнул на стуле. - Она в плену?
  • Мне так не показалось. - задумчиво ответил Ульрик. - Она свободно передвигалась по палубе, и рядом с ней не было никакой стражи. Я видел это собственными глазами.
  • Но я не понимаю! - воскликнул Джорджио. - Аркена занялась пиратством? Да я никогда в это не поверю!
  • Я сам в это не верю. - сказал Ульрик. - Значит, существует какая-то причина, по которой Аркена оказалась на пиратском корабле. И это ни к чему хорошему не приведет, поэтому надо ее оттуда вытаскивать. А это пока невозможно. Моя эскадра еще не достроена, да и сам я пока не в состоянии даже ходить без особых усилий. И довериться мы больше никому не можем. Выход один - ждать.
  • Но что мы скажем родителям Аркены, если они почувствуют неладное?
  • Надеюсь, до этого не дойдет. В крайнем случае, что-нибудь придумаем.
  • Хорошо, пусть так и будет. Однако мне пора идти, время позднее.
  • Всего хорошего, господин Болеро! Я думаю, что скоро навещу вас, вот только подлечусь немного. И скажите Мартину, что я категорически запретил ему выходить на улицу!
  • Я обязательно передам ему ваш слова. До встречи, господин Крон!

Джорджио Болеро вышел из комнаты, и поспешил домой, раздумывая о последних событиях…

Глава 16. Жесткое испытание

Команда "Дракондора" в это утро с трудом выполняла свои обязанности, несмотря на то, что идущий на всех парусах корабль, требовал к себе повышенного внимания. Дело было совсем не в том, что кто-то вконец обленился или был пьян, а в том, что с самого утра на верхней палубе разыгралось целое представление, заставляя экипаж постоянно отвлекаться от своих дел.

  • Нет, не так! - кричал в азарте Шалар Демон Моря. - Заставьте его подчиниться! Покажите ему, кто тут главный!

Стоявшая в трех шагах от него Аркена, подняла руки, и сосредоточилась. Через несколько секунд вокруг нее возник слабый вихрь, который усиливался с каждым мгновением.

  • Направляйте! Направляйте его! - опять закричал Шалар. - Диктуйте ему свою волю!

Закружившийся вокруг девушки вихрь, медленно начал сдвигаться в сторону, и пошел к парусам. Еще через несколько секунд вихрь резко ускорился, и наполнил парусную ткань так, что она затрещала вместе с мачтой, а "Дракондор" резко рванулся вперед.

  • Стойте! - заорал обалдевший капитан.

Аркена опустила руки, и вихрь немедленно рассеялся, заставив стоящего в смотровой корзине на верхушке мачты наблюдателя вздохнуть с облегчением, и вытереть холодный пот со своего лба. Шалар Демон Моря с округлившимися от удивления глазами, осторожно приблизился к Аркене, и спросил:

  • Все? Урагана нет?
  • Нет! - не менее удивленно ответила девушка. - А надо?
  • Ни в коем случае! - воскликнул капитан. - Ускорение хода больше тренировать не будем! Откуда у вас столько силы?
  • Не знаю, - искренне сказала Аркена. - Я что-то не так сделала?
  • О, нет, вы сделали даже больше, чем нужно! - внезапно глаза Шалара хитро блеснули. - А способны ли вы на большее?

Он начал отступать к борту корабля, хитро улыбаясь, и поглядывая на Аркену.

  • Капитан, что это вы задумали? - с интересом спросила девушка.
  • А вот что! - крикнул Шалар, прыгая за борт. - Ловите меня!

Раздался плеск воды, а затем истошные крики пиратов:

  • Убрать паруса! Капитан за бортом!

Похолодев от ужаса, Аркена бросилась к правому борту корабля, и увидела, как Шалар Демон Моря удалялся от "Дракондора" все дальше и дальше. Команда, торопясь изо всех сил, начала убирать паруса, и спускать шлюпку на воду, когда с мачты донесся крик смотрящего:

  • Плавник! Плавник рядом с капитаном!

Аркену чуть удар не хватил от этих слов. Быстрее пули она влетела на корму, и застыла на месте. Вокруг Шалара неторопливо выписывал круги высокий плавник какой-то хищной рыбы. Еще один приближался издалека. У Аркены разом включилось нечто вроде инстинкта самосохранения, только направленного на капитана пиратов. Сама не осознавая, что делает, она выпустила в ближайший к Шалару плавник пучок ледяной массы, который мгновенно заморозил воду на десять шагов вокруг плавника вместе с его хозяином. Второй хищник словно почувствовал опасность, и приблизиться к жертве не посмел, а стал плавать рядом. И тут же получил в бок тонкую и длинную иглу, сотворенную из крепчайшего льда. А тем временем, "Дракондор" уже остановился, и к капитану помчалась шлюпка с шестью гребцами. Но они опоздали. Им удалось лишь только проводить Шалара взглядами, ибо смерч, созданный Аркеной, втянул капитана в себя, и перенес его над шлюпкой прямо на палубу корабля. Вокруг Аркены с Шаларом моментально собралась толпа. Все просто утопили укоризненными взглядами капитана, и восхищенными Аркену. А девушка минуту смотрела капитану прямо в глаза, а затем влепила ему звонкую пощечину.

  • Никогда, капитан! - крикнула она, не обращая внимания на выступившие слезы. - Никогда больше не смейте испытывать меня подобным образом! Или вы думаете, что я недостаточно теряла тех, кто мне дорог?!
  • В самом деле, капитан! - посыпались возгласы со всех сторон. - Вы вели себя, как мальчишка! И ее напугали, и нас заставили понервничать! А если бы вас эти милые рыбки сожрали?!
  • Простите меня, друзья! - сказал пристыженный Шалар. - Я свалял большого дурака, простите! Только... это были не рыбы. Это наги.

Наступила тишина, в которой лишь сейчас все заметили, что капитан дрожит от холода.

  • Вы замерзли, Шалар? - уже мягче спросила Аркена. - Но ведь сейчас тепло.
  • А вы попробуйте-ка поплавать рядом с ледяной глыбой! - стуча зубами, ответил Шалар. - Хоть бы кто рому принес...
  • Подождите, подождите! - хором заголосили пираты. - Капитан, так вы сказали, что там были наги?
  • Да, я так сказал. А что, испугались?
  • Мы больше за вас испугались, но все-таки, не лучше ли нам убраться отсюда побыстрей?
  • Ну, хорошо, будь, по-вашему. Поднять паруса, курс на северо-восток. Проверим торговые пути на Штормград!
* * * * *

В одном из помещений Собора Света в Штормграде минуту назад воцарилась гнетущая тишина. Стоявший перед Ларсом Винцелем капитан торгового судна не знал, что ему делать дальше. Только что он передал капитану особого отряда паладинов записку, после прочтения которой Винцель впал в состояние легкого шока. Капитан понятия не имел, что было в записке, но по лицу Ларса понял – ничего хорошего, если не сказать точнее. Толстяк моментально переменился в лице, побледнел, и его руки начали слегка дрожать.

  • Ммм, простите, я могу идти? – осторожно спросил капитан торгового корабля.

Ответа не последовало. Ларс Винцель еще несколько минут смотрел на клочок бумаги, а затем взглянул на стоящего перед ним человека, и хриплым голосом спросил:

  • Где это произошло?
  • Ровно посередине между Штормградом и Вайш’иром.

Ларсу не на шутку стало нехорошо. На лице выступил холодный пот, и что-то подкатило к горлу. Он бросил записку на стол, и бегом выскочил из кабинета. Старый моряк, не в силах справиться с любопытством, оглянулся по сторонам, быстро схватил записку и впился взглядом в текст. Записка гласила:

«Дорогой мой Ларс! Поскольку ты не оставил мне выбора, я принимаю твое предложение, и согласна стать твоей, но на некоторых условиях. Не далее как через неделю ты явишься на побережье, где мы с тобой расстались, и примешь тот приговор, который ты заслужил. Обещаю тебе, что ни жалости, ни пощады тебе не будет. Впрочем, то, что ты являешься моим другом детства, может послужить смягчающим обстоятельством. Тебя не кинут в море на корм акулам, а просто повесят на рее вверх ногами. Это единственная поблажка, на которую ты можешь рассчитывать.

Твоя любящая Аркена.

Да, Ларс, совсем забыла… Если ты не придешь, то не будет тебе покоя ни днем, ни ночью, ни в одиночестве, ни под охраной».

Капитан корабля бросил записку обратно, и быстро вышел из кабинета. Из самого собора он уже не выходил, а выбегал, стараясь быстрей удалиться от этих непонятных, но очень пугающих дел Ларса Винцеля.

Через день по Штормграду поползли слухи, что у Демона Моря появилась подруга, которая в сто раз превосходит его по изощренной жестокости и злобе…

Глава 17. Бунт в Североземье

Старик Эран Дуэриен стоял у своей мельницы, опираясь на иссохшийся посох, и слезы обиды катились из его глаз. Все, что ему сейчас пришлось выслушать, было настолько нелепым и оскорбительным, что сердце старого мельника просто разрывалось на части. Он, участник многих сражений за свободу людей Азерота, почти при всем народе Североземья был обвинен чуть ли не в измене королю. И кем?! Этот паладин Сарнум, с лицом бандита и вечным запахом перегара, видимо совсем утратил разум от пьянства, если ему в голову пришли такие мысли! Старик вытер рукавом катившуюся по щеке слезу, и дрожащим от негодования голосом заговорил прямо в глаза стоявшему перед ним паладину.

  • Как повернулся твой нечестивый язык сказать такое?! Я потерял все здоровье в снегах Нордскола, чтобы ты мог свободно жить на своей земле! И что я сейчас слышу от тебя? Пошел прочь, проклятый пьяница! Прочь!
  • А ну, замолкни, старый пень! - пошатываясь, заорал взводный командир Сарнум. - Мне наплевать на твои заслуги! Я торчу уже две недели в этом захолустье, и не намерен здесь больше задерживаться! Ты сейчас мне скажешь, где ты укрываешь своего сынка-преступника, иначе...

Сарнум со второй попытки вытащил меч, и двинулся на старого Эрана. Собравшийся вокруг народ зароптал, и сразу же послышались недовольные крики. Из толпы выбежал молодой парень, один из тех, что помогали старому Эрану на мельнице. Он бросился к Сарнуму, и попытался остановить его, но тот отбросил его в сторону одним движением руки.

  • Это что, бунт? - взревел паладин.
  • Убирайся прочь! - повторил Эран Дуэриен, и замахнулся своим посохом.

Сарнум без труда отбил удар мечом, но клинок выскользнул из руки нетрезвого хозяина, и вонзился в грудь старика. Тот сдавленно охнул, отступил на два шага, и рухнул на землю. Сарнум только сейчас понял, что натворил, и наступившая минута затишья показалась ему вечностью. Затем затишье взорвалось яростными проклятиями и криками ужаса. Разъяренные жители Североземья лавиной накинулись на Сарнума, и обрушили на него град ударов.

И только один человек наблюдал за происходящим со стороны. После того, как жители поселения в гневе повалили Сарнума на землю, он разочарованно покачал головой, и пробормотал:

  • Эх, Ларс, что за идиотов ты сюда прислал?

После этих слов человек забрался на стоявшего рядом коня, и поехал в сторону своего дома, который стоял на окраине Североземья. Увидев на пороге свою жену, он не стал спешиваться, а подозвал ее поближе, и негромко сказал:

  • Я срочно должен ехать к Ларсу в Штормград. Вернусь завтра к вечеру. Следи за теми, кто сидит у нас в подвале. И корми их только по ночам, чтобы ни одна живая душа не увидела, иначе нам не отвертеться будет!

С этими словами он развернул коня, и помчался по дороге, поднимая за собой стену пыли...

* * * * *

Одна-единственная таверна Североземья была полностью заполнена клиентами. Но это было первое и последнее обстоятельство, радующее хозяина заведения. Клиенты платили исправно, но шуму и хлопот от этой оравы столичных паладинов, больше похожих на бандитов, было предостаточно. Особенно "чудил" их командир Сарнум. Он постоянно приставал ко всем с очень странными вопросами, и всегда появлялся там, куда его никто и не думал приглашать…

Компания паладинов собралась в таверне после полудня. Как всегда, они сдвинули вместе несколько столов, уселись, и потребовали вина. Потом еще и еще... Громкий хохот и глупые шутки неслись от их стола, и хозяин таверны уже слегка устал от этой компании.

  • Ну, где же Сарнум? - спросил один из уже хорошо подвыпивших паладинов.
  • А, кажется, пошел кого-то допрашивать, - отвечал другой. - Не надо ему мешать. А то он будет мешать нам, пить это вино!

Громкий смех опять потряс стены таверны, и тут же стих. Паладины все, как один, уставились на вошедшую в помещение дочь хозяина. Та была молода и красива, поэтому сразу же привлекла к себе пристальные взгляды.

  • Эй, красавица, садись к нам, выпей вина!

Девушка полностью проигнорировала обращенные к ней слова, и прошла мимо, лишь бросив презрительный взгляд на всю компанию.

  • Ой, она не пьет вина! Может быть, чего-то покрепче? - захохотали разгулявшиеся нахалы.
  • Эй, воины света! - не выдержал хозяин таверны. - Не позорьте ваше звание, лучше пейте свое вино!
  • А ты нам налей еще по кружке бесплатно, и тогда мы выпьем за твое здоровье! А может быть, кто-то из нас в знак благодарности станет мужем твоей красавицы-дочери!

Хозяин таверны побагровел от такой наглости. Он уже хотел сходить за ружьем, и выгнать хамов из своего заведения, но его внимание привлек какой-то шум с улицы. Паладины также притихли, вслушиваясь в происходящее снаружи. Внезапно один из них вскочил, и неуверенным голосом спросил:

  • Это Сарнум кричит?

Вся подвыпившая компания тут же сорвалась с места, и выскочила из таверны. Увиденное настолько поразило их, что они замерли на месте, разинув рты.

По направлению к таверне, весь в крови и хромающий на правую ногу, бежал взводный командир Сарнум и орал во все горло. За ним неслась толпа, изрыгающих проклятия, местных жителей с камнями и палками в руках.

  • Ааа! - кричал в ужасе Сарнум. - Помогите, они убьют меня!

Паладины, очнувшись от шока, бросились было на помощь взводному, но в них тут же полетел такой град булыжников, что им самим в следующий миг потребовалась помощь. Толпа, наконец, догнала Сарнума и, свалив с ног, принялась связывать его по рукам и ногам.

  • Эй, народ! - вразнобой закричали паладины. - За что? Отпустите Сарнума, вы же его убьете!
  • Конечно, убьем! - отвечали обозленные люди. - Если не дождемся от короля правосудия и справедливости! Идите в Штормград, и расскажите королю, что вы тут видели! А еще добавьте, что у Его Величества на службе состоят убийцы! И поторопитесь, иначе через три дня мы разорвем вашего командира на клочки!

Вмиг протрезвевшие гуляки стремглав бросились к дороге, ведущей в Штормград, оставив своего начальника в руках разъяренных жителей Североземья…

Глава 18. Вайш’ирская бестия

Все было, как обычно - море выплескивало свои волны на берег, солнце светило и пригревало, свежий воздух приятно бодрил, но... Берег был пуст. Только у самой кромки земли была навалена какая-то куча веток и листьев, как-будто кто-то решил разжечь костер до небес, но в последний момент передумал. Ларс презрительно усмехнулся, и пробормотал:

  • Руки у вас коротки, достать меня!

Он уже хотел развернуться, и пойти в сторону леса, где за ним наблюдала группа специально нанятых людей, но вдруг почувствовал, как в спину уперлось что-то жесткое и холодное.

  • Пошел вперед! - прозвучал сзади тихий, но уверенный голос. - И не вздумай пикнуть!

Ларс обернулся, и чуть не намочил штаны. Нежить-пират из команды Демона Моря стоял рядом с ним с винтовкой в руках, и целился прямо в него. А из леса, направляясь к ним, уже выбегали несколько человек. Ларс рванулся к ним, но тут же сзади раздался смех, и толстяк замер на месте, как вкопанный. Навстречу ему бежал сам Шалар Демон Моря с моряками "Дракондора". В следующий момент ходячий мертвец грубо схватил Ларса за шиворот, и отшвырнул в сторону моря.

  • Разбирай ветки! - угрожающе прошипел пират. - Или я тебя пристрелю прямо сейчас!

Толстяк, забыв обо всем на свете, бросился исполнять приказ, и заработал руками, как заведенный. Когда подбежал капитан пиратов, из под кучи наваленных веток и листьев уже выглядывала большая лодка. Ларс понял, что его сейчас куда-то повезут, и дрожащим голосом взмолился:

  • Пощадите, прошу вас! Я отдам все золото! - но получив хорошего пинка под зад, влетел в лодку, и растянулся на днище.

Через минуту лодка уже качалась на волнах и, повинуясь взмахам весел, уносила пиратов и Ларса в открытое море. А тем временем, на берегу возникла суматоха. Выскочившие из леса люди Ларса, были без оружия, и почему-то насквозь промокшие, хотя дождя и в помине не было. Они метались по берегу, и что-то кричали, размахивая руками.

  • Идиоты! - простонал Ларс. - Что ты с ними сделал, проклятый пират?
  • Ничего особенного, просто приморозил немного, - усмехаясь, ответил Демон Моря. - Кстати, спасибо тебе за Аркену, она меня кое-чему научила. И я ее тоже.

Толстяк в ответ только проскрипел зубами. Впереди показались паруса какого-то корабля. Это "Дракондор" спешил навстречу лодке, чтобы забрать на борт своего капитана. А на носу судна стояла одинокая фигура в женском платье, и пристально всматривалась вдаль.

  • Узнаешь? - спросил Шалар. - Я надеюсь, ты рад встрече?!
  • Похоже, эта бестия и тебя охмурила… - мрачно пробормотал Ларс. - Шалар, можно тебя на два слова?

Толстяк поманил капитана пиратов, желая что-то сообщить ему без свидетелей. Тот перешел на корму лодки, где сидел пленник, и наклонился к нему вплотную.

  • Ее женишок жив, его не казнили! - прошептал Ларс на ухо Шалару, и его лицо озарила мерзкая улыбка.
  • Какая же ты мразь, Ларс Винцель! - с презрением воскликнул Демон Моря. - Я не верю ни одному твоему слову!

Грохот пушечного выстрела прозвучал неожиданно для всех. Затем громыхнуло еще и еще. Шалар резко повернулся на звук, и увидел два корабля, идущих полным ходом к "Дракондору". И тут случилось то, чего действительно никто не ждал. До корабля пиратов было рукой подать. Гребцы навалились на весла, и начали грести с удвоенной силой, и... Совсем забыли про оружие. С быстротой и ловкостью, присущим разве только молодому ледопарду, Ларс Винцель дотянулся до винтовки ближайшего гребца и, откинувшись назад, выстрелил в Шалара Демона Моря. И сразу же, бросив оружие в воду, прыгнул за борт. Яростные крики и беспорядочные выстрелы понеслись ему вслед, но его нигде уже не было видно. Гребцы снова налегли на весла, стремясь быстрее довезти истекающего кровью капитана до корабля, к которому приближались два фрегата Альянса. А капитану прямо на глазах становилось все хуже и хуже. Лодка подлетела к "Дракондору", едва успев притормозить, чтоб не перевернуться от удара о борт корабля, и сразу же была поднята вместе со всеми пассажирами. Аркена, вне себя от горя, бросилась было к Шалару, но корабельный лекарь преградил ей дорогу.

  • Оставьте его мне! - крикнул он. - Что толку будет от лечения, если нас сейчас пустят на дно?! Надо уходить от преследования! Командуйте, Аркена! Командуйте, кто-нибудь!

Аркена взглянула в сторону кораблей Альянса, и у нее неприятно защемило сердце. Уходить было поздно. Противник подошел слишком близко, и времени для принятия решения почти не оставалось.

  • Разворачивайте "Дракондор"! - внезапно крикнула Аркена. - Пойдем им навстречу!
  • Как навстречу? - изумились пираты. - Но это же самоубийство!
  • Делайте, как я говорю! - в глазах Аркены вспыхнула искра решимости. - Бортовые орудия к бою! Весь запас саронитовых бомб на верхнюю палубу!

Такая решительность и горящие глаза девушки подействовали на команду весьма эффективно. Народ моментально разбежался по своим местам, искренне веря в то, что Аркена придумала, как им выйти из сложной ситуации. И она придумала!

Сначала облако тумана было совсем маленьким, но с каждым мгновением оно разрасталось все больше и больше и, наконец, покрыло пространство, во много раз превышающее размеры "Дракондора". Пираты с изумлением наблюдали, как в этой густой, молочно-белой пелене, рождались три точные копии их корабля. Они следовали по обеим сторонам "Дракондора", и держали одинаковую скорость. Туман, окутавший пиратские корабли, вдруг начал понемногу отставать, и вскоре остался позади них. И тут же фрегаты Альянса произвели первый залп из носовых орудий. Несколько ядер попали в копии "Дракондора", прошли сквозь них, и благополучно шлепнулись в море, не причинив никому вреда. Через минуту к Аркене подбежал один из пиратов, и возбужденно спросил:

  • А мы? Мы будем отвечать им?
  • Да! - ответила девушка. - Но не сейчас.
  • Но мы же скоро пройдем между ними!
  • Вот именно!
  • Я... Я не понимаю. Они же расколошматят нас в щепки бортовыми пушками!
  • Вы думаете? - Аркена улыбнулась. - Я в этом не уверена. Идите к орудиям, и будьте готовы стрелять по моему сигналу. И пусть несколько членов экипажа встанут наготове у ящиков с саронитовыми бомбами.

Вскоре всем пиратам стало ясно, что задумала Аркена, и душа каждого наполнилась ликованием. Создав иллюзию дополнительных трех кораблей, девушка уменьшила шанс обстрела "Дракондора", но то, что произошло дальше, вызвало у пиратов целую волну восторга. Они только сейчас заметили, что фрегаты Альянса были намного крупнее «Дракондора», и когда пиратский корабль вклинился между ними, оказалось, что пушечные порты противника располагались слишком высоко, чтобы вести прицельный огонь. И в этот момент Аркена дала сигнал своим канонирам. «Дракондор» с обоих бортов покрылся дымом от пушечных залпов, а стоящие наготове пираты начали забрасывать на палубы враждебных фрегатов саронитовые бомбы. Не ожидавшие такой наглости, капитаны кораблей Альянса просто не знали, что предпринять в такой ситуации. Им оставалось только проводить растерянными взглядами уходящий вдаль «Дракондор», и принять все меры к ремонту основательно поврежденных судов.

Крики восторга мгновенно утихли, когда на палубе появился корабельный лекарь, с лицом мрачнее тучи. Он вышел из капитанской каюты и дрогнувшим голосом проговорил:

  • Я не могу спасти его, он умирает.

Не говоря ни слова, Аркена бросилась в каюту капитана, и застыла, пораженная бледностью Шалара, лежащего на кровати с забинтованной грудью.

  • Капитан! – прошептала она. – Не покидайте нас, прошу вас! Не смейте этого делать!
  • Вы помните нашу первую встречу, Аркена? – слабеющим голосом спросил Демон Моря. – Я только сейчас понял, что не позволил бы своим оркам убить вас. Ведь… У вас такие же глаза, как у моей Иладриэль… Глаза цвета моря…
* * * * *

Двумя днями позже, небольшой островок в районе Вайш’ира принял в свою землю эльфа крови, который на протяжении долгого времени был капитаном и другом малочисленной, но преданной команде. Пираты оказали последнюю честь своему вожаку, похоронив его в земле, ставшей единственным пристанищем для изгоев самых разных народов Азерота.

  • Друзья! – стоя у могилы Шалара, сказал корабельный лекарь. – Как бы не было нам больно от тяжелой потери, но мы должны принять важное решение. «Дракондор» не может без капитана, да и мы с вами тоже. Нам надо выбрать того, кто будет вести нас дальше, и было бы справедливо, если новый капитан будет выбран здесь и сейчас, чтобы… Чтобы наш Демон Моря знал, что после его смерти, мы не сдались, а продолжаем жить назло всем врагам!
  • Да! Ты прав! – зашумели пираты. – Мы должны сделать выбор!
  • Я знаю, кого предложить на это место, - лекарь поднял руку, призывая к тишине. – Это человек, который может пользоваться нашим доверием. Это человек, которому доверял наш капитан. Это он сделал все, чтобы спасти нас от Альянса два дня назад…
  • Да! – крикнул один из пиратов. – Правда, она пока плохо знает морское дело… Но мы-то на что?! Как тогда в лодке сказал этот толстяк? Бестия… Да она действительно бестия, но в хорошем смысле этого слова!
  • Да! – хором воскликнули все пираты. – Пусть будет Аркена! Бестия! Вайш’ирская бестия!

И Аркена, со слезами на глазах приняла эту честь, и при всех поклялась не подвести тех, кто оказал ей доверие, и отомстить за смерть Шалара. И вновь над островом разнесся восторженный крик:

  • Вайш’ирская бестия! Вайш’ирская бестия!

Глава 19. Запахло жареным

Когда отряд из пятидесяти всадников въехал в Североземье, все местные жители уже стояли в центре поселения. По мере приближения отряда, тихий ропот в толпе усилился, и перерос в громкие крики. Всадники остановились в десяти шагах от народа, и Вариан Ринн поднял правую руку, призывая к тишине.

  • Успокойтесь, люди! С вами ваш король! - крикнул он. - Мне доложили, что вы подняли восстание. Объясните, чем вы недовольны?

Притихшая было толпа, снова взорвалась криками.

  • Мы требуем покарать убийцу, и тех, кто его послал сюда! - одновременно закричали десятки голосов. - Мы не мятежники, мы требуем справедливости!
  • Стойте! - король слез с коня, и направился к толпе. - Давайте не все сразу! Говорите кто-нибудь один.
  • Пусть Мэйнар скажет! - раздались возгласы в народе. - Мэйнар, говори!

Сквозь толпу протиснулся мужчина лет пятидесяти, и встал перед королем.

  • Ваше Величество, вас ввели в заблуждение, - сказал он. - Нет людей, более преданных вам, чем люди Североземья. Мы в любой момент готовы отдать свои жизни за вас! И мы не поднимали бунта, мы хотели только справедливого суда над убийцей.
  • Но где же сам преступник? - спросил Вариан Ринн. - И кого он убил?
  • Эй, приведите паладина! - крикнул Мэйнар односельчанам.

Но оказалось, что Сарнума уже привели двое крепких парней, стоило только разнестись вести о прибытии короля. Парни вывели паладина вперед, и оставили его перед Варианом Ринном.

  • Это он, Ваше Величество! - Мэйнар ткнул в Сарнума, стоявшего с мрачным видом. - Наши дети уехали в Штормград, чтобы служить Альянсу, а в это время тот, кто должен защищать - напившись вина, убивает их родителей! И он еще называет себя паладином! Ваше Величество, никто в Североземье не поверит, что Альянсу служат такие "воины света"! Зато мы все точно знаем, что погибший от его руки старик Эран Дуэриен, все здоровье отдал, сражаясь за свободу наших народов! Мог ли он представить себе, что уйдет в иной мир таким образом?
  • Минуту! - король остановил возмущенного Мэйнара. - Кто может подтвердить, что все это правда?
  • Мы все можем, Ваше Величество! Мы видели собственными глазами, как этот изверг вонзил меч в грудь старика Эрана!
  • Ты все слышал? - обратился Вариан Ринн к Сарнуму. - Все так и было?
  • Ваше Величество, - пролепетал тот. - Я исполнял приказ, и я... Я защищался.
  • Собака! Тебя ядовитая змея родила, а не мать! - раздались яростные крики из толпы. - От кого ты защищался?! Старик Дуэриен ходил-то еле-еле! Или ты посоха его испугался? Хорош паладин!
  • Позор! - тихо проговорил Вариан Ринн. - Как ты мог? Ты опозорил не только тех, кто умирал за дело Света, ты еще и своего короля опозорил. Повесить его!
  • Нет, Ваше Величество! - заорал перепуганный Сарнум, отбиваясь от схвативших его солдат. - Умоляю, не лишайте жизни! Я много знаю, я все расскажу!

Вариан Ринн усмехнулся, с презрением взглянул на Сарнума, и направился к своему коню.

  • Ваше Величество! - паладин все-таки вырвался из рук солдат, и бросился королю в ноги. - Прошу, выслушайте меня! Я знаю о некоторых темных делах своего командира - капитана Винцеля! Я говорю правду, и могу доказать это. Здесь, в Североземье, он держит четырех пленных орков, которые помогли ему ограбить и убить рудокопов, везущих под охраной золото в королевское хранилище.
  • Что? - глаза короля расширились от удивления. - Ты бредишь?

Жители Североземья замолчали, и на какое-то время наступила гнетущая тишина. А Сарнуму уже больше ничего другого не оставалось, как идти до конца. Возможно, только этим он мог сохранить себе жизнь.

  • Хорошо, - сказал Вариан Ринн. - Допустим, что ты получил отсрочку исполнения приговора. Ну, показывай своих орков!
  • Там они, Ваше Величество, в подвале дома семьи Винцель. Пойдемте, я покажу.

Весьма необычная процессия двигалась к дому, в котором раньше жил Ларс Винцель. Впереди всех, прихрамывая и стараясь сделать жалобный вид, семенил взводный командир Сарнум. За ним, сверкая начищенными доспехами, ехал король Штормграда с полусотней вооруженных всадников. Замыкала процессию толпа местных жителей, в полный голос гадающих, чем же все это закончится.

Два наемных работника, чинивших возле дома телегу, вытаращили глаза, и застыли в полной растерянности.

  • Глупцы! Приветствуйте короля! - зашипел на них Сарнум, и услужливо улыбнулся Вариану Ринну.
  • А лучше, позовите хозяев. - сказал король, слезая с коня.

Но звать никого не пришлось, так как в этот момент из дома вышла хозяйка.

  • Для меня большая честь, - проговорила она. - Принимать в своем доме самого короля Альянса!
  • Леди, о чести мы поговорим потом, - ответил Вариан Ринн. - А пока позвольте моим солдатам обыскать ваш подвал.

Женщина кинула уничтожающий взгляд на Сарнума, и сквозь зубы проговорила:

  • Вы можете делать, что посчитаете нужным, Ваше Величество.
  • Вот и отлично! Шесть человек в подвал, остальным окружить дом. Приступайте!

Солдаты поспешили выполнить приказ короля, и встали цепью вокруг дома, а шестеро, держа ружья наготове, вошли внутрь.

  • А где сейчас ваш муж? - спросил король у хозяйки дома.
  • Он уехал к нашему сыну, в Штормград, Ваше Величество.
  • Именно в тот момент, когда начались волнения в вашей местности? Интересно!
  • Ваше Величество, он просто поехал навестить сына, и ничего более.

В это время из дома вышли солдаты и, держа на прицеле, вывели наружу четырех орков. На них нельзя было смотреть без сожаления - отощавшие и изможденные, они щурились от солнечного света, как-будто давно отвыкли от него. Их потускневшие взгляды говорили о том, что они уже совершенно отчаялись, и были готовы к самому худшему. Они решили, что их вывели наружу для того, чтобы избавиться от них, и были удивлены, когда Вариан Ринн распорядился их накормить. Но это было не единственное его распоряжение.

  • С этого момента, леди, вы под домашним арестом. У вас в доме будут находиться пятеро солдат до тех пор, пока не появятся ваш муж, либо ваш сын.
  • Ваше Величество, - деликатно перебил короля один из солдат. - В доме были не только орки. Мы обнаружили еще кое-что.

Солдат протянул к королю руки, в которых блеснули два массивных золотых слитка.

  • Ну что же, - сказал Вариан Ринн. - Нам предстоит многое прояснить, и как можно скорей. Возвращаемся в Штормград! Орков и паладина Сарнума взять с собой.

Король заверил жителей Североземья в том, что убийца старого Эрана Дуэриена обязательно понесет заслуженное наказание, но ввиду открывшихся обстоятельств, с этим придется подождать, пока все не прояснится.

После этого король со своим отрядом покинул Североземье, и направился в Штормград, увозя с собой пленных орков и арестованного Сарнума.

Глава 20. Конец карьеры

Сопровождаемый удивленными взглядами прохожих, Ларс Винцель мчался по Штормграду, стараясь добраться до Собора Света как можно быстрее. Его помятый вид вызывал недоумение всех, кто встречался на пути, а это в свою очередь вызывало у Ларса раздражение, граничащее с бешенством. Единственное, что его успокаивало, это весть, которую он нес архиепископу Бенедикту. Весть об устранении главаря пиратов должна была возвысить его в глазах архиепископа а, следовательно, дать толчок к продвижению по карьерной лестнице, чего Ларсу хотелось особенно сильно. Новый виток карьеры сулил ему множество всевозможных благ, которые он упускать не хотел ни в коем случае. Уже поднимаясь по лестнице собора, Ларс заметил одиноко стоящего человека преклонных лет.

  • А ну, прочь с дороги, старик! - крикнул ему Ларс, и тут же получил такую затрещину, от которой чуть не растянулся на ступенях.
  • Папа?!
  • Папа! - передразнил Ларса отец. - Где ты шляешься? Сколько я тебя ждать должен?
  • Господа! - раздался чей-то негромкий голос. - Мне кажется, что вы выбрали не совсем подходящее место для семейных сцен.

У входа в Собор Света стоял архиепископ Бенедикт, и неодобрительно смотрел на отца и сына.

  • Простите, Ваше Высокопреосвященство, - слазал Ларс. - Это какое-то недоразумение.
  • Это ты недоразумение! - воскликнул Винцель старший. - Такие дела творятся, а ты прохлаждаешься неизвестно где!
  • Господа, - уже более жестко проговорил архиепископ. - Извольте немедленно проследовать за мной.

Бенедикт повернулся, и быстро вошел внутрь здания. Ларс переглянулся с отцом, и в полном молчании оба пошли за архиепископом.

  • Итак, - сказал Бенедикт, когда они зашли в небольшую комнату, где никто не мог подслушать их разговор. - Ларс, где вы были последнее время?
  • О, я как раз спешил к вам, чтобы рассказать об этом. Дело в том, что я проводил операцию по устранению главаря шайки пиратов.
  • Вот как?! - удивился архиепископ. - Почему же я ничего не знал об этой операции?
  • Ваше Высокопреосвященство, обстоятельства требовали быстрых действий, на доклад не было времени. Кстати, операция прошла успешно. Демон Моря мертв.
  • Замечательно! - воскликнул Бенедикт, затем достал какой-то свиток, и начал читать. - Сим извещаю господина архиепископа, что в течение двух прошедших суток в районе Вайш'ира совершено нападение на четыре… - Бенедикт сделал многозначительную паузу. - Четыре торговых корабля Альянса! Установлено, что лидером пиратской банды является молодая особа человеческой расы, прозванная сообщниками Вайш'ирской бестией. Также установлено, что в последнее время пираты дважды бросали якорь южнее Штормграда, где встречались с ночным эльфом, личность которого выяснить не удалось... Ну, так кого и зачем вы устранили, Ларс? Впрочем, теперь это уже не так важно. Скажите мне, для чего вы посылали взвод Сарнума в Североземье?
  • Эээ... - замялся Ларс. - Об этом я тоже не успел доложить вам. Из Штормградской тюрьмы сбежал опасный преступник, и я подумал, что он может скрываться там, где родился и вырос.
  • Только идиот будет скрываться там, где его рано или поздно начнут искать! Вы, Ларс, в последнее время делаете вещи, которые, мягко говоря, выглядят очень странно. Я долго смотрел на ваши темные делишки сквозь пальцы, но больше делать этого не намерен. Езжайте домой, и ждите моего решения по поводу вашей дальнейшей службы.

Это был наверно самый страшный удар по самолюбию и дальнейшим планам Ларса. Такого он даже и предположить не мог. Выходя с отцом из Собора Света, он мысленно проклинал все на свете, в том числе Аркену, Мартина, Сарнума, и самого архиепископа Бенедикта. А когда отец рассказал ему про выходки Сарнума в Североземье, Ларс впал в полное отчаяние.

  • Идиоты, - бормотал он. - Вокруг меня одни идиоты. Нас же могут арестовать в любой момент.
  • Ларс, из всех ты самый первый идиот! - говорил ему отец. - Если бы ты не послал этого пьяницу Сарнума, то и проблем бы не было. Я надеюсь, ему хватит ума молчать про орков в подвале и слитки золота.
  • О, боги! - взмолился Винцель младший. - Оградите меня от всего этого сброда!
  • Знаешь что, сынок, - задумчиво сказал Винцель старший. - Давай-ка возьмем лошадей, и уберемся побыстрей из города!
  • К дьяволу лошадей! - ответил Ларс. - Полетим на грифонах, так надежней будет.

Но их планам сбыться было не суждено. Едва они достигли торгового квартала, как их задержала городская стража, и под конвоем доставила в тюрьму Штормграда. Их развели по одиночным камерам, и держали без объяснения причин ареста до тех пор, пока перетрусивший Ларс не стал ломиться в дверь, и проситься на допрос. Обещание тюремного надзирателя дать ему хорошего пинка, успокоило его на пару дней, а на третий дверь камеры распахнулась, и надзиратель скомандовал:

  • Винцель, на выход!

Глава 21. Прощения не будет

Сердце контр-адмирала Ульрика Крона трепетало от радости при виде заходящих в морской порт Штормграда девяти новых кораблей. Каждый из них превосходил сгоревший фрегат "Дарнас" по водоизмещению и количеству пушек в два раза. Неторопливо, с достоинством присущим королям, корабли подошли к причалам, и бросили якоря. Ульрик с восхищением смотрел на белоснежные полотна парусов, и ему хотелось окунуться в детство, бросившись бежать с восторженным криком навстречу этим красавцам. Но он не мог этого сделать по нескольким причинам. Хромота на правую ногу, оставшаяся после ранений, вынуждала его при ходьбе опираться на трость. Кроме того, непристало контр-адмиралу бегать подобно мальчишке, да еще в присутствии короля Вариана Ринна и верховного адмирала Джес-Терета.

  • Ну, господин контр-адмирал, - с улыбкой сказал король. – Не желаете зайти на борт вашего флагмана?

Естественно, Ульрик желал! Он просто сгорал от нетерпения, но только не показывал вида.

  • Да, Ваше Величество, - ответил он. – Честно говоря, если бы не мое положение, то я сейчас прыгал бы от счастья! Ведь эти корабли… Они же… Они поражают своей мощью! Они прекрасны!
  • Я очень рад, что вы довольны этими судами, господин контр-адмирал. – Вариан Ринн сделал приглашающий жест. – Так пойдемте же, посмотрим на них изнутри.

Все трое двинулись к причалам, и через несколько минут взошли на палубу флагманского корабля, которому дали имя героически погибшего фрегата «Дарнас». Ульрик шагал по новеньким деревянным доскам, еще не скрипевшими под ногами, глядел на начищенные до блеска металлические части, и боялся прикоснуться к ним, чтобы случайно не нарушить это сияние. Внутри корабля все поражало не меньше, чем снаружи. Просторные помещения для экипажа, для артиллерийских расчетов, для продовольствия и боезапасов, навевали на Ульрика мысли, что с такими кораблями можно воевать в любых морских сражениях.

Верховный адмирал Джес-Терет тоже полностью одобрял пополнение в военном флоте Альянса, но у него, в отличие от Ульрика, были более практичные мысли.

  • Ваше Величество, - обратился он к королю. – Арьергард флота теперь вполне боеспособен, командующий выздоровел, экипажи кораблей набраны и обучены. Не пора ли осуществить давно задуманную операцию?
  • Да, вы правы, - ответил король. – С минуты на минуту сюда должен прибыть господин Фардейл, с которым мы все вместе и обсудим все, что касается будущей операции.

Ждать долго не пришлось. Когда Вариан Ринн, Джес-Терет и Ульрик Крон зашли осмотреть капитанскую каюту флагмана, зазвучали торопливые шаги, и в каюте появился военачальник Девин Фардейл.

  • Добрый день, господа! – поприветствовал он всех присутствующих. – Ваше Величество, прошу извинить меня за опозда…
  • Ничего страшного, все в порядке, - перебил его король. – Господа, располагайтесь, и давайте приступим к обсуждению наших текущих дел. Господин Фардейл, что вам удалось выяснить на допросе арестованных?
  • Все предельно ясно, - начал Девин Фардейл. – Допросив Ларса Винцеля, его отца, взводного командира Сарнума, и четырех орков, я выяснил следующее. Капитан Винцель, преследуя личные цели, вступил в сговор с неким Шаларом, более известным, как пират Демон Моря. Это преступное сообщество организовало нападение на рудокопов, везущих золото в королевское хранилище. Чтобы замести следы, Ларс Винцель оговорил лейтенанта роты охраны Вашего Величества, Мартина Дуэриена. Тем самым, этот Ларс Винцель добился двух целей – обогатился и устранил соперника, который ему мешал достичь расположения их общей знакомой Аркены, ученицы школы магии Штормграда. Затем капитан Винцель с помощью паладинов своего отряда пленил четырех орков из команды Демона Моря, и сделал их рабами. Орки трудились в подвале дома, где проживала семья Винцелей, в Североземье, а Мартин Дуэриен был заключен в тюрьму по обвинению в разбое и убийстве.
  • Так, ясно… - мрачно проговорил Вариан Ринн. – Что удалось выяснить по шпионажу и предательству?
  • Прямой причастности архиепископа Бенедикта к шпионажу установить не удалось, но вот епископ Фартинг… Именно его указания исполнял капитан Винцель, когда ездил в Элвиннский лес перед каждым выходом наших кораблей в море. Он оставлял зашифрованные послания в тайнике, который мы нашли в одном из деревьев. Знаком, что в тайнике есть послание, служила нарисованная углем полоса на боковой стене аукциона Штормграда. Сегодня утром мы сами нарисовали такую полоску, а в Элвиннском лесу, возле тайника оставили засаду, чтобы взять того, кто придет за посланием.
  • Нет! – воскликнул Вариан Ринн. – Немедленно отзовите своих людей из леса! А в тайник положите сообщение о том, что все корабли уходят в боевой поход через неделю. Сейчас же арестуйте епископа Фартинга, и пусть он зашифрует сообщение, как обычно. Мы подкинем им дезинформацию, а сами будем ждать нападения на город в полной готовности.
  • Слушаюсь, Ваше Величество! – Девин Фардейл поклонился королю, и быстрым шагом покинул капитанскую каюту судна.
  • А что будет с теми, кто незаслуженно пострадал от деяний этого мерзавца Ларса Винцеля? – спросил Ульрик. – Мартин Дуэриен в данный момент вынужден скрываться, хотя является одним из самых преданных людей Вашего Величества.
  • Мы снимаем все обвинения с лейтенанта Дуэриена, - ответил король. – Он может спокойно возвращаться в Штормград, и приступать к своим прямым обязанностям. А эта, как ее… ученица школы магии. С ней все в порядке?
  • Не совсем, Ваше Величество, - Ульрик не знал, как все объяснить королю. – Дело в том, что Аркена… Она сейчас… В общем, Вайш’ирская бестия – это и есть та самая девушка.

Вариан Ринн недоуменно взглянул на Ульрика, и покачал головой.

  • Я не одобряю пиратства, – сказал он. – Если она попадет в руки правосудия, то будет наказана.
  • Но, Ваше Величество…
  • Это не обсуждается! – твердым голосом заявил Вариан Ринн. – Ничто не может оправдать убийства и грабежи!
  • Но, быть может, она невиновна и в половине всего того, что ей приписывают! Я сожалею о том, что у нас нет возможности поговорить с ней.
  • Невиновна в том, что ей приписывают? – воскликнул король. – Да ее имя гремит по всему западному побережью континента! Я уже устал обещать торговцам, что мы очистим наши воды от пиратов! И давайте закончим на этом, господин контр-адмирал!

Вариан Ринн вышел из каюты, оставив Ульрика совершенно расстроенным. У него пропала вся радость от новых кораблей и полного оправдания Мартина. Но через некоторое время он взял себя в руки, и решил, что отчаиваться не стоит.

  • Мы еще поборемся за нашу честь… - тихо проговорил он, выходя на палубу корабля, и глядя на освещенный солнцем, и возвышающийся над портом Штормград.

Глава 22. Добрая весть

Торговое судно "Роза Стальгорна" с командой, состоящей из одних дворфов, шло из Нордскола с грузом ледяной ткани и саронитовой руды. До Штормграда оставалось каких-то два дня пути, и команда понемногу начала расслабляться. На всем пути от северного континента им сопутствовала удача. За все время плавания им не встретился ни один корабль Орды, и не разыгралось ни одной бури. Что и говорить, рейс был весьма удачным. Капитан судна, дворф Барни по прозвищу "Проныра", сидел на верхней палубе с бутылкой рома, и подсчитывал будущую прибыль. Цифры складывались все хуже и хуже, но дворф упорно не желал связывать это с почти пустой бутылкой. А возле штурвала еще один дворф, который исполнял обязанности рулевого, ласковым голосом доказывал свободному от вахты соплеменнику, что тот, по его мнению, был редкостной сволочью.

  • Как тебе не стыдно? - спрашивал рулевой товарища. - Ведь ты видишь, что я не могу покинуть свой пост. Ну сходи ты еще за бутылкой, пока капитан не видит.

Товарищ, преданно глядя на рулевого уже ничего не видящими глазами, пошатнулся и громко икнул.

  • А давай лучше споем! - еле выговорил он и, не дожидаясь ответа, заорал:

Прошло два лета, две зимы,
И вот на третий год,
Вернулся я к своей Лилу,
А та с другим живет...

  • Тьфу ты, чтоб тебя... - плюнул рулевой, схватил товарища, и подпер им штурвал. - Ладно, я сам сбегаю, а ты держи строго на юго-восток, понял?

Тот кивнул головой, а его собутыльник, прячась от капитана, метнулся за очередной порцией рома. Когда же он вернулся, пьяный в хлам дворф, воодушевленный продолжением попойки, во всю глотку явил миру продолжение истории о несчастной любви:

И вот в таверне я сижу,
Глотаю крепкий ром
Девица рядом на скамье,
Манит своим бедром...

Внезапно дворф прекратил петь, и уставился куда-то вдаль.

  • Ха! - сказал он, и едва не свалился на палубу. - Пираты!

Через секунду до него дошел смысл сказанного, и он сразу же почувствовал, как из него вместе с холодным потом начал выходить хмель.

  • Пираты! - заорал он, как полоумный и, спотыкаясь, бросился к капитану...
* * * * *

"Дракондор" быстро догонял торговый корабль Альянса, который к удивлению Аркены, не очень-то и торопился уйти от погони. Абордажная команда уже была готова к захвату судна, и в полном составе стояла у левого борта. На "торговце" наконец-то заметили опасность, но было уже поздно. Пиратский корабль поравнялся с "Розой Стальгорна", и в тот же миг с него полетели веревки с крючьями на концах. Они цеплялись за борт и снасти торгового судна, и по ним с невероятной ловкостью, пираты начали перебираться на атакуемое судно. Экипаж не успел еще толком ничего понять, как был согнан в трюм. Дворфы стояли под прицелом ружей, и уже прощались с жизнью, когда среди пиратов появилась Аркена.

  • Кто из вас капитан этого корабля? - спросила она.

Барни Проныра, еле живой от страха, сделал шаг вперед, и застыл на месте.

  • Какой груз вы везете, капитан?
  • Ледяную ткань и руду, - последовал ответ.
  • Фуу, - поморщилась Аркена. - Ну и запах от вас!
  • Да они тут все полупьяные! - засмеялись пираты. - Они и сопротивления-то почти не оказали.
  • А вы меня не узнаете? - задала неожиданный вопрос Аркена.
  • Не уверен, - вспоминая, сморщил лоб Барни. - Но мне кажется, что я вас где-то видел.
  • Штормград, швейная мастерская Джорджио Болеро. Вы иногда возили ткань на заказ.
  • Да! - воскликнул Барни. - Вспомнил! Вы Аркена! О, боги! Так вы та самая Вайш'ирская бестия?! Мы пропали!
  • Не бойтесь, капитан, - успокоила дворфа девушка. - Вас и вашу команду никто не тронет. Но вы взамен окажете мне две услуги. Во-первых, вы прикажете перенести весь груз на мой корабль.

Барни Проныра, обрадованный уже тем, что им сохранят жизнь, энергично закивал головой.

  • А какая вторая услуга? - спросил он.
  • Вы найдете в Штормграде капитана Ларса Винцеля, и скажете ему, что я его убью.

Барни чуть не поперхнулся от такой просьбы.

  • Прошу прощения, - сказал он. - Но этого я сделать не смогу. Капитан Винцель был арестован две недели назад.
  • Вот как? - удивилась Аркена. - Откуда вы знаете?
  • Я ходил к нему за разрешением на выход из порта. Но его там уже не было. Разрешение мне дал другой человек.
  • Очень интересно, - задумчиво проговорила Аркена. - Неужели Ларс доигрался?

В этот момент раздался звук торопливых шагов, и в трюм спустился один из пиратов.

  • Аркена! - крикнул он. - Надо уходить. Флот Альянса близко.

Аркена выбежала на верхнюю палубу и увидела, что к ним на всех парусах идут девять больших кораблей.

  • Уходим! - крикнула она. - Все на "Дракондор"!

Когда пиратский корабль отошел от "Розы Стальгорна", стало ясно, что уйти будет очень трудно, поскольку эскадра Альянса приближалась слишком быстро. Расстояние между "Дракондором" и кораблями противника сокращалось с каждой минутой, и Аркена уже хотела дать команду готовиться к бою, как к ней подошел один из пиратов. Он протянул ей подзорную трубу, и с недоумением сказал:

  • Взгляни на их флагман. Там что-то странное происходит.

Аркена навела трубу на идущий первым корабль Альянса, и едва не вскрикнула от удивления. На носу флагмана стоял Ульрик Крон. Он то смотрел на нее в такую же трубу, то начинал махать руками, призывая остановиться. Аркена не знала, что ей делать. Она смотрела на Ульрика, и понимала, что он хочет, чтоб она остановила "Дракондор", но она не собиралась этого делать. Она просто не имела на это права. И тут Ульрик начал что-то кричать. Из-за расстояния Аркена не могла его услышать, но в подзорную трубу она видела, что Ульрик повторяет одну и ту же фразу. Какое-то странное беспокойство нашло на Аркену, и смутило ее. Предчувствие чего-то очень важного появилось у нее в душе, и заставило застыть в нерешительности.

  • Они убирают паруса! – удивленно вскрикнул стоящий рядом пират.

Действительно, эскадра Альянса замедляла ход, а с флагмана быстро спустили шлюпку, которая помчалась вслед за пиратским судном.

  • Остановите корабль! – закричала Аркена. – Пусть подплывут поближе!

Она не отрываясь, смотрела на стоящего в шлюпке человека, который все время махал руками. Аркена пыталась прочитать по губам то, что он кричал, но у нее это плохо получалось. И вот, когда расстояние между шлюпкой и «Дракондором» заметно сократилось, дуновение ветра донесло до нее слова, из-за которых ее ноги подогнулись, и она едва не упала на палубу.

  • Аркена! Мартин жив!

Глава 23. Битва за Штормград

Сильный морской ветер гнал по небу грозовые тучи свинцово-черного цвета. Волны моря усилились настолько, что могли в любую минуту опрокинуть две шлюпки, державшиеся на расстоянии десяти ярдов друг от друга. Ульрик Крон, стоя на ногах, и опираясь на свою трость, изо всех сил старался перекричать шум ветра.

  • Аркена, ты должна вернуться! Мартин ждет тебя!
  • Ульрик, я хочу вернуться! - отвечала девушка, стоя в другой шлюпке. - Но я не могу.
  • Нет, ты можешь! Ларс больше не опасен, а король простит тебя, я уверен! Я уговорю его, только... Не сейчас, чуть позже. Мы ожидаем нападение Орды, но мы обязательно победим, и король не откажет тебе в прощении.
  • Нападение Орды?! - Аркена уже не могла сдержать слез. - А Мартин тоже будет драться?
  • Конечно! Ему вернули чин и должность. Аркена, где мы сможем найти тебя после боя?
  • Я... Я не знаю, Ульрик. Я сама найду вас.
  • Мне пора уходить, Аркена. Береги себя.
  • Прощай, Ульрик. Скажи Мартину, что я не забывала о нем ни на минуту.

После этих слов обе шлюпки развернулись, и поплыли каждая в свою сторону…

* * * * *

Эскадра Альянса бороздила море от Штормграда до Вайш'ира вот уже шестой день, но врага нигде не встречала. Штормград был готов к обороне, но Ульрику был дан ясный приказ - вступить в бой там, где обнаружатся корабли Орды. Орда пока не появлялась, и Ульрик Крон, пользуясь моментом, размышлял о последней встрече с Аркеной. Король Вариан Ринн был по-своему прав, когда заявил, что ничего не может оправдать пиратство, но ведь он еще многое не знал. Вот если бы им собраться вчетвером - король, Мартин, Аркена, и сам Ульрик, то тогда бы все прояснилось. Тогда бы Вариан Ринн простил бы Аркену. В крайнем случае, ограничился бы легким наказанием. Но как собрать всех вместе? Король - человек занятой, да и Аркена, судя по всему, не доверяла ему. Значит, должно случиться нечто такое, что столкнет Аркену с королем, а уж он - Ульрик, постарается с Мартином быть рядом в нужную минуту...

  • Господин контр-адмирал! - прервал его размышления вахтенный матрос. - К нам кто-то летит.

Ульрик взглянул в пасмурное небо, и увидел быстро приближающегося грифона с седоком на спине. Грифон сделал круг над эскадрой, и сел на палубу флагманского корабля.

  • Где командующий? - крикнул сошедший с крылатого питомца солдат.
  • Я командующий, - ответил Ульрик. - В чем дело?
  • Господин контр-адмирал, вам надлежит немедленно идти в Штормград. В данный момент город подвергается нападению.
  • Дьявол! - воскликнул Ульрик. - Все-таки проморгали врага!

Через некоторое время эскадра Альянса уже двигалась на всех парусах в направлении Штормграда. Ульрик мысленно возносил хвалу всем богам за то, что они в этот момент оказались не так далеко от столицы, и через несколько часов должны были подойти к городу. Лишь бы его оборона выдержала...

* * * * *

Мартин Дуэриен уже давно сбился со счета, сопровождая в порт очередную партию боеприпасов. Все пространство возле пушек было заставлено большими ящиками, привезенными из городского арсенала. Враг должен был получить достойный отпор, если посмел бы сунуться в город. Но врага все не было и не было. Мартин начал уже сомневаться в том, что Орда вообще появится в ближайшее время, как вдруг прозвучал сигнал тревоги. Сперва на горизонте появилась одна еле заметная точка, затем вторая, третья... Через час ошеломленные защитники города наблюдали уже двадцать восемь кораблей с красно-черными парусами, на которых зловеще красовались символы Орды.

  • К бою! - полетела команда во все концы порта.

Враг подходил все ближе и ближе, перестраиваясь в боевой порядок. И когда Орда подошла на расстояние выстрела, обе стороны дали залп. Весь порт Штормграда мгновенно окутался дымом от пушечных выстрелов, закрывая канонирам весь обзор. И в этом дыму, то там, то тут раздавался грохот, и вспыхивали огни взрывов. Мартин, чувствуя охватывающий его пыл битвы, был вынужден наблюдать со стороны, как работает артиллерия. Парящий высоко в небе грифон с наблюдателем на спине, внезапно снизился, и всадник закричал канонирам:

  • Недолет! Выше прицел!

Канониры выполнили указание, и от грохота пушечных залпов еще раз содрогнулся воздух. На этот раз воздушный наблюдатель просигнализировал о том, что есть попадания, и попросил повторить залп. Пушки снова изрыгнули пламя и дым, занавесив туманной пеленой все пространство вокруг. И тут же парящий в небе грифон пулей рванулся к земле, и сел за стоящими вдоль пристани орудиями.

  • Берите ружья! - закричал соскочивший с него солдат. - Виверны летят!

Все, кто был не занят стрельбой из пушек, приготовились к атаке с воздуха, и весьма вовремя. В густом дыму мелькнули чьи-то тени, и сразу же среди орудий раздались взрывы. Поднявшийся ветер понемногу начал разгонять пелену завесы, и защитники города увидели, как с кораблей Орды взлетают крылатые животные, и устремляются в сторону порта. Сидящие на них гоблины, достигнув рубежа обороны, швыряли вниз саронитовые бомбы, а затем возвращались за новым боезапасом. Несколько пушек были выведены из строя, а в Штормград потянулся поток тяжело раненых бойцов. Ружейные выстрелы с земли на время отогнали гоблинов, и пять-шесть из них уже лежали на брусчатке, разбившись насмерть, но остальные взлетели повыше, и продолжали бомбить рубеж обороны города.

Мартин, выполняя свой долг, находился рядом с королем, который вместе с группой военачальников и ротой охраны стояли над морским портом Штормграда, где заканчивались длинные каменные лестницы и располагался второй рубеж обороны города.

  • Хитер враг! – проговорил король стоящему рядом Девину Фардейлу. – Но мы тоже не простаки. Выпускайте наших грифонов, пусть отгонят этих мелких пакостников на вивернах.

Распоряжение короля было немедленно выполнено, и вот уже навстречу противнику полетели крылатые грифоны, несущие на себе стрелков Альянса. Бой теперь продолжился не только на земле, но и в воздухе. Противники стреляли друг в друга из ружей, бросали ножи, а когда кончались боеприпасы, сталкивались прямо в воздухе, стремясь уничтожить врага любым способом.

Летящий на виверне гоблин, метнул в солдата Альянса клинок, а когда тот увернулся, в ярости направил на него своего крылатого зверя. Оскалив клыки, виверна вцепилась бедняге в голову, но в тот же момент его верный грифон острым клювом разодрал ей брюхо. Виверна с истошным воем рухнула вниз вместе с вопящим от страха гоблином, а окровавленный солдат из последних сил направил грифона в сторону своих позиций.

Тем временем корабли Орды подошли совсем близко, и обрушили всю мощь артиллерии на линию обороны порта. От взрывов содрогалась земля под ногами, всюду летели осколки ядер вперемешку с булыжниками, вырванными из мостовой. Крики раненых и молящих о помощи звучали со всех сторон.

  • Покинуть первый рубеж обороны! - глядя на этот ужас, приказал Вариан Ринн. - Отойти ко второму, и там стоять насмерть! В город их пускать нельзя!

Защитники покидали практически разгромленные позиции, и под прикрытием огня второго рубежа, располагавшегося над длинными каменными лестницами, уходили ближе к городу. Прикрывающий огонь велся непрерывно, но враг был слишком многочислен, и потери с обеих сторон увеличивались с каждой минутой. Настал момент, когда корабли Орды подошли к горящим причалам порта, и прекратили стрелять из-за слишком высокого расположения цели. Но орудия защитников также не смогли теперь поражать врага по той же причине, только с той разницей, что невозможно было опустить стволы пушек. И в следующий миг с кораблей Орды на пристань хлынула река орков, троллей, тауренов...

  • Ну, где же Джес-Терет с Кроном? - воскликнул Вариан Ринн.
  • Гонцы были отправлены, Ваше Величество, - ответил Девин Фардейл. - Я не думаю, что их могли перехватить.
  • Тогда почему они задерживаются?
  • Ваше Величество, я уверен, что они подойдут в самое ближайшее время.
  • Когда?! Враг уже занимает порт! Где командир роты охраны?
  • Здесь, Ваше Величество, - к Вариану Ринну подскочил командир роты королевской охраны, и замер в ожидании приказа.
  • Вот что, капитан, - сказал король - Отправляйте свою роту в порт, на помощь защитникам. Там она нужнее, а тут мне хватит нескольких офицеров, в том числе и вас.
  • Слушаюсь, Ваше Величество, - ответил офицер. - Лейтенант Дуэриен, ко мне! Слушай приказ! Бери роту, и выдвигайся в порт. Задайте им там жару!

Мартин с удовольствием выполнил этот приказ, так как стоять и смотреть, как рядом идет бой, было просто невыносимо. Спустя десять минут Мартин уже занимал позиции на втором рубеже обороны города, где кончались лестницы, и начинался Штормград. А на самих лестницах, преодолевая упорное сопротивление защитников города, медленно продвигались вверх отряды Орды. Невзирая на то, что ступеньки были залиты реками крови и стали скользкими, они яростно сминали ряды солдат Альянса в рукопашной схватке, которая превратилась в жестокую бойню. Часть Орды засела между причалами и лестницами, обстреливая из ружей всех, кто препятствовал продвижению основных ударных отрядов.

Мартин Дуэриен с высоты второго рубежа обороны стрелял по врагу, и все больше понимал, что скоро и этот рубеж будет прорван. Он переменил позицию, и перебрался поближе к лестнице, укрывшись за стоящей рядом пушкой. Пушки! Мартина осенила безумная на первый взгляд идея. Какой толк от молчавших орудий, не имевших возможности убивать противника?

  • Рота охраны короля! - закричал Мартин изо всех сил. - Трое ко мне, остальные сбрасывайте пушки вниз!

Вместе с подбежавшими солдатами он схватился за тяжелое орудие, и стал толкать его вперед, пока оно не свалилось с обрыва прямо на головы врага. Расколовшийся деревянный лафет покалечил многих, а массивный ствол пушки, крутясь и кувыркаясь, сносил и убивал всех на своем пути. Еще несколько орудий упали с обрыва, сея смерть среди ордынцев, и вызывая крики проклятий.

Вариан Ринн с изумлением наблюдал за течением боя, и поражался находчивости Мартина. И в этот момент только король Штормграда с окружающими его офицерами заметили на горизонте одинокий корабль, который на всех парусах мчался в сторону горящего порта.

  • Что это? - удивленно спросил Вариан Ринн.

Военачальник Девин Фардейл взглянул на горизонт в подзорную трубу, смущенно кашлянул, и передал оптический прибор королю.

  • Взгляните, Ваше Величество, - сказал он. - Может быть, вы что-нибудь поймете в отличие от меня.

Вариан Ринн, глядя в трубу, также не мог понять, что нужно здесь, в самый разгар боя кораблю, идущему под пиратским флагом. А тот все больше и больше приближался к порту и, судя по всему, сворачивать не собирался. А когда до причалов осталось чуть меньше одной мили, над пиратским кораблем возникло белое облако, которое быстро понеслось вперед, постепенно преображаясь в смерч. Достигнув флота Орды, он разросся до огромных размеров, и принялся кружить по акватории порта, срывая с кораблей паруса и сталкивая их друг с другом.

  • Ваше Величество! - вдруг вскрикнул Девин Фардейл, показывая куда-то рукой.

Но король уже и сам увидел, как из-за скал с западной стороны выходит эскадра Ульрика Крона. Девять больших фрегатов ворвались в бухту, и сразу же серия оглушительных орудийных залпов сотрясла воздух. Затем еще и еще раз. И без того сильно побитые смерчем, корабли Орды загорались и разлетались в щепки, заставляя оставшихся в живых прыгать за борт. Смерч, гуляющий по акватории порта, к тому времени уже рассеялся, но вместо него появился другой, гораздо меньших размеров. Он двигался медленнее, чем первый, и внутри него просматривалось нечто похожее на силуэт человека. В то время, когда Ульрик Крон завершал разгром Орды на воде, а Мартин Дуэриен повел свою роту в атаку на суше, смерч достиг порта. Он прошел над обломками догорающих кораблей, миновал причалы, и остановился на том месте, где когда-то был первый рубеж обороны. Затем он медленно растворился в воздухе, опуская на брусчатку молодую девушку, державшую в руках жезл с большим светящимся камнем на конце. Она сразу же бросилась бежать к каменным лестницам, где все еще шел бой. Ее заметили, и угрожающе размахивая топором, к ней кинулся орк с яростным выражением лица. Девушка на бегу взмахнула рукой, и в тот же миг рядом с ней возник элементаль, полностью состоящий из бурлящей воды. Бегущий навстречу орк уже занес для удара топор, когда элементаль забурлил в два раза сильней, и пустил в орка такую струю, что тот захлебнулся буквально за две секунды...

Мартин Дуэриен впервые в своей жизни участвовал в серьезном сражении. Еще в детстве, будучи сопливым мальчишкой, он с восторгом глядел на солдат в гербовых накидках Штормграда, и все его мысли были окружены военной романтикой. Но сейчас, когда он столкнулся со смертью и разрушениями, от былой романтики не осталось и следа.

Мартин с солдатами своей роты толкался в дикой давке на портовой лестнице, и при этом умудрялся ткнуть мечом какого-нибудь таурена или рубануть по голове подвернувшегося орка. Уже не хватало дыхания, и сил оставалось все меньше и меньше. Крики о том, что подходит эскадра контр-адмирала Крона сильно подбодрили его, и он даже потом разглядел ее сквозь дым пожарищ и пушечных выстрелов. Но кроме этого он еще разглядел такое, что заставило его похолодеть от ужаса. Там внизу, между причалами и лестницами, рядом с лежащим у ног мертвым орком стояла... Мартин быстро закрыл и снова открыл глаза, но все осталось по-прежнему. Там была Аркена. И к ней с оружием в руках бежали пятеро ордынцев.

  • Аркена! - заорал как полоумный Мартин, и от избытка неизвестно откуда взявшихся сил, проткнул мечом вставшего на пути эльфа крови...

Аркена и глазом моргнуть не успела, как была окружена врагами, которым терять уже было нечего. Они понимали, что битва проиграна, пощады им не будет, и их лица сейчас выражали мрачную решительность. Аркена не стала дожидаться, пока ее изрубят на кусочки, и нанесла удар первая. Один взмах жезлом, и во все стороны понеслась ледяная волна, превратившая всех в радиусе десяти шагов в застывшие статуи. Вторая волна разнесла ледяных истуканов вдребезги. И тут Аркена даже не услышала, а почувствовала, или ее женская интуиция подсказала ей, что кто-то зовет ее по имени. Она подняла взгляд, и увидела, как к ней сквозь толпу врагов пробивается Мартин с горсткой храбрецов. Аркена хотела уже броситься к нему навстречу, как вдруг где-то раздался громкий звук горна, и над длинными лестницами порта появился Вариан Ринн с группой офицеров. Король подошел к самому краю обрыва, и громко крикнул:

  • Воины Орды! Вы проиграли эту битву! Так стоит ли продолжать проливать кровь, свою и чужую? Я, Вариан Ринн, король Штормграда и Альянса, сохраню жизнь и свободу каждому из вас, кто сложит сейчас оружие! Сдавайтесь, и останетесь живы!

Глава 24. Встреча с королем

Ветер с моря рассеял остатки дыма от пожарищ, и в порту Штормграда зазвучали радостные крики победителей. Около сотни воинов Орды, столпившись перед каменными лестницами, с мрачными лицами ожидали решения своей участи. Но все это уже мало волновало Мартина и Аркену, стоявших в центре полуразрушенного порта.

  • Как же долго я ждал тебя, - шептал Мартин, обнимая свою возлюбленную, которая прижалась к нему, боясь, что все происходящее окажется сном.

Ей было все равно, что случится с ней в ближайшем будущем. Аркена была готова заплатить любую цену за то, что именно в эту минуту ее Мартин прикасался к ней живой и невредимый. Рядом кто-то тактично кашлянул. Это был Ульрик Крон, сошедший на берег, и уже минут десять ожидающий, когда Мартин с Аркеной прекратят обниматься.

  • Друзья мои, - сказал он. - Прошу меня простить за то, что отвлекаю вас, но нам всем будет лучше, если мы сейчас найдем нашего короля.

Мартин, не разжимая объятий, повернул голову к товарищу.

  • Да, ты прав. Но, черт возьми... Мне так не хочется от нее отрываться.
  • Дружище, будь благоразумен. Аркену от тебя оторвет городская стража, если мы сейчас же все вместе не отыщем короля. Впрочем, уже не надо никого искать.

Друзьям действительно не надо было искать короля, поскольку Вариан Ринн уже сам подходил к ним в сопровождении офицеров. Он остановился в нескольких шагах, и внимательно посмотрел на каждого из троих друзей. По его взгляду нельзя было догадаться о том, что он думает, и одни боги знали, что он скажет в следующий момент.

  • Леди, - обратился король к Аркене. - Почему у вас покраснели глаза? Вы плакали?
  • Ничего, Ваше Величество, это пройдет, - ответила Аркена.
  • Насколько я понимаю, - продолжил Вариан Ринн. - Вы и есть та самая Вайш'ирская бестия. Я стал свидетелем вашей храбрости, и должен честно признаться, что вы внесли весьма ощутимый вклад в сегодняшнюю победу над врагом. Но также я должен предупредить, что все ваши заслуги не освобождают вас от ответственности за пиратскую деятельность.
  • Ваше Величество, - вмешался в разговор Мартин. - Дело в том, что Аркена не по своей воле оказалась на борту пиратского корабля. Тут замешан известный вам бывший капитан Ларс Винцель.
  • Да, Ваше Величество, - поддержал друга Ульрик. - В этом деле есть нюансы, в которых надо разобраться получше.
  • Господа! - решительно заявил Вариан Ринн. - Вам всем известно, что король в Штормграде является гарантом соблюдения законности. Вы согласны со мной? Так вот, возможно в деле этой молодой леди есть еще несколько темных пятен, но... Чего вы от меня хотите? Чтобы я простил ту, которая грабила наших же с вами торговцев? Вот, что я вам скажу, господа! Все это требует тщательного расследования, а окончательную точку в этом деле поставит суд. А до суда эта леди будет находиться под домашним арестом. И вы, господин лейтенант, а также господин контр-адмирал, прямо сейчас дадите мне слово, что арестованная никуда не сбежит. Вы даете мне слово?
  • Да, Ваше Величество, - ответил Ульрик.
  • Она не сбежит, - добавил Мартин. - Да ей это больше и не нужно.
  • Вот и отлично! - кивнул головой король. - Тогда вы, господин лейтенант, проводите леди к месту пребывания под арестом, и можете отдыхать. А господин контр-адмирал пусть задержится, нам нужно обсудить один вопрос.

Когда Мартин и Аркена ушли, Вариан Ринн с тревогой в голосе сказал:

  • До сих пор нет вестей от Джес-Терета. Гонец, посланный на грифоне, не вернулся. У меня очень плохие предчувствия. Вы не встречались с верховным адмиралом в море?
  • Нет, Ваше Величество, - ответил Ульрик. - Да мы и не могли встретиться, ведь район патрулирования Джес-Терета был севернее моего. Возможно, он попал в бурю. Море возле Штормграда все еще неспокойно, а кто знает, что там творится в ста милях отсюда...
  • Да уж, - задумчиво проговорил король. - Либо шторм, либо Орда.
  • Орда? - переспросил Ульрик. - Как, еще одна эскадра?
  • Вполне возможно. Нет больше причин способных задержать адмирала.
  • Ваше Величество, я прошу разрешения выйти в море. Возможно, верховному адмиралу требуется помощь.
  • Вы уверены? Ваши люди не устали?
  • Они устали, Ваше Величество, но мы никогда не простим себе, если выяснится, что из-за усталости мы оставили в смертельной опасности боевых товарищей.
  • Вы правы, господин контр-адмирал, немедленно выходите в море.

Через полчаса эскадра Ульрика Крона покинула гавань Штормграда, и взяла курс на северо-запад, где по всем расчетам должен был находиться верховный адмирал Джес-Терет.

Глава 25. Приговор

В тот день Штормград был похож на пчелиный улей. Вот уже шестой час у Собора Света стояла толпа жителей города, которым не хватило места внутри. Судебный процесс начался в полдень и, судя по всему, заканчиваться пока не собирался. Несколько раз из Собора выходили люди, и сообщали подробности процесса притихшей толпе. Бурную реакцию народа вызвало сообщение о том, что был неопровержимо доказан факт шпионажа в пользу Орды бывшего капитана паладинов Ларса Винцеля. Не менее сильно возмутило народ его признание в организации нападения на рудокопов, которые везли золото в королевское хранилище. Среди жителей города начали раздаваться крики, требующие смертного приговора Ларсу Винцелю и его пособникам, и городской страже стоило большого труда успокоить толпу, и не допустить самоуправства. Показания взводного командира Сарнума тоже не оставили никого равнодушным, а особенно Мартина Дуэриена, для которого гибель отца стала тяжёлым ударом.

Мартин сидел рядом с Ульриком в первом ряду на длинной скамье, прямо перед судьями, которых назначил лично король Вариан Ринн из числа самых уважаемых жителей Штормграда. Сам король также присутствовал на суде, и за ним сохранялось право решающего голоса при вынесении приговора. Возле правой стены, окружённые усиленной охраной, сидели Ларс Винцель, Сарнум, и четверо орков-пиратов из команды Шалара Демона Моря. Чуть поодаль от них, под охраной одного стражника находилась Аркена, напряжённо ожидающая очередного вызова для дачи показаний. Её взгляд часто останавливался на Мартине, который всё время стремился подбодрить её и всячески поддержать.

  • Итак, - сказал один из судей, обращаясь к Аркене. - Нам понятны причины, по которым вы оказались на борту пиратского корабля. Но почему вы решили вернуться?
  • Я вернулась благодаря Ульрику Крону, - ответила Аркена. - Ведь это от него я узнала, что мой любимый человек жив, а Ларс Винцель больше не опасен для меня. Кроме того, я узнала, что на Штормград готовится нападение, и не смогла остаться в стороне.
  • Ну что же, это тоже понятно. Но вы нанесли значительный ущерб торговле Штормграда. Как быть с этим?
  • Господа судьи! - Мартин встал с места. - Здесь находятся два человека, которые могут дать некоторые пояснения по этому делу. Прошу вас, выслушайте их.
  • Господин лейтенант, - главный судья внимательно посмотрел на Мартина. - Вы хотите предоставить суду новых свидетелей? Что же вы раньше молчали?
  • Это не свидетели, господин судья, но они могут дать существенные пояснения по вопросу возмещения ущерба.
  • Вот как? Кто же эти люди?
  • Это контр-адмирал Крон и Джорджио Болеро, владелец швейной мастерской в Штормграде.
  • Да, люди известные. Хорошо, мы их выслушаем.

Мартин сел обратно на своё место, и теперь уже поднялся Ульрик.

  • Господа судьи, - сказал он. - Позвольте, прежде всего, зачитать вам оперативную сводку военного флота по району акваторий Штормграда и Вайш'ира. С момента гибели известного всем пирата Демона Моря, количество нападений на торговые корабли возросло. Но! Нападения качественно изменились. Не было потоплено или сожжено ни одного судна. Также не зафиксировано случаев особой жестокости по отношению к экипажам этих судов. Захватывались только грузы и, как мне кажется, это может служить смягчающим обстоятельством для Аркены. А что касается непосредственно возмещения убытков, то об этом скажет господин Болеро. Да и самой Аркене тоже есть, что сказать по этому поводу.
  • Как вам известно, господа судьи, - продолжил Джорджио Болеро. - Аркена приходится племянницей моей жене, которая работает со мной в швейной мастерской. В последнее время наши дела идут очень хорошо, мы получили несколько крупных заказов. Я думаю, мы сумеем помочь Аркене за некоторое время возместить причинённый ущерб.
  • А что скажет сама молодая леди? - поинтересовался судья.
  • Я готова возместить весь ущерб, причинённый мной, - ответила Аркена. - Я укажу место, где находится оставленное пиратами золото и серебро, это и будет компенсацией торговцам Штормграда. А сами пираты больше не появятся в здешних водах, они навсегда ушли отсюда.
  • Простите меня, но в ваши слова трудно поверить, - лёгкая усмешка затронула лицо судьи. - Чтобы пираты бросили награбленные сокровища...
  • Они не бросили их, они их специально оставили. Дело в том, что вся команда "Дракондора" была в курсе моей истории, и когда у меня появилась возможность вернуться в Штормград, пираты поддержали меня в этом стремлении. Я вернулась бы в любом случае, ведь мне было важно хоть на минуту увидеть своего любимого человека. Но пираты разумно решили, что мне придётся держать ответ за то время, что я провела среди них. И они оставили для меня золото и серебро в благодарность за то, что я не раз выводила их из под смертельной опасности. А, кроме того... - Аркена на мгновение замолчала. - Никто из тех пиратов по разным причинам не может вернуться в родные места, и они очень от этого страдают. Им было известно, что я чувствую, и эти чувства они хорошо понимали.
  • Но почему пираты решили покинуть эти воды, и куда они направились?
  • Они предпочли не говорить мне о новом месте обитания. А о причинах их ухода догадаться нетрудно. В последнее время всё труднее стало уходить от военного флота Его Величества, а кроме того, по возвращении меня обязательно бы спросили о местонахождении пиратской базы...
  • Хорошо. Итак, все обстоятельства дела теперь предельно ясны. Объявляется перерыв для вынесения приговора.

Толпа у Собора Света шумела всё громче и громче в ожидании решения суда. Каждый высказывал свои предположения по поводу приговора, и споры об этом разгорались не на шутку. А внутри здания царила тишина, и лишь голос главного судьи звучал громко и ясно.

  • Именем Его Величества Вариана Ринна, короля Штормграда и всех народов Альянса, оглашается приговор! Суд в составе достопочтенных Алаира Мейстена, Вирнеса Фронга и главного судьи Далиана Шердрина разобрал данное дело, и постановил следующее. За предательство и шпионаж в пользу Орды, за организацию преступной группы, совершившей разбой и убийства шахтёров с охраной, за клевету и попытку очернить честное имя лейтенанта Мартина Дуэриена, Ларс Винцель приговаривается к смертной казни через повешение. За убийство Эрана Дуэриена, и поведение, порочащее звание паладина, бывший взводный командир Сарнум приговаривается к пожизненным каторжным работам в саронитовых рудниках. За пиратскую деятельность, за разбой и убийства на Элвиннской дороге, четверо орков приговариваются к смертной казни через повешение. Учитывая добрую волю Его Величества Вариана Ринна, а также то обстоятельство, что орки сами пострадали от Ларса Винцеля, суд заменяет им смертную казнь на пожизненные каторжные работы.
  • Как?! - внезапно раздался крик Ларса. - Всем каторгу, а мне виселицу?!

И не успел никто опомниться, как толстяк оттолкнул стражника, и рванулся вперёд. Пробежав мимо остолбеневших зрителей, на ходу уворачиваясь от охраны, он выскочил из здания наружу, где и попал в руки жителей Штормграда. Взревевшая толпа за считанные секунды растерзала его, даже и близко не подпустив стражу.

Едва утихли волнения внутри Собора Света, главный судья продолжил зачитывать приговор.

  • Итак, за пиратскую деятельность бывшая ученица школы магии Штормграда Аркена приговаривается к десяти годам каторжных работ. Однако, принимая во внимание её храбрость и самоотверженность при обороне города, готовность возместить причинённый ущерб, а также два прошения от уважаемых людей Штормграда о смягчении наказания, суд отменяет каторжные работы. Аркена, вам надлежит как можно быстрей возместить убытки всем пострадавшим от вас торговцам. Если вы не сделаете этого в течение года, то снова пойдёте под суд. Вам понятен приговор?
  • Да, господин судья, я поняла, - ответила Аркена.

…полтора года спустя…

Никакого нападения на Штормград не было и в помине, как впрочем, и любой другой неприятности. Однако, бегущий быстрее пули молодой мужчина в форме капитана королевской гвардии, заставлял слегка тревожиться попадающихся ему на пути местных жителей. Мужчина вбежал в один из домов города, мигом поднялся на второй этаж, и едва переводя дух, спросил:

  • Кто?!

Стоящие в комнате люди расступились, открывая ему вид на широкую кровать с лежащей на ней молодой женщиной. Рядом с ней, укутанный в тёплую ткань, тихонько посапывал во сне розовощёкий младенец.

  • Тише, Мартин! – сказала Аркена. – У тебя сын. Я назвала его Эраном, в честь твоего погибшего отца.

Конец.

Автор: Master of the Wind

Посвящение:

Посвящается всем тем близким мне людям, чьи реально существующие в WoW персонажи сподвигли меня к созданию этого произведения. Мой Волчонок, твоя Монти бесподобна, а я лишь приукрасила ее безграничные достоинства) Саня, без тебя моя повесть и вдвойне не была бы такой смешной... После всей конструктивной критики Ала твой смех приходится очень кстати) Я вас обоих очень люблю за ваше терпение и понимание.

Приветствую тебя, странник, на страницах моей повести. Ты пришел сюда, чтобы отвлечься от мирской суеты, позабыв о трудных буднях внешнего мира и не менее тягостных скитаний мира внутреннего. Так окунись же в тайну, в захватывающие дух приключения, в историю параллельных прямых, которые пересекаются где-то на краю горизонта. Все они когда-то сойдутся в одной точке, на полюсе, и иже с ними мы будем там. Я, сказитель, на чьи плечи возложена нелегкая задача поведать историю разных личностей, которых судьба своей твердой рукой не случайно сводила вместе, с закрытыми глазами каждый миг наблюдаю за отважными героями, проживаю вместе с ними их нелегкие жизни. Каждый из героев живет во мне, а я живу в каждом из них. Вершители Судеб творят свое дело – мне же отведена скромная роль: записать историю…

Пролог

«Час от часу не легче», - мысль обиженной каракатицей прошествовала в воспаленном мозгу, уже пятый час наблюдавшим печальную картину. На берег прям пред ясные очи вновь упал рваный ботинок, вытащенный, кажется, скорее, из стоков Подгорода, нежели из кристально чистых водоемов Оргриммара. С разочарованием отпихнув находку подальше - та приземлилась аккурат меж глаз стоявшему неподалеку торговцу рыболовными снастями – и выслушав гневные речи пострадавшего с клятвенным заверением не продавать нахалке ни единого товара, девушка вновь стала разглядывать поверхность воды, пытаясь уловить мельчайшие движения рыбок. Интересно, здесь вообще водится рыба?..

Однако, вода и правда имеет свойство успокаивать, отвлекать… Спустя минут пять девушка уже не искала взглядом рыбешек, а любовалась рябью с весьма отсутствующим выражением лица. Не стоило отвлекаться – одна прозорливая обитательница городских вод изловчилась и шлепнула хвостом о размеренную гладь воды. Не ожидавшая такого нахальства начинающая рыбачка взревела – ох, как же она не любила воду!.. – и попыталась догнать шутницу. Однако только еще больше вымокла. Окончательно наплевав на это бесполезное занятие и на свою внезапно проснувшуюся страсть к сырой рыбке, девушка уселась подальше от воды и тени, чтобы быстрее высохнуть на солнце. Густая шерсть не желала сдавать позиции столь быстро и выпускать из себя всю влагу. Девушка встряхнулась - отчего пробегавшие куда-то по своим маленьким делам приютские детишки с радостными и не очень визгами разбежались в разные стороны, а одна совсем маленькая орчонка даже попыталась погладить «такую большую кису», в результате наткнувшись взглядом на недобро светившиеся глаза и огромные клыки. Как же не любила обладательница столь изысканных атрибутов всякие телячьи нежности! Впрочем, троллиха и не задумывалась, что таурены тоже не слишком жаловали подобное обращение. Так что еще следовало подумать, чьи же все-таки эти «нежности» были на самом деле.

Вскинув голову к небу и, не мигая, глядя на солнце, отражавшееся в огненных зрачках, девушка задумалась о превратностях судьбы. Порой ей казалось, что злой рок издевается, хитро подмигивая разными глазами. Почему разными, девушка так и не могла объяснить. Просто именно так ей представлялся этот самый "ужасный" Злой Рок. Вот и сегодня наличие нескольких обличий и, соответственно, сущностей, вновь проявило себя. С утра пораньше молодому друиду захотелось чего-то менее вегетарианского, нежели извечный сухой паек, носимый с собой в сумке. Пожалуй, до этого момента она никогда не рыбачила. А тут… Что только не сделаешь, дабы угодить своей кошачьей натуре. «Нет, все, завязываю с этим… Лучше посохом драться буду, чем этой кошатиной, которая, глядишь, не сегодня-завтра заявит, что она свободная личность и вообще гуляет сама по себе. Я еще сохраняю разум и авторитетность… Мяу… Чччерт, косички Тралла…», - рассердившись собственным мыслям и своенравности «кошатины», друид быстро сбросила облик, мгновенно став выше раза в три. От этого голова с непривычки закружилась, и девушка чуть не потеряла равновесие.

Если честно, свои разнообразные облики троллиха любила больше. И было с чего - Судьба, на которую уже так привыкла жаловаться ученица ученика ученицы… Малфуриона, от природы наделила девушку не то чтобы неяркой внешностью… но, так скажем, не больно-то симпатичной. Не стоит, поглядев издалека на орчих и троллих, тут же утверждать, что это скорее недоделанные мужчины, чем милые девушки. Действительно, милыми этих «красавиц» можно было назвать с очень большой натяжкой, конечно, если ты не тролль или орк – те просто души не чаяли в своих дамах. День за днем выслушивать оскорбительные речи в твою сторону каждому неприятно. Каждой девушке хочется быть красивой… Однако, не всем это дано. Поэтому представительницы «прекрасного» пола «зеленых» имели девиз: «Если рожа крива, пусть язык будет остр». И постепенно эта фраза прочно вошла в жизнь и суть «милашек», как их за глаза называли кровавые эльфы, за свою спесивость получившие не менее лестное прозвище: «гламурные стервы».

Вспомнив и о своей «кривой роже», друид снова опустилась на четыре лапы, уже привычно почуяв ставшую родной землю и урчание взбунтовавшегося кошачьего желудка. Что же оставалось делать? Продолжать свои изыскания в рыболовстве либо опять показать миру свою истинную сущность. Тролль выбрала первое.

И снова потертые калоши, вонючая тина, просыревшая ткань… Но, несмотря на свое предвзятое отношение к миру и судьбе, упертости девушке было не занимать. Раз за разом она цепкими когтями на широкой лапе подцепляла улов и уже почти не глядя отбрасывала его во все растущую кучу рядом с собой. И кто сказал, что рыбалка успокаивает?! Что поистине создает душевное равновесие, так это убийство какого-нибудь эттина с особым зверством… Или кровавого эльфа, если бы после этого можно было избежать наказания и неприятных разборок… Друид вздохнула. Вот чего не хватало для полного счастья!

Кстати, о упомянутых «гламурных»… За спиной расслабившейся в родной столице друида, хихикнул до боли знакомый голосок. Как говорится, врага надо знать лучше, чем в лицо. Ну как врага… Все же они принадлежали одной стороне и подчинялись одному правителю. Даже Леди Сильвана, известная своим своенравием, не решалась проявлять характер перед великим Гаррошем. Но мелкие вражды между отдельными представителями различных рас были всегда, да и, пожалуй, останутся еще надолго.

Медленно, с уже заготовленным презрением во взгляде горящих глаз, друид обернулась к эльфийке. Но та насмешливо оглядывала кучу хлама, которая была раза в полтора больше самой кошки, на которой мог спокойно кататься даже средних размеров таурен. Но кто бы ему позволил!

  • Развлекаемся? – неприятная усмешка появилась на прекрасном лице эльфийки. За их идеальную красоту троллиха ненавидела этих созданий еще больше. «Развлекаемся?». И все, больше ни слова. Будто друид вообще не заслуживала чьего бы то ни было внимания. Презрительно глянув на красавицу, девушка отвернулась, всем своим видом показывая, что также равнодушно относится к присутствию эльфийки. Да как бы не так! Нет-нет, да и посматривала друид в сторону незнакомки, занявшей место на берегу метрах в пяти от троллихи. А та, кажется, искренне не интересуясь рыбачкой-неудачницей, деловито закинула удочку, и уже через две секунды поплавок дернулся. «Ну-ну, тут ничего съедобного не водится в принципе…», - теперь была очередь друида насмехаться. Но каково же было удивление девушки, когда в свете солнечных лучей на крючке, переливаясь чешуей, засверкала огромная рыбина!

А эльфийка была и вовсе не удивлена, будто каждый раз даже из зачумленных вод Подгорода способна выловить такое чудо. Критично оглядев улов, девица осталась довольна и забросила удочку еще раз. Троллиха уже подумала, что это чистой воды везение, но нет – еще одно такое чудо вынырнуло из глубин мелкого озерца, коих по всему Оргриммару было полным полно.

Теперь друид разозлилась не на шутку. Она уже была готова скинуть облик кошки, дабы высказать свое «фи» этой фифе, не побоясь резких слов в свою сторону. Но тут эта фифа сама подошла и, подбоченясь, кинула к лапам кошки одну из своих рыбок.

  • Что, киса, кушать хочешь? Смотри, какая аппетитная рыбонька… Кис-кис, ааааамм… - это был уже явный перебор. Не выдержав, вспыльчивая «киса» с утробным рычанием бросилась на «эту стерву», как про себя назвала ее друид, с явным намерением перегрызть горло хамке. Последнее, что увидела троллиха перед тем, как растянуться на земле, испуганный взгляд эльфийки и мгновенно побелевшее ее лицо. А потом… Друид крутила головой, но нигде не находила своего врага. Да, в бою она была тоже не особо сильна пока… Тихий звук насмешки заставил уже второй раз обернуться – на этот раз резко, так, что чуть шею не свернула.
  • Потеряла? – кажется, обычное презрительное состояние снова вернулось к эльфийке. «Да как эта магичка посмела скакнуть!» - возмутилась в мыслях друид, хоть и понимала, что это было вполне по правилам. И что за разбоньичьи привычки – все время заходить со спины?? Нет, так больше продолжаться не может, ибо внутри все кипит невысказанными фразами.

Встав во весь рост и отряхивая уже руки, девушка с высоты своего немалого роста нависла над подошедшей эльфийкой. Разница в росте больше чем на голову сейчас четко ощущалась.

  • Слушай сюды, стерва. Вали в своей цветочный городок и танцуй со своими эльфами, которые на баб похожи! И свою рыбину забери, - с этими словами тролль хлестанула склизкой рыбой по наглой роже эльфийки. Усмешка тут же сползла с прекрасного личика девушки. Теперь глаза могли бы метать молнии, если б умели. И глотала сейчас незнакомка яд больше не потому, что теперь слизь и чешуя медленно сползали по носу, а из-за слов друида. На своей пока короткой, но полной приключений жизни, эльфийка не помнила, чтобы хоть раз ей кто-то отвечал на ее колкости. Да еще как отвечал! Красавица из «цветочного городка» совсем не желала признавать, что прониклась каким-то уважением к этой девице.

А та, кажется, выговорившись, со злостью смотрела на нахалку, будто чего-то ждала. Да, ждала… Неуверенность, тщательно прикрытая озлобленностью, давала повод считать, что вот сейчас троллиха получит новую порцию яда. То, что высокомерная девица не будет марать о нее свои руки, друид была почти уверена. Но магичка молчала. Молчала и друид. Наконец, без особого энтузиазма эльфийка произнесла:

  • Детка, успокойся… Сходи к целителю, он тебе эликсир выпишет… И я бы могла чего-нибудь наварить, но сил тратить не хочется, - и вновь презрительная усмешка, но какая-то… натянутая, если вообще можно говорить о живости этой недоулыбки.
  • Обязательно, как же, - с такой же неохотой буркнула троллиха и, без страха развернувшись, улетела, уже в прыжке превратившись в весьма нелепого нетопыря. Еще одна сущность, мешающая спокойно жить и заставляющая отрываться от такой родной земли. Пусть никто и не говорил о комичности клыкастой летучей мыши, но друид сама это знала. У нее не было друзей, которые могли поддержать в трудную минуту, но ей и так было хорошо со своим зоопарком в голове. Так она считала.

А внизу, оставшись на земле, чуть нахмурив свои элегантные длинные брови, гордого нетопыря провожала взглядом «цветочный эльф». Самодостаточность – вот было ключевое слово в жизни этой девушки. Близких людей эта особа тоже не имела. И в этом так сильно были похожи эти две вроде бы разные личности – в своем одиночестве и стремлении спрятаться за маской холодности, безразличия, насмешки и озлобленности, порывистости, сарказма – ненависти…

Коварная Судьба еще не раз столкнет их вместе, но они уже будут готовы. Готовы отразить… или принять удар. И именно последнее станет новым шагом к познанию себя.

Глава 1. Редкая диковинка

-…Двадцать золотых монет, три! Продано молодому человеку в розовой робе! – довольный гоблин-аукционист радостно кивнул счастливчику, только что выигравшему в торгах мешок золотой руды. И правда, спрос нынче на нее был небольшой, поэтому чернокнижник, гордо шествовавший под изумленные взгляды в комнату выдачи лотов, получил еще легкий товар.

Друид, стоявшая как раз на пути везунчика, хотела было подначить колдуна цветом его одеяния – уж больно нелепо смотрелся этот цвет на фоне кислой мины нежити… Но тут в торговом зале наступила полнейшая тишина, какая бывает только при объявлении завершающего, главного лота. Большинство присутствующих приходят на аукцион только ради него. Вот и сегодня толпа заинтересованных лиц замерла в ожидании, пока предприимчивый гоблин держал торжественную паузу.

  • И сегодня гвоздем торгов станет… Внимание, дамы и господа! Редкая диковинка, жемчужина Азерота! Ледяной дракончик Снежных Холмов!!! – по залу прокатился изумленный, но, скорее, наигранный, вздох. Конечно, пройдоху Коротышку было легко подкупить, и все уже заранее все знали про «гвоздь программы». Именно поэтому здесь редко можно было встретить праздных зевак – разве что деловых любителей труда, которые, впрочем, уходили задолго до кульминации, унося в сумках руду, кожу, ткань и травы. Только истинные коллекционеры редкостей оставались до самого конца, чтобы вновь проверить на прочность свои кошельки и нервы.

Троллиха не относилась ни к одной из этих категорий. Нет, она пришла на аукцион с конкретной целью – выкупить-таки этого дракончика. Но и фанатичность в собирании диковинок девушка не испытывала – скорее, некое притязание… Да и живое существо рядом никогда лишним не будет – это девушка решила уже давно, с тех пор, как начала понимать, что крыша медленно, но верно съезжает в неизвестном направлении из-за обилия животных сущностей, постоянно копающихся в голове друида.

Лот объявлен, начальная цена установлена – и понеслось… Со всех сторон просто сыпались повышения ставок, бедный Коротышка утирал пот со лба мокрым уже платком, а друид не проявляла активности, выжидая своего часа. Склонная больше к наблюдению, тролль быстро выяснила, что на подобных мероприятиях важно дождаться спада ажиотажа в связи с утеканием карманных средств. Либо сразу выяснить, что очередная редкость тебе вновь не по карману… Как и все, друид нередко работала по найму – поди туда, принеси то, убей того-то… Но, как известно, наиболее стабильный доход приносит постоянная работа, коей у троллихи не находилось уже который год. Девушка считала, что не склонна ни к одной из профессий…

  • Пятнадцать тысяч золотых, - где-то слева прозвенел тонкий голосок. Друид так резко повернула голову в сторону ненавистного звука, что чуть не свернула шею. Опять. Эта девица когда-нибудь причинит ей травму, пусть и косвенно! Невозмутимый взгляд хитрых глаз и напряженное лицо выдавали серьезность намерений эльфийки приобрести дракончика. Эта магичка опять встала на пути троллихи! Ну нет, только не сегодня, не сейчас.
  • Шестнадцать тысяч золота, - с каменным лицом проговорила девушка, мысленно попрощавшись со всеми сбережениями в банке. Кто она, чтоб проиграть этой фифе нафуфыренной?!

Теперь очередь эльфийки была оборачиваться. Взгляды девушек пересеклись, и если бы глаза умели стрелять огнем, то в зале бы произошел пожар. Не отрывая пристального взгляда от соперницы, маг холодным голосом выговорила:

  • Семнадцать тысяч.

«Что?! Откуда у нее такие деньги? Или на что она готова пойти ради питомца… или мести?» - изумлялась друид, пока она будто со стороны слышала свой голос:

  • Двадцать тысяч.
  • Двадцать с половиной, - раздавалось в ответ в полной тишине. На своем веку ни один аукцион не видел столь напряженной борьбы за товар. Как известно, битва двух людей более эпична, чем противостояние толпы.

Друиду только бы учиться хладнокровию эльфийки! Поняв, что еще чуть-чуть, и придется бегать по городу в одном нижнем белье, а спать в ближайших кустах, троллиха метнулась через всю толпу навстречу магичке. Кажется, от нарастания серьезности ситуации сам аукционист забыл про торги и про свои обязанности.

  • Ты что, следишь за мной? – прошипела в лицо эльфийке друид.
  • Как же, делать мне больше нечего… У тебя паранойя, детка, - кажется, невозмутимость этой девицы ничем нельзя было пробить.
  • Ты опять смеешь мне мешать! Забыла прошлый раз? Та рыбина отлично смотрелась на твоем личике, - съязвила троллиха. Маг испуганно заозиралась – не услышал ли кто о ее позоре. Но, кажется, здесь не было свидетелей недавнего происшествия.
  • Я, между прочим, здесь по личным интересам – решила прикупить этого дракончика, - гордо кинула эльфийка.

Нет, это было уже чересчур для вспыльчивой троллихи. Не удержавшись, да и не пытаясь это сделать, друид чисто по-женски вцепилась руками в идеально уложенную прическу магички, пытаясь, видимо, не оставить ни единого волоска на голове девицы. Та, впрочем, в долгу не осталась: схватила свой посох и стала со всех своих крошечных сил дубасить соперницу по спине.

Гоблин-аукционист пугливо стал смотреть по сторонам в поисках охраны. Два пугающего вида орка стояли около входа и сосредоточенно ковырялись в носу. В который раз выругавшись про себя, гоблин подозвал телохранителей беспроигрышным кличем: «Эй вы, обормоты, живо сюда! Не видите, что ли, драка!». Визгливый голос аукциониста привлек внимание некоторых зевак-покупателей, но ненадолго – взгляды снова вернулись к дерущимся девушкам.

Вообще наблюдавшие столь эпичную картину зрители не спешили разнять женскую драку, а только больше раззадоривались – дракончик отошел на задний план, и теперь «торгаши» делали ставки в пользу одной из этих особ. Орки из охраны уже торопливо спешили на помощь хозяину, но их вмешательство так и не понадобилось. Толпу раздвинул кто-то своим плечом, выступив на импровизированную сцену.

Эльфийка почувствовала, как ее кто-то пытается оттащить от троллихи. Сил, да и особого желания сопротивляться не было – как-никак, а физически друид была сильнее, да и разнимавший тоже. Наверное, именно поэтому ее и выбрали в качестве опоры – оттаскивать было легче. Как только маг оказалась на безопасном расстоянии от вспыльчивой безумицы, она тут же пригладила свою растрепанную прическу и заправила за спину посох, одновременно оглядываясь в поисках вмешавшегося. Но это не требовалось: троллиха уже вовсю орала на недавнего чернокнижника:

  • Какого Смертокрыла ты тут делаешь? Не видишь – две приличные женщины выясняют отношения! Иди со своей рудой и розовым платьем, куда шел!

Эльфийка было подумала, что троллиха не на шутку разошлась – говорить такое черному колдуну. Вот сейчас он нашлет на нее проклятие или сразу демона науськает… Но тот лишь потусторонним голосом – а какой еще должен быть у нежити? – заявил, что розовый нынче в моде, а из руды он сделает себе модный браслет, и удалился в неизвестном направлении, откуда и пришел. Впрочем, свое дело он сделал – две «приличные женщины» уже не проявляли желания бросаться друг на друга, просто стоя по разные стороны окружившей их толпы. За спинами была лишь стойка аукциониста да сам гоблин, который, решив, что выяснение отношений кончилось, решил продолжить прибыльную деятельность.

  • Итак, уважаемые гости мероприятия, продолжаем. На кону Ледяной дракончи… - но договорить ему не дали два грозных взгляда, буквально насквозь буравящие маленького Коротышку. Остальные бывшие претенденты на животинку, видать, решили, что сегодня не их день, и они уже насмотрелись достаточно зрелищ, и, оставив эльфийку, троллиху и напуганного гоблина разбираться самим, покинули помещение, шумно обсуждая произошедшее. Скоро эта история умнется – жители Оргриммара были хоть и падки на разборки, но таковые случались нередко и на каждом шагу, поэтому одна быстро забывалась, скоропостижно сменяясь другой.

Печально проводив несостоявшихся клиентов взглядом, гоблин понуро опустил голову. Товар, особенно редкий, не должен задерживаться более одного аукциона, иначе интерес покупателей тут же пропадает, и даже самая диковинная вещица не становится такой популярной. Каждые торги должны быть уникальные, повторения недопустимы…

  • Ох, что же делать? Это вы двое испортили мне все мероприятие! Вы поплатитесь за свой поступок! – заверещал на дамочек Коротышка. Эльфийка скептически подняла бровь, троллиха же снисходительно оглядела аукциониста. Вид обеих явно говорил, что малыш гоблин им не соперник. Да тот и сам это понимал… Однако, жадная душонка не могла смириться с проигрышем. Аукционист пошел ва-банк.
  • Уважаемые дамы! Желаете каждая иметь собственного дракончика? У меня есть специальное предложение как раз для вас! Только сегодня и только сейчас, - гоблин хитро подмигнул девушкам, в мгновение ока став снова хозяином аукциона. Он видел, как лица старающихся не смотреть друг на друга «дам» заинтересовались выгодным предложением. И почему именно в этот момент все забывают, что гоблинам верить – себе дороже?..
  • Итак, выполнив всего небольшое поручение, вы получите в награду сразу ДВУХ Ледяных дракончиков Снежных Холмов! Совсем крошечное дельце. Какая выгодная сделка, такую не каждый день предлагают, - умильные глазенки взирали на тролля и эльфа. А те, в свою очередь, растеряли всякую осторожность в пылу азарта. Хитрюга прекрасно знал эту черту своих клиентов и умело пользовался ею.
  • Ну, выкладывай свое поручение! – нетерпеливость друида заставила эльфийку презрительно фыркнуть. Она была более осторожной:
  • Сначала покажи товар, гоблин. И подробнее про условия сделки, - если Коротышка и опечалился внезапной прозорливостью мага, то ненадолго и совсем незаметно. Его план был идеален.
  • Все, что угодно, милые дамы!.. Вот дракончики, по воле случая оказавшиеся в паре, - аукционист ловким движением фокусника выхватил из под стойки клетку с двумя воркующими, аки голубки, существами. Они были весьма милыми, но даже такой факт, как их разлучение, не поколебал решимость ни одного из присутствующих. Эльфийка лишь кивнула, наблюдая, как друид чуть ли не слюни пускает на питомцев. Клетка с дракончиками нырнула на место, а гоблин шутливо погрозил пальчиком троллихе, уже попытавшейся просунуть руку сквозь решетку клетки.
  • А теперь касательно сделки… Все, что вам требуется, это доставить моего любимого племянничка к дедушке – моему дядьке - в Луносвет. У нас общее дело, но, как понимаете, работа требует постоянного присутствия, а город так далеко… Другой материк, то, се, сами понимаете. Но вы-то быстро доберетесь, это мое здоровье мне не позволяет, совсем стар стал, кхе-кхе… - бормотал гоблин, сбиваясь в своей речи и указывая на различных родственничков. Но все знали, что уж эти-то пройдохи и маму родную за мешок золота кому хочешь отдадут.
  • Подпишись под условиями сделки. А то знаем мы вас, хитрюг, - заметила предусмотрительная эльфийка.
  • Как же так? Вы не доверяете вашему покорному слуге?! Я же из лучших побуждений!.. А как же наша вековая дружба? Вы, мисс, - гоблин кивнул магу, - мой постоянный клиент, я помню! А вы, - второй кивок на троллиху, - все время стоите вон у той стены, каждый аукцион… Я своих покупателей в лицо каждого знаю! Как можно обмануть дорогих клиентов?.. – опять запричитал гоблин.
  • Ой, хватит болтать, говори, где твой племянник. Я готова отправляться в путь, - прервала становившиеся все более бессвязными речи Коротышки друид. На что получила очередное фырканье магички, на которую, впрочем, решила не обращать никакого внимания.
  • Минуточку, дорогая моя! Я разве не сказал? Как же так, ай-яяй… Обязательным условием нашей сделки является то, что в дорогу отправитесь вы вдвоем. Точнее, втроем, с племянничком… Все вместе, дружной компанией. Я, знаете ли, за дружбу народов Орды… - заелеил опять гоблин. Но смысл был ясен – две ненавистные друг другу особы должны были проделать длинный путь в «цветочный город», в родной город эльфийки, вместе. И уж обе они понимали, что дружба народов беспокоит зеленого хмыреныша в последнюю очередь. Однако, дракончики никак не выходили из голов девушек, поэтому те и согласились.
  • Отлично! Племянника моего вы сможете найти в городе по этому адресу, - воспрянувший духом Коротышка протянул друиду сложенный вчетверо лист и с самым счастливым выражением лица – будто только что заключилась самая удачная сделка в его жизни – проводил девушек до двери. С наступлением полной тишины в торговом зале радостная приветливая улыбка гоблина сменилась злобной ухмылкой. Теперь-то они никуда не денутся! Попались, голубушки! Водрузив клетку с дракончиками вновь на стойку, Коротышка долго любовался своим товаром.
* * *
  • А ну, дай листок сюда, - эльфийка выхватила бумагу у отвлекшейся троллихи. Та хотела было возмутиться, но маг с расстановкой сказала:
  • Слушай, у меня нет никакого желания возиться с тобой, да еще по всяким походам таскаться. Но раз уж пришлось, то будь добра, веди себя прилично.

Друид огрызнулась, но выдавила лишь:

  • С тобой уж не поприличествуешь… Но ради твоего невинного сознания – так и быть. Типа перемирие? – клык, обнажившийся в ухмылке, недобро сверкнул на солнце. Якобы: «Я не буду тебя трогать, если ты сама не будешь нарываться». Эту мысль троллиха не преминула озвучить.
  • Деточка, у нас одна цель… Посмотрим лучше, что написано на этом пергаменте.

Развернув лист, девушки воззрились на аккуратно, словно и не корявой рукой гоблина, выведенный адрес: «Аллея Чести, переулок Кровопролитный, 8». Переглянувшись, девушки отвязали оставленных возле аукциона ящера и страуса и поспешили навстречу приключениям. Хотя обе они считали, что ничего легче сопровождения ребенка в другой город быть не может.

Судьба вновь свела их вместе, и теперь, кажется, надолго…

Глава 2. И что это за «кто»?

  • Что значит, «нет подходящего дирижабля»?!
  • Для мисс и мистера сегодня нет подходящего дирижабля… -продолжал гнуть свое привечающий гоблин на башне.

Тролль обреченно хлопнула себя рукой по лицу. Маг покачала головой и взглянула на еще одного представителя кровавых эльфов, что стоял радом, заложив руки за спину и улыбаясь обворожительной улыбкой, что была бы привлекательна, если б не была так очевидно глупа.

Сколько две девушки, по воле случая сведенные вместе на пару дней, знали этого «племянничка» гоблина-аукциониста, тот не переставал лучезарно скалиться с наитупейшим выражением лица. А познакомились они с этим типом пару дней назад, когда маг и друид, устроив перепалку прямо у дверей указанного дома, попросту ввалились в небольшое жилище эльфа. Спор оказался совершенно глупым и бессмысленным: никто из обеих не хотел первым знакомиться с племянником. И кто мог знать, что гоблин, попросивший помощи в отправке своего родственника на другой конец Азерота, имеет такую родню? И как же он умудрился стать дядей такого дурачка… Однако, какая-то то ли болезненная, то ли действительно гоблинская зеленоватость кожи просматривалась в гордом представителе кровавых эльфов. Ему еще повезло, что он и впрямь эльфийской расы, а не гоблинской. Он бы побил все рекорды в росте этих хитрюг, да и звание «самый глупый гоблин» было бы ему обеспечено… Вот бы над ним его «братья по крови» смеялись.

Итак, выцепив не сильно сопротивляющегося эльфа из его уютного жилища, – кажется, это существо еще обладало отсутствием долговременной памяти, ибо не помнило, что его дядя отправлял домой, видать совсем племянник надоел гоблину – друид и маг, стараясь держаться по разные стороны своей «посылки», подальше друг от друга, направились к дирижаблям в попытках быстрее справиться с заданием, получить награду и навсегда забыть друг о друге, как о страшном сне. Но не тут то было! Очередной цеппелин прибывал в город только черед два дня. Тут пришлось снимать комнаты в таверне – а это опять же растраты…

Затем все складывалось вообще не в пользу честной компании. И вот сейчас троица стояла и с ошалевшими лицами – это у эльфийки и троллихи только, «племянник» же вовсе не понимал, что они тут делают, и что на дирижаблях вообще можно летать. Уже пять минут управляющий расписанием транспорта повторял одно и то же, а друид, по мнению мага, все никак не могла понять простых слов. И что нужно действовать, а не вести монолог двух пришибленных кирпичом людей. Наверное, гоблин уже успел подумать, что эта мощная девица никак иначе родственница парня с тупой улыбкой, а их прекрасной спутнице просто не повезло с компанией. Уже собиравшийся предложить услуги оперативной доставки пассажиров за отдельную плату, гоблин был «вежливо» послан к иллидановой бабушке упомянутой красавицей эльфийкой. После этого девица схватила двух имбецилов за шкирки и потащила вверх по лестнице, на причальную площадку, несмотря на все протесты управляющего и охранников. Одного она долбанула посохом, от другого прикрылась эльфом – просто супер-маг!

  • А теперь вы расскажите нам, что не позволяет вам предоставить вашим клиентам один-единственный дирижабль для отправки в Подгород, - беспрекословным тоном, перечить которому осмелился бы только глупый, заявила эльфийка прямо в лицо капитану дирижабля. Тот, кажется, совсем не был против ответить на вопрос, и даже любопытно смотрел на сумевших прорваться сквозь охрану двух эльфов и троллихи. Наверное, не каждый день его поражали столь активные личности.
  • У нас тут случилась небольшая техническая заминка… Понимаете, я уже давно говорил, что нужно заменять турбовинтовые двигатели на двигатели внутреннего сгорания, но ведь это новые затраты: нанять качественного инженера, заказать материалы, постоянная закупка топлива… А таурены с Громового Утеса сразу заявили, что откажутся от наших услуг, потому что, видите ли, наши выбросы будут засорять их горный воздух и зеленую травку… ИХ, представляете! Дак тут у нас и вышло, что из-за отсутствия надежных средств швартовки и сильном боковом ветре нос цеппелина попросту разбило о посадочную башню Гром’Гола… Теперь мы обязаны выплатить средства на восстановление башни и половины поселения, а также ликвидировать останки транспорта и загрязнения прилегающего моря, и все это в кратчайшие сроки… Так что сами понимаете, наше дело горит… - задвинул монолог капитан, закатывая глаза к небу, совершенно не обращая внимания на неблагодарных слушателей, совсем не вникающих в смысл речи сокрушенно качающего головой гоблина.
  • Тьфу ты, теперь пешком топать, - только и сказала троллиха, на что эльфийка повторила недавний жест друида, с громким хлопком встретив ладонь с лицом. Ей совершенно не хотелось проделывать казавшийся в начале короткий путь теперь через тридевять земель, обходными путями. Да, двухдневный поход, кажется, оборачивался сейчас двухнедельным… Но не этим двум особам было отказываться от внешне легкой добычи. Знал ли проворный аукционист о нерабочем дирижабле? Ну конечно, ведь у них, гоблинов, везде связи…
* * *
  • Так, значит, из Оргриммара мы день в пути до Кабестана, затем оттуда на корабле до Пиратской бухты, если эти гоблины еще и водный транспорт не разгрохают… Ну а потом окольными путями до Луносвета… Ну вот, через все Восточные королевства топать… Земли Альянса... Наши дракончики там подохнут быстрее, - недовольно бормотала эльфийка, составляя план похода. Исписанные схемы и поотмеченные во всех местах карты были картинно разбросаны по всему столу небольшой их с друидом комнатки. Решив сэкономить на таверне, раз уж выпала нелегкая длинная дорога, обе девушки боялись за будущее гостиницы. Но, кажется, обе следовали негласному правилу – не обращали друг на друга внимание. Их сопровождаемый «племянник» уже, наверное, дрых без задних ног в своей комнате – увы, даже такого дурачка, но мужского пола, они не могли поселить с собой.
  • Эй, магичка… как там тебя… сваргань похавать чего, - нагло окликнула троллиха со своей кровати, где удобно развалилась и плевала в потолок. Буквально. Густые тролльи слюни намертво прилипали к деревянной поверхности.
  • Тебя вежливости в детстве не учили? Мало того, что валяешься без дела, сама бы спустилась и заказала себе сырого мяса, или что там тролли жрут, - не осталась в долгу эльфийка, отвечая, не отрываясь от своих записей.
  • У меня детство тяжелое было, кабанов руками душила, - нараспев, со смешком, выдала друид. И непонятно было, то ли правда это, то ли выдумка. – Да сырое мяско получше твоего варева будет, оно диабет вызывает…
  • Никто до тебя не жаловался, знаешь ли, - ледяным тоном произнесла маг, уже поворачиваясь к друиду, что не свидетельствовало ни о чем приятном. Как бывает в те минуты, когда эльфийка выходит из себя, у нее было каменное выражение лица, а глаза только что не сверкали огнем. Но троллиха не воспринимала эти мимические тренировки всерьез. Эх, не видела она мага в деле, нет…
  • И что мы мне сделаем? Снова надубасишь меня своей палкой? – залилась громким смехом троллиха. – Ты вообще хоть колдовать умеешь? – скривила лицо девушка. На следующие пару минут друид была вынуждена находиться в новой форме зверя, отличительно особенностью которого было… человеческое молчание и овечье меканье.

Сдунув струйку дымка, шедшего от посоха, маг вновь погрузилась в штудирование карт.

  • И да, на будущее, меня зовут Монаэль Тайная… - кинула эльфийка своему мини-зоопарку.
* * *

Утро наступило слишком внезапно для уснувшей только под конец ночи друида. Несколько часов девушка ворочалась, ожидая очередной подставы от магички. Но той было не до мнительной троллихи – она решила воспользоваться шансом, также не воспринимая соседку по комнате всерьез, и выспаться. Что касается глуповатого эльфа, тот, наверное, вообще никогда в жизни не знал забот. Поэтому, встретившись с племянником в коридоре рано утром, поднятая ни свет ни заря эльфийкой, друид первым делом захотела вышибить сверкающие зубы этого кретина. Но казенное имущество портить было нельзя во имя ледяного дракончика. Так и не обмолвившись ни словом между собой, наскоро позавтракав, троица выдвинулась в путь. К закату надеялись прибыть в Кабестан.

Потом выяснилось, что собственного транспорта у эльфа нет и не предвидится – он жил на содержании и так уже сходившего с ума от родственничка дяди. Поэтому было решено после недолгих споров взять волка напрокат. Сумма вылетела кругленькая – и это только залог! Девушки уже нарадоваться не могли, что за будущих питомцев им не придется платить.

Кое как уговорив почему-то засопротивлявшегося эльфа усесться на животное, да и сами оседлав страуса и ящера, честная компания поскакала на юг. Было решено потратить лишнее время, но объехать опасные места поселений гарпий.

Похоже, судьба на время повернулась к путникам лицом. Конечно, солнце уже давно село за горизонт, когда уставшие герои наконец-то добрались до очередной деревни гоблинов, но в пути никто не пострадал, ни на кого не напали, никого не съели. И даже племянник не упал с волка больше двадцати раз, а получить сотрясение мозга он попросту не мог по причине отсутствия оного.

Без разговоров и перепалок ввалившись в таверну и уложив уставшего, а потому ставшего капризным эльфа, как маленького ребенка, двое «мамаш» без ног попадали на кровати и проспали глубоким сном до самого утра.

Завтра предстоял трудный и более насыщенный день. А впереди – долгая неделя плавания по Великому Океану…

Глава 3. Чем пользуются маги?

Как странно меняется все в этом мире:
Еще не друзья, но уже не враги.
Мы вместе застряли в чужой паутине -
Вокруг арахниды, дела их благи.
Они избавляют тебя от страданий...
Одно твое слово - и пропасть видна.
Напротив - мерцанье кривых очертаний.
Ты сделаешь шаг? Может нет, может да...

  • Внимание пассажирам, пассажирский корабль номер шестьсот сорок два, рейс номер тысяча пятьсот семьдесят четыре на Пиратскую бухту, отправляется с первого причала через десять минут. Повторяю, пассажирский... - с недавних пор Кабестан каждое утро просыпался под эту фразу. А потом еще весь день такое каждые несколько часов... Недовольные жители портовой деревушки пытались выторговать у времени еще несколько минуток прекрасного сна, прячась под подушками, а отъезжающие пассажиры в спешке паковали свои чемоданы.
  • Слышь ты, как тебя... Вставай давай, друид, корабль уйдет! Я вовсе не хочу из-за какой-то грязной троллихи упустить такую награду! Ох, мать Медифа, как же ты храпишь, аж стены содрогаются... - эльфийка уже окончательно разочаровалась в неприятной спутнице, как в дверь постучали, и на пороге появилось сияющее, впрочем, как всегда, лицо "племянника". Он вечно улыбался, и ничто не могло омрачить его настроение. Он молчал, что тоже было на руку вечно пререкающимся девушкам. Он не лез к ним - что тоже было большим плюсом! И вообще он был достаточно незаметным и удобным, чтобы их простое, но долгое путешествие стало хоть чуточку более выносимым.
  • Проходи... Надеюсь, ты сможешь растолкать эту засоню, - маг безвольно махнула рукой на спящую троллиху, всем видом показывая, как же устала от нее.

На удивление эльфогоблин подошел к кровати, на которой друид умудрилась развалиться, хотя ноги девушки лежали уже на прикроватной тумбочке. Потыкав друида и попускав немного слюней прямо ей на лицо, - специально или нет, Мона была без понятия - "племянник" несильно хлопнул в ладоши, и в ту же секунду тролль лениво раскрыла глаза и с ненавистью воззрилась на виновника ее пробуждения.

Она хотела было что-то сказать, но потом поняла, что этого дурачка ничем не проймешь - только зря тратить время. Да и пора было стремглав мчаться на корабль... Гоблинша-диспетчерша очаровательным голоском дала последнее объявление.

* * *

Они плыли уже два дня из положенных семи. По палубе часто прохаживались представители различных рас, и Мона позволила себе немного расслабиться и позабыть о задании, "племяннике" и назойливой троллихе. Однако, сейчас друиду было не до подколов - оказалось, что киса внутри троллихи также не переносит и передвижений по воде. Сущность морского льва тянула к синим глубинам, а сущность кошки возвращала в эти глубины вчерашний ужин. Ужас охватывал девушку каждый раз, когда она вспоминала о мучительных пяти днях, что остались ей. Если она доживет...

  • Прекрасный день, не правда ли? Сегодня такое палящее солнце, Вы, никак, решили подправить загар? - кокетливо улыбаясь, Мона заигрывала с очередным ночным эльфом. На поиски сокровищ и приключений отправлялись все, кому не лень, и корабль в пиратское местечко всегда был полон народу.

Организм тролля решил сделать передышку, и девушка смогла взглядом проследить за улыбающейся флиртующей эльфийкой. С такой стороны она еще не знала свою спутницу, и была, мягко говоря, слегка поражена. Уж никак друид не могла подумать, что эта серьезная дамочка сможет быть такой милашкой... Хотя уж кому, как не троллихе, было знать, что за существо скрывается за этой очаровательной маской.

  • Эээ... Да, отличный день! Загар?.. Нет, это естественный цвет моей кожи, - ночной эльф, видимо, был удивлен тем, что с ним заговорила такая обаятельная красавица. Улыбка на лице Моны полностью меняла ее - из хладнокровной стервы она превращалась в ласковую, кроткую овечку. Хотя сравнение с овечкой - не самое удачное для мага... Мона как бы ненароком дотронулась до засмущавшегося парня. Эх, что ждет его там, в Тернистой долине... Вряд ли его вновь увидят друзья.
  • Эй, ощипанная курица! - тролля явно укачало, потому что сейчас она обращаль к попугаю, питомцу капитана этого корабля. - Иди сюда, поговорим! Да я тебя за пару минут на куски разорв... Ой! Ты чего, больно же! - девушка потирала клюнутый нос и грозила кулаком бешеной птице. А тот лишь наворачивал круги в воздухе и орал во всю глотку: "Палундрррра!!! Трррролль - бдыщь! За борррррт!" и издавал какие-то странные звуки, отдаленно напоминающие весьма жутковатый смех. - Вот теперь точно держись! - с гневным лицом друид помчалась за улепетывающим от дикой кошки попугаем.

Столкновение было неизбежно. Это Мона поняла еще тогда, когда услышала испуганные и гневные крики детей и взрослых и увидела несущегося прямо на нее большого кота. Первое, что пришло в голову и было отточено до автоматизма - ледяная глыба, в которую маг и заковалась. Удар друида же пришелся прямо по прочному и холодному льду...

* * *

Первые мимические движение давались с трудом и отдавались болью во всем лице. Поэтому, только очнувшись, тролль решила повременить с эмоциями. Решив определить степень повреждений, нанесенных этой гадиной, - а теперь магичка вошла в категорию лютых врагов и стала окончательно ненавистна девушке - троллиха аккуратно ощупала свое лицо. Ну замечательно! Нос и правая скула были опухшими, словно дыня, но самое ужасное состояло в обломанном клыке. Все тролли гордятся своими клыками и носят их как величайшее украшение и достоинство. У нее были прекрасные длинные клыки, которыми она наводила ужас на врагов, которыми она гордилась в своем племени, которые мешали кушать и чесать нос... А теперь один из них почти полностью обломился - остался лишь маленький кончик.

Едва сдерживая гнев на эльфийку, друид с горечью смотрела на потолок каюты, в которую ее кто-то заботливо перенес, пока она была без сознания. Теперь ей был заказан путь домой - презрение и насмешки за утрату главного предмета гордости ожидали друида. Впрочем, это мало что меняло - и в родном племени друид была одиночкой. Даже наставник относился к своей ученице с подозрением. Просто это было странно осознавать - что никогда не вернешься домой, что теперь у тебя другой путь... Какой? Девушка и сама не знала.

Дверь каюты скрипнула. Нерешительно в комнату зашла эльфийка с виноватым выражением на лице. Но в то, что она сожалела о содеянном, друид не верила. Нарочито не смотря на девушку, троллиха демонстративно отвенулась, показывая, что не хочет разговаривать и даже готова отказаться от награды, обещанной хитрюгой гоблином, лишь бы навсегда забыть об этой ненавистной эльфийке. Неприязнь к кровавым эльфам переростала в злую ненависть в душе тролля.

  • Эм... Ты... Я сожалею о том, что случилось. Я по привычке так сделала, рефлекторно... - то ли Мона была хорошей актрисой, то ли правда чувствовала себя виноватой. Но ведь не могла же она и вправду знать, что значат клыки для троллей?!
  • Я не хочу с тобой разговаривать, - еле выговорила друид и сморщилась от боли - все лицо жутко саднило. Вообще путешествие с самого начала не задалось для друида, особенно на корабле.
  • Тебе помочь? У меня есть лед... - потянулась к спутнице маг, но была тотчас отпихнута троллихой.
  • О, не сомневаюсь, но мне уже хватило! - еще один приступ боли заставил тролля отвернуться, чтобы эльфийка не видела ее мучений. От этой противоречивой особы нельзя было ожидать, что она вытворит в следующий момент.
  • Слушай, может, мы с тобой не ладим, но мне правда очень жаль. И твоя потеря... - Мона указала на отломанный клык, - я сожалею.
  • От... откуда ты можешь знать, что это значит для нас? - сквозь зубы выговорила пострадавшая.
  • Ну... у меня был некоторое время роман с троллем, - хитро улыбнулась эльфийка, но потом снова посерьезнела. - Я могу что-то сделать для тебя? - казалось, и эти слова давались магу с трудом.
  • Уйти, - буркнула друид и через несколько секунд почувствовала, как осталась в каюте одна.
* * *

А у Моны действительно было нехорошее ощущение на душе. Очень не хотелось признаваться себе, что чувствует вину перед троллихой, но приходилось - ведь эльфийка не привыкла обманывать саму себя. Других да - пожалуйста, но не себя. И от своей вины Монаэль сердилась больше и больше. И не понимала, почему сочувствует этой друидке, от которой давно пора было отвязаться и забить на дракончика. Но вот совесть грызла ее, хотя обладательница этого навязчивого чувства давно думала, что утеряла его.

Стоя на палубе и облокотившись о перила борта, Мона смотрела на водну гладь. Чего она ждала? Что эта не умеющая прощать чужие ошибки и слишком строгая к себе несчастная девушка простит ее - отравляющую ей жизнь "магичку"? Нет, конечно... Но она все равно ждала. Потому что легче на сердце не становилось.

* * *

Лежа на спине в пустой каюте, друид ощущала, как чувства обострялись. Внутренние чувства. О, постоянно в прошлом огорчаясь из-за любых неудач, тролль по-новому восприняла слово "ранимая". Теперь никто бы не посмел связываться с опасным троллем. Но это не значит, что внутри порой не кипели страсти. О да, ее тоже что-то грызло. Разумом троллиха понимала, что такой актрисе нельзя верить, но не простить ее она не могла. Опухшее лицо, сломанный клык - почему все это отступало на задний план? Так уж важна была награда от гоблина? Тролль "обожала" врать себе - так она легче справлялась с трудностями. Но вот игнорировать внутреннее противоречие всегда было сложно.

Подумав, что пора что-то решать и успокоить себя, наконец, друид немного подлечила свою мордашку и вышла на палубу. С удивлением девушка у борта обнуружила эльфийку - вновь с каменным лицом. "Истинное обличье этой холодной мрази..." - чуть было не развернулась и не ушла друид, но было поздно - Мона подняла голову и воззрилась на троллиху в немом и мраморном ожидании. Как же тролль не могла догадаться, что именно камень поверх эльфийки был прочной, надежной маской?.. Что ж, друид просто не привыкла доверять никому.

  • Я только хочу сказать, что... все в порядке. Я в норме. Это, - друид показала пальцем на свое изувеченное, но выглядещее уже лучше благодаря троллиным навыкам целительства лицо, - пройдет, просто забудь, - голос тролля звучал отрывисто, будто девушка сама была неуверена в том, что говорит. Она чувствовала себя так же, как полчаса назад Мона в каюте друида. Но это уже был шаг навстречу пропасти, что разделяла их двоих. На слова попутчицы эльфийка лишь кивнула, хотя в этот момент с души будто камень свалился. Глыбу чуть поменьше в этот момент скинула с себя и тролль.

Они некторое время постояли в неловкой паузе. Кто-то из них хотел сказать что-то, но тут же закрывал рот, не выдавив ни звука. А что было говорить? Тролль развернулась, чтоб уйти, но на полдороге обернулась:

  • Все же будет, как прежде?
  • Да. Конечно, - улыбнулась Монаэль. - Дот'тир.

И тогда со смесью глубочайшего удивления и облегчения друид скинула оставшийся груз с души.

Глава 4. Под контролем

Это снова повторялось. Сначала боль накатывала волнами, затем приходило осознание, что это уже не ты, а кто-то другой управляет твоим телом. Ну и под конец сознание полностью подчиняется чужой воле – и ты не можешь отвечать за свои действия… Самое противное в этом, как ни странно, не подконтрольность. Наоборот, это вселяет чувство эйфории, способности на время скинуть тяжкий груз ответственности, забыть про проклятие. Хуже всего – когда тебя отпускают, и ты смутно припоминаешь, что делал последние несколько часов. Кого-то обидел, кого-то ударил, кого-то убил…

В последнее время это случалось все чаще. Слава син’дорай, за время путешествия еще не было ни одного последствия. Чувствуя очередной приступ, он успевал закрыться в каюте от людей – а чудище, результат проклятия, бессильно бесилось от невозможности выйти. Для большего – как то использование мощной магии – ему не хватало потенциала используемого тела. Монстр был готов уничтожить того, кто сотворил это с ними… А парень-то был явно не промах, что не скажешь по его внешнему виду. Какая-то доля разума еще осталась нетронутой пытками чудовища.

Пот стекал струйками по измученному лицу. Оседая по стене, он пытался вспомнить, что же произошло. В этот раз ему удалось вырваться… Что-то произошло, что-то страшное, непоправимое. В воспоминаниях крутили ужасные картины: чья-то боль, крики, испуганные вопли, кровь… много крови. Достав из-за пояса окровавленный нож, он долго удивленно смотрел на него, пытаясь вспомнить, что же произошло. Не может же быть так, что… Нет, конечно не может. Или?

Мгновенно вскочив с пола и, хоть тело тут же отозвалось тысячей впившихся иголок, сломя голову помчавшись за дверь, он увидел сквозь пелену, вставшую перед глазами, картину, сковавшую разум и тело.

Она лежала на влажных досках во всей своей беззащитности, неестественно раскинув руки. Она была сломана, словно дешевая кукла. Распахнутые глаза словно застыли в изумлении – нетрудно было догадаться, что они видели в последнюю секунду своей жизни. Кровь уже спеклась вокруг рваной раны на горле.

Взревев от бессилия, он бросился к ее телу, склонив голову.

  • Мертва… Я… убил ее… - он не мог в это поверить, хотя не раз уже убивал под действием проклятия. Но сейчас все было иначе. С ней все было иначе.

Почему он вынужден только терять?! С силой сжав бледное запястье, он старался вновь пережить новую смерть. За что он вынужден переживать это вновь и вновь?

Вокруг трагедии росла толпа людей, с задних рядов напирали, пытаясь разглядеть, что происходит на палубе. Но никто не решался подойти ближе – а что тут сделаешь? И пока неясно, как к этой смерти причастен эльф, что сидит рядом с ней…

Знакомый голос продрался сквозь толпу, называя всю ситуацию в целом нелестными словами.

  • Жалкие отродья болотной крысы, пропустите! Юбка Кел’тузада, что здесь происхо…? – высокая фигура выскочила в первые ряды и онемела от ужаса произошедшего. Она и правда выглядела такой неживой… Что-то всколыхнулось в душе вздорной девицы – ринувшись к телу и ошалевшему от шока эльфу, фигура попыталась прощупать пульс, как истинный целитель.
  • Что сидишь, клювом щелкаешь, чудило? Она еще жива! – внезапная спасительница положила руки на ослабшее бессознательное тело и стала шептать странные слова, закрыв глаза. Спустя десять минут руки оторвались от живота пострадавшей, а целитель устало вздохнула.
  • Отнеси ее в каюту и будь готов все объяснить, - исподлобья посмотрела спасительница на эльфа. Оглянувшись на изумленную ничего не понимающую толпу, она двинулась вслед за эльфом с мертвым от ужаса лицом и с ношей на руках.
* * *

Она очнулась через пару часов. Слабая, но все еще живая. Перед глазами до сих пор стоял туман, но сквозь него виднелись неясные силуэты двух существ. Их она узнала сразу, но не могла поверить – все казалось каким-то миражом, существующим лишь в ее воображении. А существовала ли она вообще, или ее давно встретили духи умерших?

  • Эй, как ты? – тихий, заботливый голос прорвался сквозь сознание. Ну точно мертва! Эта чокнутая троллиха не может так волноваться за нее! А этот, рядом сидящий эльф? Это «племянничек», что ли? Что вообще произошло? Кажется, ее убили… Но она явно жива, лежит сейчас на твердой, но вполне осязаемой кровати. Выходит, помощь подоспела вовремя.
  • Что, Доттир, кошки и лечить умеют? – с усмешкой и хрипотцой в голосе попыталась съехидничать Мона. Но благодарность явно прослеживалась в ее голосе.

И тогда друид с облегчением вздохнула, с улыбкой посмотрев на эльфийку. Затем, переглянувшись с виновником нынешнего состояния Монаэль, Троллиха дала ему знак, мол, надо выйти, поговорить. Не то чтобы сейчас друид могла порвать любого за эльфийку - все они не были друзьями... Но и разобраться в странном поведении мальчишки стоило.

На палубе уже было пусто - все разошлись, огорченные концовкой "представления". Дот'тир круто развернулась и строго посмотрела в лицо гоблинову племяннику. Тот смотрел на девушку со смесью сожаления и вызова.

  • Ничего не хочешь рассказать? - сурово спросила троллиха. Во взгляде ее было предупреждение: "Только попробуй выкинуть какую-нибудь из своих штучек или опять притвориться дурачком! Теперь мне про тебя многое известно!" Но на самом деле не столь уж и многое - иначе не стояли бы они сейчас здесь, буравя друг друга взглядами.

Эльф молчал, не отводя взгляд. Вообще-то, он не знал, стоит ли рассказывать о проклятии кому бы то ни было. О нем знал лишь дядя, который и не был настоящим и который, вероятнее всего, воспользовался случаем и сбагрил эльфа двум алчным до дракончиков девицам.

И он промолчал. И неизвестно до чего бы это дошло, - уж очень вспыльчивой была Дот'тир - но тут из каюты мага вышла путешествующая с этим кораблем знахарка, оставшаяся подлечить раны эльфийки, и сообщила, что ее необходимо подменить - с пациентом пока следовало находиться постоянно в силу ее тяжелого состояния. Кинув последний уничижающий взгляд на эльфа, троллиха первая вернулась в каюту.

Мона была довольно бледной даже для кровавой эльфийки - почти что серой от большой потери крови. Но все же она пыталась казаться бодрее и здоровее, чем есть, особенно, когда увидела на пороге друида. Кое-что уже всплывало в памяти пострадавшей, и от вида вошедшего следом эльфа глаза Монаэль расширились от страха.

  • Не фони, уйди куда-нибудь, - буркнула эльфу Дот'тир. Тот покинул помещение. Троллиха пытливо посмотрела на эльфийку. Вообще-то, волновал девушку один вопрос, который она пыталась задать со вчерашнего дня. Но как-то не вышло... А сегодня Мона Тайная была не в том положении, чтобы отвечать на сложные вопросы. И друид решила подождать еще, пока ее спутница окончательно не поправится. Но та, похоже, заметила озабоченный взгляд троллихи и не преминула спросить, в чем же дело.
  • Да так, ни в чем... Потом спрошу. Какие там компрессы из льда тебе прописали? - кажется, даже сейчас Дот'тир с трудом могла забыть недавний случай и сломанный клык.
  • Ха-ха, как смешно... - устало произнесла Монаэль. - Давай выкладывай, что там у тебя.

И любопытство друида плюс настойчивость эльфики сделали свое дело.

  • Откуда ты знаешь мое имя? - вот так сходу, потому как не любила троллиха долгих вступлений. Кажется, именно этого вопроса больше всего ожидала маг и больше всего его опасалась. Да, она все еще не знала, как это объяснить друиду, и жалела, что имя все же сорвалось с ее языка. У всех были свои секреты...
  • Не помню, услышала где-то в городе... - отвела взгляд Мона. - Извини, я что-то устала... - девушка повернулась на бок спиной к троллихе, но глаз так и не закрыла. Сейчас ее мучили не боли по всему телу, а странные отношения с этой девицей, перешедшие на новый уровень, еще более странный и запутанный. А также родное прошлое, которое преследовало ее по пятам.

Дот'тир же прекрасно осознавала, что слова магички были всего лишь неумелой отмазкой. И пообещала себе, что обязательно выяснит, что творится с ее спутниками. Дождавшись знахарку, девушка вышла из каюты на палубу. Уже успело стемнеть, и в покачивающейся глади бескрайнего моря отражались мириады звезд, усыпавших такое же темное небо...

Глава 5. Тайны эльфов

Утро началось с гудка пароходной сирены (уж на что только не способны эти гоблины) и активного шевеления на палубе. Мона чувствовала, что у нее начинается мигрень после недавнего нападения. Конечно, она уже успела оправиться, да и раны с ушибами зажили благодаря заботе корабельной знахарки, но все равно в теле была слабость. А Доттир все шутила, что пара кружек лучшего эля Пиратской Бухты - и всю слабость как рукой снимет. Все оставшиеся до приезда в пристанище пиратов и охотников за сокровищами дни "племянник гоблина" старался не попадаться на глаза девушкам во избежание ненужных расспросов. Все время до прибытия он отсиживался в своей каюте, но Монаэль не было до него никакого дела, в отличие от Доттир. Да, троллиха не оставляла попыток выяснить происходящее вокруг - ведь, казалось, у всех здесь были секреты, кроме нее самой. И, в отсутствие каких-либо событий, друид все чаще сидела и размышляла, строя догадки и предположения - одна безумнее другой. Но вот, наконец, скучные дни в море закончились, и пора было продолжать неблизкий путь. Им предстояло пройти через Восточные королевства, и, конечно, через земли Альянса. Но сначала туда нужно было добраться живыми...

Небольшой процессией пассажиры спустились с корабля по трапу и сразу же были окружены всевозможными предложениями о жилье, товаре и прочих услугах весьма сомнительного содержания. Однако, Доттир не стоило труда пробраться через всю эту толпу, потянув за собой и своих спутников - одного только предупреждающего взгляда хватило. Как и обещала, троллиха потащила эльфийку прямо в местную таверну, явно уверенная, что стоит задержаться в бухте, отдохнуть денек, набраться сил... Приятно было вновь ощущать твердую землю под ногами, несмотря на то, что поселение было, по большей части, построено на воде.

Эльф, плетущийся позади девушек, осматривал местность. Он был здесь впервые, или считал так... Во всяком случае, он не помнил этого места, хоть и предполагал, что наложенное проклятие могло стереть многие воспоминания. Взгляд сразу бросался на разбитую статую гоблина, в которой, по слухам, нашли несметные сокровища. Конечно, надеяться там уже было не на что - все, кто желал, выгребли полость монумента подчистую. Вообще было странно, что спустя много лет существования Пиратской Бухты количество страждущих богатств так и не поубавилось. Казалось, здесь уже нечего искать... Но каждый вечер пьяные дебоширы устраивали в поселении погром, от которого наутро шаткие домишки все больше косились к морю.

После нашествия Черного дракона здесь тем более безостановочно шел вечный ремонт. К многоэтажным пирамидам домов добавлялись новые, старые же укреплялись. Самым устойчивым местом здесь была "жемчужина" бухты - таверна. Так и сумбурная компания завалилась в помещение, наполненное спертым воздухом, прокуренными одеждами и запахом рыбы.

На вошедших мало кто обратил внимания - только парочка нервных орков, да в хлам напившихся дворфов - но эти искали себе компанию, с корой можно продолжить веселье. Именно они пытались подозвать девушек и эльфа к себе за стол приглашающим жестом, но столкнулись руками и принялись ругаться на чем свет стоит.

Троица уселась за свободный столик в самом дальнем конце помещения и заказала три кружки крепкого напитка. К сожалению, местный эль оказался таким гадким, что его было невозможно пить без закуски. Пришлось раскошелиться и на пару крупных копченых рыбин - единственного вида закуски в этом вонючем месте. После получаса, за которые Мона успела пару раз подавиться, Доттир в неприязни к здешнему пиву и всей Пиратской бухте в целом обплевать весь стол и сидящего напротив эльфа, а последний втихаря вылить содержимое своей кружки в стоящий рядом чахлый цветок, троллиха решила, что дальше здесь рассиживаться нет смысла.

Путешественники хотели как можно скорее покинуть это неприятное местечко, но на улице уже порядком стемнело, а выходить в джунгли Тернистой долины на ночь глядя было бы полным безумием. Да и требовалось подыскать "грузу" в лице эльфа транспорт - прокатного волка пришлось вернуть в Оргриммар еще из Кабестана, а своих верховых животных эльфийка и троллиха взяли с собой. Решив, что всем этим лучше заняться с утра, компания отправилась спать на постели, вонявшие плесенью и сыростью.

В комнате, которая по сути была каютой части старого корабля, было неприятно и даже жутко. Впрочем, что еще можно было ждать от Бухты, населенной разбойниками и пиратами? Доттир окинула Мону оценивающим взглядом.

  • Что-то ты не ахти выглядишь, - попыталась подначить эльфийку троллиха. Но Монаэль лишь исподлобья посмотрела на спутницу, своим видом говоря "ха-ха, как смешно". Доттир лишь пожала плечами - эти вечные разборки с магичкой начали ей надоедать.
  • Как думаешь, наше путешествие еще имеет смысл? Мы, конечно, алчно накинулись на дракончиков, но выполнит ли гоблин обещанное? - казалось, эта мысль давно уже терзала друида.
  • Не стоит считать гоблинов нарушителями собственного обещания. Конечно, эти зеленые хмыри - те еще пройдохи, но слово свое они держат. Иначе давно бы уже слетели с верхов мирового рынка... Другое дело, считает ли коротышка, что мы доберемся обратно живыми, а не разобранными по кусочкам, завернутые в подарочную упаковку, - хмыкнула Мона, расстилая постель.
  • Тогда мы просто обязаны вернуться после избавления от этого странного типа в Луносвете! - заявила Доттир, уже предвкушая удовольствие от одного вида физиономии гоблина, понявшего, что его план с треском провалился.

Девушки не спешили ложиться спать в непривлекательные объятия плесневелых простынь. Поэтому они еще долго обсуждали дальнейший путь через джунгли Тернистой Долины на сервер Восточных Королевств. Но вскоре сон сморил эльфийку с троллихой, и они уснули прямо за столом...

* * *

Наступившее утро не предвещало ничего хорошего. У Доттир ломило все тело после ночи вне кровати. Мона, которой тоже плохо спалось, сжалилась над друидом и предложила ей пару своих бодрящих настоек, завалявшихся в кармане. Завтрак все в той же таверне прошел сонно и вяло. Каждому из троицы уже не терпелось выбраться из Бухты. Но сначала следовало найти подходящий транспорт для эльфа.

Смахнув крошки черствого хлеба с лица, Доттир со скрипом отодвинула стул и направилась к хозяину таверны. После недолгих разговоров девушка положила на стол пару золотых монет и довольная вернулась к спутникам.

  • Радуйся, я нашла тебе неплохую лошадку за символическую плату, - бросила друид эльфу. Но тот не проявил должного участия, смотря задумчиво куда-то вдаль. Хотя Доттир не могла не считать, что идиота из себя "племянничек" строил только специально, троллиха замечала, что после его раскрытия эльф продолжает порой вести себя странно.

Намереваясь продолжить неприятное путешествие, которое с каждым днем доставляло все меньше радости, трое двинулись к выходу из помещения. Но в этот момент в узкий дверной проем решил пробраться человек. Его манера двигаться, одежда сразу давали понять, что этому типу доверять не стоит. Впрочем, удивляться нечему - это не первый разбойник или пират, которого они здесь видели. Приличных людей в Пиратской Бухте было меньше, чем доброты в чернокнижнике.

  • Ох, прошу прощения, госпожа, - искренним тоном вежливо произнес человек, склоняясь в поклоне перед Монаэль, на которую так неудачно налетел. Эльфийка же, гордо подняв голову, прошествовала мимо бандита.

Выйдя на улицу, Доттир вдохнула солоноватый воздух. Это было лучше душной таверны, хоть и не внушало чувства свежести. Им нужно было подняться на верхний ярус поселения, где их уже ждал конь для эльфа.

"Опять гоблины.." - Доттир уже тошнило от их зеленых морд, но что поделать - пришлось еще задержаться на несколько минут, чтобы оформить лошадь "по стандарту", как выражался продавец скакунов.

  • Имя? - требовательно спросил гоблин эльфа, глядя на того снизу вверх. Эльф на секунду задумался. Он не помнил своего имени, а названный дядька звал его каким-то ужасным гоблиновым прозвищем, которое нерадивый племянник так и не мог запомнить. Тогда он произнес то имя, которое пришло ему на ум и которое казалось подходящим для эльфа крови:
  • Мэлорн.

Продавец кивнул и вписал корявым почерком в ведомость эльфа под его новым именем. Мэлорна еще долго расспрашивали, причем некоторые вопросы казались совсем неуместными или даже глупыми. Но тот покорно отвечал, изредка возводя глаза к небу.

Доттир перестала вникать в суть беседы эльфа и гоблина, поэтому она заметила, как Монаэль стояла в паре метров с отрешенным выражением лица. Что могло повергнуть девушку в такой шок?

  • ...Мона! Монаэль!! Монти!!! - троллиха пощелкала перед лицом эльфийки, когда та, наконец, очнулась. - Что случилось? - друид говорила членораздельно, будто маг начисто лишилась рассудка.
  • Я не могу колдовать. Даже простую еду создать не могу! - в голосе эльфийки прослеживались истеричные нотки. - Ты понимаешь, что это значит? У меня украли его! Нигде нет!! - теперь Мона по-настоящему истерила, и что бы ни было украдено, это было значимо для мага.
  • Так, успокойся. Давай по порядку. Что у тебя украли? - Доттир не собиралась психовать.
  • Камень магии. В нем заключена сила Солнечного Колодца... Часть силы. Откуда я, по-твоему, магию черпаю? Я же кровавая эльфийка! - разозлилась Мона, видя непонимающее лицо друида. Но, кажется, придется потратить еще время, чтобы объяснить троллихе суть происходящего.
  • Ты знаешь, что за магию всегда приходится платить чем-то? Чернокнижники продают свою душу Тьме, которая выжигает их изнутри, оставляя лишь злобу... Мы же, эльфы крови, за свои привязанность к магии уже заплатили. Своей сущностью, своей зависимостью. Нам постоянно приходится контролировать себя, но вместе с этим мы должны иметь источник магии, связь с ним, - торопливо говорила Монаэль.
  • Хм, а я ничем не платила, - возразила Доттир.
  • Ты не маг, дорогуша. Силы стихий, природы - не магия. У вас гармоничный симбиоз - вы уважаете и чтите их законы, а они взамен дают вам право пользоваться их силами. Не понимаю, как ты могла этого не знать, - презрительно отрезала эльфийка.
  • А, ну да, кажется наставница что-то такое говорила мне... - почесала в затылке троллиха. - А ты без этого камня совсем никак, да?.. - но Доттир уже знала ответ на этот риторический вопрос.
  • Конечно, нет! Либо мы до Луносвета идем без моей поддержки, либо срочно ищем вора! Но я больше склоняюсь ко второму варианту, потому что... потому что из всех нас я более опытна и смогу помочь, если вы двое попадете в переделку! - пафосно закончила маг, но Мэлорн, наконец отделавшийся от гоблина, поломал всю превосходную речь Моны:
  • Она хотела сказать, что у нее начнется ломка без магии, - в следующую секунду эльфу пришлось скрыться за телом своей новой лошадки, потому что злая Монаэль решила побить парня своим посохом.
  • Здесь нечего стыдиться, Мона. Это наша суть, такие уж мы... Тебя питаю твои же силы, меня - проклятие, что держит меня, - первый раз при девушках эльф произнес столько много связных слов, что эльфийка даже ошалела.
  • Ну что ж, раз все успокоились... Камень-то искать будем?! Монти, вспомни-ка, кто мог его забрать? - взяла дело в свои руки Доттир.
  • Хм, даже не знаю... Хотя, стой... Этот галантный бандит в таверне... Да, точно он! Отвлек мое внимание, вот хлыст проворный! - а дальше Монаэль разразилась целой тирадой ругательств на эльфийском, от которых уши Мэлорна сворачивались в трубочку - он даже и не мог предположить, что эльфийки умеют так виртуозно ругаться.
* * *
  • Мой лорд... Я нашел это у одного из постояльцев таверны. Может ли это как-то пригодиться Вам? - с протянутой руки вещь слетела будто сама собой, хотя в последнюю секунду человеку показалось, будто что-то холодное коснулось его ладони.
  • Что ж, совсем неплохо... - проскрипел из темноты чей-то голос. Лорда Атрэуса никто из его свиты не видел, не говоря уже о наемниках. - Я заберу это.
  • Хм, мой лорд... Я бы не отказался от небольшой оплаты за подарок... - робко пропищал человек. Его карточные долги были уже слишком велики, чтобы он не мог позволить себе долю дерзости перед хозяином.
  • Оплата? Что ж, я вознагражу тебя, о да... - неприятных смех заполнил тесное пространство с сырыми стенами и залитым водой полом. - Стражи! Выполните волю своего господина!

Тут же разбойника обвили какие-то не то щупальца, не то лианы - в темноте было не различить - и потащили прочь из комнаты. Сквозь вопли "Неет! Нет! Пощадите!" раздавался хриплый хохот лорда Атрэуса...

Глава 6. Охотница

«...И вспыхнут в ночи костры,
Сквозь ветви, пустые стволы
Там ждут меня эльфы,
Там струны звенят,
Приветствуя праздник весны».
Айрэ и Саруман «Мирквуд»

В славном эльфийском городе Дарнас всегда царила таинственная атмосфера, но сегодня под ветвями молодых деревьев, раскинувших свои корни по всему Тельдрассилу, чувствовалась легкость и непринужденность. Веселая музыка была слышна одновременно отовсюду - словно сотни невидимых ночных огоньков взяли по маленькому музыкальному инструменту. В самом разгаре шел Лунный фестиваль, распространившийся далеко за пределы Лунной Поляны - традиционной хозяйки этого празднества. В небе взрывались сотни хлопушек и фейерверков, рассыпаясь мириадами искр, праздничные напитки текли рекой, а столы ломились от яств.

В Храме Луны было чуть более спокойней и степенней - верховная жрица Тиранда Шепот Ветра принимала высокопоставленных гостей. В последнее время на ее хрупкие плечи все чаще ложились обязанности по "связям с общественностью"; верховный друид Малфурион Ярость Бури был вынужден оставить свою возлюбленную и заняться более глобальными задачами по спасению мира. Тиранда же не переставала волноваться за мужа, хоть и понимала всю важность и необходимость помощи друида Азероту. Однако, это понимание не могло помочь ей смириться.

В Храме тут и там велись светские, но от этого не менее непринужденные беседы, а сама хозяйка одаривала гостей очаровательной улыбкой. Казалось, в этот день ночные эльфы возвращались к своим истокам, вспоминая свое прошлое. И пусть праздник Луны коснулся всего Азерота, этот день был именно праздником ночных эльфов, чья связь с богиней Элуной была наиболее сильна.

Тиранда вышла за пределы Храма и взглянула на небо - луна уже взошла. Значит, скоро самое время... Казалось, жрица ждала кого-то. И ей явно не хотелось принимать этого кого-то перед всеми гостями.

В тени деревьев, окружавших Храм, послышалось шуршание листвы. Тиранда улыбнулась - если источник шума хотел бы остаться незамеченным, ему бы это удалось - эльфы славились своей способностью маскироваться в ночи. Тиранда сделала шаг навстречу шуму, и из темноты вынырнул силуэт эльфийки со смуглой кожей. Ее одежда была легка, как легкое дуновение ветра, но за спиной висел полный колчан и резной лук.

  • Я знала, что ты придешь, Веленсия, - чуть улыбнулась верховная жрица. Охотница была немногословна и лишь учтиво поклонилась в знак приветствия. - Где же твой верный друг? - Тиранда Шепот Ветра посмотрела на редко пустующее место подле девушки.
  • Не сочла пристойным приводить Бэга на почетное мероприятие, - вежливо ответила Веленсия, но в глазах ее сверкнули бесенята.
  • Ну, ты же все равно не зайдешь в эти двери, - могло показаться, что сама жрица не хочет пускать еще одного гостя в Храм.
  • Да, попрошу избавить меня от этой сомнительной чести, госпожа, да ведь и я тороплюсь, - скрытое издевательство в голосе охотницы было почти неуловимо, но Тиранда даже не показала виду, что слова собеседницы были слишком язвительны для верховной жрицы.
  • Ты же прекрасно знаешь, зачем я ждала тебя здесь. Сегодня Лунный фестиваль, и Лунная поляна... - начала было Тиранда, но Веленсия резко оборвала ее.
  • Ой, не начинай... Я уже двести раз это слышала, но у меня по прежнему нет желания тащиться туда с ними, - на последнем слове прекрасное личико Веленсии скривилось в явном отвращении к непроизносимым в разговоре, но прекрасно знакомым обеим сторонам "ним".
  • Прости, но, кажется, у тебя нет выбора, - огорченно развела руками Тиранда. - И ты это прекрасно понимаешь. - Охотница лишь сокрушенно кивнула, в тайне надеясь, что появится какое-то внезапное решение, и не придется делать то, что было предрешено уже сотни лет назад.
  • Тогда отправляйся сегодня же, - поторопила девушку Тиранда, вновь тепло улыбнувшись. Жаль, что все те многочисленные гости, ожидавшие хозяйку в Храме Луны, никогда не смогут увидеть этой теплоты в ее взгляде, которым жрица смотрела лишь на своих близких и дорогих людей.

Тень охотницы лишь раз мелькнула в ночи, и Тиранда была уверена, что никто другой не справится с важной миссией лучше, чем Веленсия. Но на душе жрицы все равно было тревожное беспокойство, которое, наверное, уже никогда не утихнет... Тиранда развернулась и вошла в Храм, все так же ослепительно, но холодно улыбаясь своим гостям.

* * *

Ее легкая поступь привлекла внимание небольшого отряда элитных бойцов, которых отправляли только на самые ответственные задания, исход которых был важен если не для всего Азерота, то для всех ночных эльфов точно. Как по команде, воины отдали честь своему капитану, которая лишь кивнула. Это было не похоже на нее - лицо эльфийки выражало крайнюю степень озабоченности и волнения.

  • Капитан Веленсия! Отряд готов выступать! - с энтузиазмом в голосе проговорил один из воинов. Эти парни любили свою работу, уважали своего капитана, но охотница лишь помотала головой.
  • Нет, ребята, сегодня я плыву одна.

Под удивленные и даже несколько обиженные взгляды эльфов Веленсия ступила на трап дарнасского корабля, чтобы отчалить прямо к Пиратской Бухте. Кажется, впервые задание верховной жрицы не приносило ни удовольствия, ни радости.

В знак приветствия кивая матросам, охотница удалилась в свою каюту, и только там смогла, наконец, дать выход давно мучавшим ее чувствам.

  • Какого черта я должна помогать каким-то ордынским отродьям?! - Веленсия ударила кулачком по стене каюты так, что закачалась картина с изображенным на ней морем, что висела над головой девушки. Но опасность получить острым углом по макушке была проигнорирована разгневанной эльфийкой. - Эти сопляки не могут сами справиться со своими проблемами? Могли бы послать кого-нибудь из Штормграда - вот где дипломаты сидят... Эльфы, тролли - ненавижу! - в порыве эмоций Веленсия схватила со стола какую-то статуэтку и запустила ей в дверь каюты.

Один из матросов, зашедший проведать капитана в неподходящий момент, едва успел отскочить от внезапного предмета, нацелившегося ему в голову. Кажется, эта ситуация немного поумерила пыл Веленсии, и та даже извинилась, спросив, чем обязана визиту.

  • Мы просто услышали шум из вашей каюты и заволновались, - матрос уже сам жалел, что решился зайти сюда. Нет, капитан Веленсия не была суровой, иногда она даже любила пошутить со своей командой, но настроение ночной эльфйки было слишком переменчивым, и любая досада могла вывести ее из себя.
  • Со мной все в порядке, идите и занимайтесь своими делами. Нам нужно как можно быстрее попасть в Бухту, - при одном упоминании своего задания лицо охотницы вновь выдало презрение, но делать было нечего - и эльфийка начинала уже смиряться с неожиданными решениями Тиранды.

Тиранда... Сколько веков они уже были знакомы? Казалось, вечность. Верховная жрица - тогда еще почти девочка - очень тяжело переживала предательство Иллидана, и может все бы обернулось иначе, но на горизонте жизни эльфийки появилась сильная и так необходимая в тот момент Веленсия. Ее буйный характер, так и не утихший за многие года, стал опорой и спасением для Тиранды, уже было совсем отчаявшейся. Именно Веленсия заново поднимала подругу на ноги, вселяла новую надежду в ее жизнь. Да, они были лучшими подругами, и после возвышения Тиранды по прежнему оставались близки друг другу.

Тиранда не могла не перестать переживать - по любому поводу: за свой народ, за их отношения с Вел, за мир... Кажется, старые раны давно закрылись благодаря заботе охотницы, но они лишь были присыпаны пеплом прошлого. И от этого на душе жрицы становилось не легче. А Вел - она всегда делала вид, будто ей отвратительна сама мысль о добрых делах. Но Тиранда видела подругу насквозь, и именно поэтому отправила ее на такое задание. И Тиранда тоже чувствовала ее боль. Этим они были повязаны - незалечимой душевной травмой, предательством любимого человека. Но Вел так тщательно скрывала свою боль, что лишь одна ее подруга смогла углядеть, распознать и раскрыть ее. И Веленсия продолжала жить со своей раной и виной, пока Ти пыталась годами излечить ее душу.

Тревожные воспоминания вновь нахлынули волной, заставляя захлебываться в них. О, как старательно Веленсия пыталась забыть о том, что случилось так давно! Но некоторые раны не заживают никогда. И Вел ненавидела свою почти бессмертную жизнь, снова и снова бросаясь навстречу опасностям, лишь бы отогнать неприятные мысли прочь. И эльфийка чувствовала, что предстоящую неделю путешествия она проведет в объятиях прошлого.

* * *

Корабль Дарнаса обогнул порт Пиратской Бухты и причалил к скрытому строительными лесами и высокогорьем берегу. Им ни к чему было лишнее внимание. Матросы остались охранять судно от пиратов, а сама Веленсия отправилась в пекло городка - таверну. Конечно, в Бухте давно перестали обращать внимание на странных личностей, но охотница решила привлекать к себе поменьше внимания, накинув длинный меховой плащ с капюшоном, скрыв им лук и пару кинжалов. Бэг же бродил где-то неподалеку, готовый примчаться на первый зов хозяйки.

Эльфийка уселась за самый дальний столик, надеясь, что не получит порцию мужских взглядов в свою сторону. Улыбчивая официантка вскоре принесла кружку безалкогольного нектара - ни к чему было мутить свой рассудок в разгар задания, хотя сейчас девушке так этого хотелось. С корабля она сошла настолько измученной, что матросы подумали, не началась ли у их капитана морская болезнь. Они уже давно это подозревали, даже не догадываясь о том, что море всегда навевало на Веленсию тягостные мысли.

Скрытые капюшоном глаза эльфийки настороженно следили за залом и его посетителями, а длинные уши четко ловили каждый звук, пытаясь различить разговоры. Веселые бредни подвыпивших человека и дворфа, женская незатейливая болтовня за соседним столиком - и нигде ни слова о искомой троице. Видимо, эта банда олухов так и не смогла привлечь к себе должного внимания... А может, просто не казалась никому интересной.

Веленсия уже собралась уходить, доставая из внутреннего кармана плаща пару медных за напиток, как заметила только что вошедшего гоблина, деловито направляющегося к своему торговому партнеру. То, что та парочка пришла сюда не мило побеседовать за кружкой крепкого эля, охотница поняла сразу. Да и разве гоблины могут говорить о чем-то, кроме сделок?

Новый посетитель протянул собеседнику мешочек, недвусмысленно звякнувший при передаче. До Вел донеслись обрывки разговора:

  • ...странному типу! Он так и разинул рот, будто в жизни лошади не видел! А потом та фифа эльфийская чуть не побила его своим посохом! Представляешь? Да я бы сам этой дубинки с рогами испугался, ежели бы она мне светила. Кстати, кажется, у этой девицы что-то украли, надеюсь, это не кто-то из твоих людей - я не хочу быть заляпанным грязью твоей репутации, - и два гоблина разошлись смехом. Они говорили что-то еще, но Веленсия уже услышала то, что хотела. Почти бегом метнувшись из таверны, она легким свистом подозвала Бега, почти мгновенно оказавшегося рядом - и два силуэта, будто тени, помчались прочь из этого адского местечка.
* * *

В полузатопленной пещере витал затхлый воздух с примесью рыбьей чешуи. С покрытых плесенью и мхом стен свисали темные бесформенные комки, мало напоминающие живые организмы, которыми когда-то были. Но самым жутким, до мурашек по коже, было полное отсутствие каких-либо звуков. Мертвая тишина давила на уши, заставляя нервно озираться вокруг в ежесекундном ожидании нападения со спины.

В дальнем конце пещеры - которая оказалась лишь холлом большого "дома" - черной дырой зиял туннель, приглашая в свои прохладные объятия. Несколько метров полной тишины и темноты, раздвигаемой лишь парой светящихся лунным светом глаз, тянулись вечность.

И тут на них обрушился шквал звуков. На самом деле, не было в них никаких отголосков резни, борьбы или криков... Просто шум капающей воды, но, спустя десяток минут безмолвности, эти падающие капли отдавались громом в ушах.

Их неподвижные тела были разбросаны по разным концам пещеры - чья-то огромная сила расшвыряла их, будто легчайшие тряпки. Неестественно изогнутые руки и ноги, словно неумелый мастер кое-как собрал кукол... И ни намека на того, кто посмел это сделать.

  • Опоздала... - ошарашенно глядя на эту картину, прошептала Веленсия. Бэг печально заскулил рядом.

Глава 7. Последний бой

Пробуждение было резким и неприятным. Словно твой обретенный вечный покой был жестоко нарушен, будто кто-то вырвал тебя из объятий смерти и беспардонно впихнул в жизнь. Болело все, даже, кажется, волосы ныли. Доттир, похоже, лежала - это было трудно определить из-за нарастающей головной боли. Попытка подняться или даже изменить положение тела обернулась крахом и головокружением. Тогда троллиха попыталась хотя бы понять, где находится. Облепленные сгнившей плотью стены были смутно знакомы... Вообще, девушка не помнила, что с ней произошло за последний час. Но и лежать просто так, беспомощно, было не в привычке друида.

  • Эй! Есть здесь кто-нибудь? - Доттир не узнала своего голоса, прозвучавшего будто со стороны. Но обращение было услышано, и где-то справа раздались шаги, так гулко отдававшиеся в пещере.

Троллихе удалось сфокусироваться на расплывчатом силуэте и понять, что над ней склонилась ночная эльфийка. Альянс! Силы взялись из ниоткуда словно по волшебству, и друид уже спустя секунду стояла на ногах, чуть пошатываясь, но вполне готовая обороняться.

  • Стой где стоишь! В плен меня взять надумала? Не выйдет! - троллиха, скалив клыки, злобно смотрела на противницу. Но та лишь изумленно подняла брови.
  • Ты чего? Какой плен? Я спасла тебя и твоих друзей! Права я была, эта троица просто сумасшедшая... Особенно эта девица, - последние фразы эльфийка пробурчала себе под нос. Но просто так ей верить не собирались.
  • Они мне не друзья! И где они? И вообще, где мы находимся, что это за место? - Доттир по-прежнему держала защитную позицию, не доверяя новой знакомой.
  • А ты не помнишь?.. Я тоже бы хотела получить ответ на этот вопрос. А что насчет твоих дру... товарищей, то посмотри вокруг себя, - с ухмылкой произнесла эльфийка, показав рукой за спину друида.

Опрометчиво было так резко оборачиваться назад, позабыв про соперника, но атаки не было. Зато были два эльфа - Мона и Мэлорн, лежащие без сознания, но определенно живые. Доттир с перекошенной гримасой вновь повернулась к незнакомке.

  • С ними все в порядке, просто твой дух оказался сильнее. Они скоро очнутся, - спокойной произнесла девушка, нисколько не страшась гнева друида.
  • Что произошло? Тебе придется вспомнить, - предупредительно сказала эльфийка, видя непонимание троллихи. - Я лишь знаю, что у Монаэль что-то украли - слышала, как два гоблина беседовали об этом в таверне. Я поспешила за вами.
  • Украли... Да, какой-то камень. Мы подозревали одного воришку, что столкнулся с нами в дверях "Старого моряка", но позже нигде не могли его найти... Однако его товарищ по "бизнесу" под моим напором выдал, что воришка направлялся в сторону этой пещеры для встречи с каким-то лордом... Помню, как мы пришли сюда. Дальше все, как в тумане, - развела руками Доттир. Ее и саму волновало, что же с ними случилось. - Но как ты нашла нас? И зачем спасла? Кто ты?
  • Веленсия. А ты Доттир, приятно познакомиться, - с удовлетворением смотрела охотница на изумленную такими познаниями незнакомки о первых встречных. Или... ее появление здесь не случайно? - Шла-шла, и нашла. Бэг прекрасно берет след, - Веленсия махнула в сторону ковырявшегося в мусоре саблезуба. - А вот вопросы "почему" не задают своим спасителям. Просто будь благодарна, что я оказалась в нужное время в нужном месте. И с нужным эликсиром... - Веленсия усмехнулась кончиком рта, слегка обнажив зубы.
  • Да уж, весьма сомнительно, когда тебя спасает альянсовское отребье, - буркнула Доттир, но чуткий слух ночной эльфийки это разобрал. Веленсия вскипела.
  • Да что ты понимаешь! Думаешь, оно мне надо бегать за вами?! Спасать от смерти... Учти, настанет момент, когда ваши опрометчивые головы некому будет защитить! И с чего Ти взяла, что именно эти бездари способны... - эмоциональный словесный поток был прерван в мгновение ока вставшим между охотницей и друидом Бэгом и предупреждающе зарычавшим на свою вспыльчивую хозяйку. Та замолчала, зло поглядывая на Доттир и пытаясь сообразить, много ли лишнего сболтнула. Плохо, что теперь троллиха смотрела со скрытым подозрением и жаждой все выяснить.
  • Думаю, дальше вы справитесь и без меня. Мое дело сделано, а здесь мне не рады, - язвительно заявила Веленсия и подозвала Бэга, поднимаясь с земли. "Чтоб я еще раз послушала Тиранду! Я ее убью, честное слово... А Малфуриону скажу, что это благодарные выжившие отплатили", - никакой долг не шел в сравнение с таким "спасибо", и охотнице было уже плевать на предназначение, на видения шаманов и предчувствия Верховной Жрицы... Она собиралась покинуть поле боя. Но тут знакомый голос, который эльфийка сейчас так ненавидела, прошептал в голове Веленсии: "Помоги им... Помоги Азероту!" Охотница сжала кулаки. Она не могла все бросить вот так, не могла уйти. Именно за это Верховная Жрица так ценила подругу.
  • Идем, разыщем вашего гада. Эти двое полежат здесь, я их спрячу, - Веленсия провела раскрытой ладонью над двумя телами эльфов, и тех скрыла прозрачная дымка, вскоре пропавшая вместе с Моной и Мэлорном. - Одна знакомая жрица научила меня кой-чему, - пояснила эльфийка. Доттир лишь презрительно усмехнулась.
* * *
  • Что это? - троллиха осторожно понюхала протянутый охотницей флакон.
  • Пей, не отрава, - видя недоверие во взгляде друида, Веленсия, вздохнув, добавила: - Зелье Выносливости. Оно придаст тебе сил.

Но как же не хотелось выяснять чьи-то проблемы! Как хотелось развернуться и уйти, повторяя себе, что мир обойдется и без них. Они всего лишь пешки, как и все, живущие на этой планете...

  • Слышишь? - доносящиеся звуки первой услышала друид, так как Веленсия была занята своими мыслями.

Гробовая тишина, нарушаемая шагами двух девушек, стала постепенно наполняться звуками, по мере того, как путники шли по извилистому коридору подземных ходов. Капающая вода, шуршание будто одежды по полу. Или змеи... Очень большой змеи.

Веленсия потянула Доттир на себя, потому что коридор заканчивался. Охотница прикрыла глаза и спроецировала свой взгляд в центр огромного зала, гораздо больше того, где она нашла безжизненные тела. Но то, что увидела эльфийка, заставило ее охнуть и отшатнуться. Это было слишком громко. Из зала раздался резкий голос:

  • Кто там? Приведите их сюда! - и Доттир с Веленсией влетели в комнату, наполненную мраком. По рукам и ногам обхваченные чем-то скользким, они не могли пошевелиться, лишь с ужасом наблюдая, как из темноты к ним выходит чья-то огромная тень. Веленсия хотела прикрыть глаза, но вместо этого смотрела на то, что видела Орлиным взглядом секунды назад. И вот вспыхнувший мертвенный свет показал им выступившую вперед фигуру...
  • Безликий!!! - страх сковал девушек не хуже держащих их щупалец.
  • Добро пожаловать в гости к лорду Атрэусу, - зловеще захохотал монстр.
* * *
  • И что теперь делать?! Это твоя вина! - заорала Доттир, безуспешно пытаясь выбраться из щупалец.
  • Не ори! Я пытаюсь что-нибудь придумать, - огрызнулась Веленсия.
  • Ха-ха-ха! Вам уже ничто и никто не поможет! Вы вторглись в мои владения и будете убиты, как были убиты многие до вас! Лорд Атрэус не щадит никого!!! - противный голос безликого многократно отражался от стен, усиливая эффект зловещести.
  • Так чего же ты ждешь? - крикнула охотница в лицо минстра, точнее, туда, где лицо должно было быть.
  • Вы что же, даже не будете молить о пощаде? - удивился безликий.
  • Такая козявка, как ты, того не стоит! Бэг!!! - что есть силы завопила эльфийка.
  • Зови-зови свою собачку, она не придет! Она бросила свою хозяйку, - издевательски произнес Атрэус и в следующую секунду завопил от боли. Девушки сразу почувствовали, как хватка щупалец ослабла, а потом вовсе отпустила их.
  • Бросила, говоришь? Бэг никогда меня не подводил, - Веленсия вскочила с земли, выхватывая из-за спины свой лук. Недаром она была закаленным веками бойцом, участвовавшим во многих сражениях и вылазках со своим элитным отрядом. Бэг продолжал наносить молниеносные атаки по ногам безликого, а тот вертелся, не понимая, как достать животное. Но один пинок настиг-таки саблезуба, и тот отлетел к сене, жалобно взвизгнув.
  • Доттир, помоги! Одной мне не справиться! - бросила в сторону троллихи Веленсия, быстрыми и отточенными движениями выхватывая очередную стрелу из колчана и кладя ее на тетиву.

А Доттир, признаться, растерялась с самого начала. Она все смотрела на разгорающуюся битву, не в силах сделать шаг и помочь эльфийке, и только ее очередной вопль вывел друида из оцепенения. Зелье действительно действовало. Силы были. Доттир чувствовала, как закипает кровь вместе с превращением в исполинского черного медведя, который тут же бросился на монстра, раздирая ему спину могучими лапами. Безликий никак не мог дотянуться до друида, чтобы скинуть его с себя. А Доттир вошла в раж и превратилась просто в машину для полосования врагов.

"Я не могу пробить его, стрелы отлетают! Не доводилось мне встречаться с безликими раньше один на один..." - попытки Веленсии найти слабое место Атрэуса были бесплодны.

Тогда охотница принялась вспоминать все, что знала об этих существах. Они прятались в своих пещерах, напоминавших утробы каких-то существ, и редко приходилось кому-то из живых пересекаться с ними. Этой троице определенно "везло"... Но где-то же должно быть их слабое место! Оно есть у всех...Толстая скользкая кожа, которую не могли пройти насквозь даже крепкие когти друида, не пропускала и стрелы охотницы. Это существо казалось непробиваемым, с торчащими из непредсказуемых мест отростками... И тут Веленсию осенило.

  • Бей по маленькому щупальцу у него на хребте! Повреди его!

Но сказать легче, чем сделать. Безликий тоже услышал этот крик. Он яростно взревел, ведь мало кто знал его секрет. Атрэус завертелся волчком, желая скинуть друида со своей спины, и Доттир все же не удержалась и слетела с безликого, ударившись о землю. Чудовище захохотало и двинулось на последнего оставшегося врага. Веленсия продолжала пускать стрелы, некоторые успевая заговаривать, и отходила назад, пока не уперлась спиной в хлюпнувшую стену. И вот монстр был настолько близко, что стрелять в упор стало невозможно. Но охотница не собиралась так просто сдаваться, хотя и понимала в глубине души, что бой один на один проигран. Кинжалы для такого огромного существа были просто зубочистками. Единственно верным способом победы был маленький отросток, но он был вне досягаемости.

Прижатая к стене и схваченная за горло, Веленсия задыхалась и даже не могла сказать ни слова. Да и кого было звать на помощь? Доттир и Бэг лежали без сознания...

  • Прощайся с жизнью, эльфийка.

Сколько раз она это делала за последнее тысячелетие? И сколько раз ей давали очередной шанс. Ти говорила, что Вел поистине бессмертна. Но в такую передрягу она еще не попадала - всегда рядом были союзники. Сейчас она осталась одна, совсем одна... Ее просто задушат, как котенка. В последнюю секунду своей жизни эльфийка видела мелькнувшую впереди тень. Они пришли за ней...

Но тут лорд Атрэус пошатнулся и стал заваливаться на бок. Он был крайне ошарашен, что кто-то сумел добраться до него. Тонны мышц сотрясли землю под упавшей Веленсией. Потирая отекшее горло, она оглядывалась в поисках того, кто стал ее спасителем.

За спиной безликого лежал Бэг с зажатым в пасти оторванным отростком.

Глава 8. Касание Смерти

Какие-то давящая тишина и сосущая пустота заполнили пещеру после битвы. Два раза за несколько минут потерять сознание - не было ли это слишком для Доттир? И сколько жизней стоила эта битва? Кашляя и не в силах подняться на ноги, Веленсия подползла к тому, кто всегда был самым верным ее другом, кто был ее спутником всю его жизнь, и кто сейчас стал их спасителем. Большой пятнистый кот тяжело дышал, по-прежнему сжимая в зубах слабый отросток безликого. Глаза Бэга выражали мучительную боль. Зверь плакал, и крупные шарики слез терялись в его темной шерсти. Он будто спрашивал свою хозяйку, почему ему так больно, почему его внутренности скручивает, словно жгут в тугой узел, почему он не чувствует своих лап...

Охотница знала ответ на эти вопросы. Знала она и то, что ее друг не выживет - темный, словно чернила, яд отростка уже попал в кровь Бэга, и его смерть - теперь лишь дело времени. Дорого платил тот, кто убивал безликого, откусывая его слабое место. Чернильный яд действовал медленно, заставляя жертву агонизировать несколько минут, умирать в страшных муках... Совсем скоро Бэг испытает такие невыносимые боли, от которых и человек сойдет с ума. Охотница не желала такой смерти своему верному другу, который никогда не оставлял свою хозяйку в беде, и на этот раз отдав свою жизнь за нее.

  • Бэг... - Веленсия дрожащими руками погладила саблезуба по загривку, по носу... Ее слезы смешивались со слезами зверя, который, кажется, не понимал, почему его морда мокрая. - Прости меня, Бэг... - последний удар проткнутого кинжалом сердца зверя затерялся в страшном вопле эльфийки, отразившегося многократно от сводов пещеры.
* * *

Тяжело, невыносимо больно терять близких. И неважно уже, кто это: твой сородич или зверь... Веленсия ценила животных больше, чем людей, эльфов, троллей - кого бы то ни было. И пусть она была охотницей - это помогло ей научиться ценить жизнь каждого живого существа. Потому что каждый в равной мере заслуживает жизни, и никто не вправе отнять ее просто так, только потому, что он может.

Ночная эльфийка со словно окаменевшим от горя лицом выходила из пещеры, неся на руках тяжелое тело друга. Но его тяжесть не могла сравниться с тяжестью на душе охотницы. Еле очухавшаяся Доттир шла следом, не окликая эльфийку и никак иначе не давая о себе знать, понимая, что сейчас Веленсия находится мыслями очень далеко.

Наверное, в нынешней ситуации никто бы и не вспомнил про оставшихся лежать невидимыми Мэлорна и Мону, если бы друид не споткнулась о них, когда слабость повела троллиху в сторону, заставив покачнуться и сменить траекторию движения. И так и остались бы эльфы невидимками, если бы прикосновение Доттир не сняло заклинания Веленсии. Кажется, эти двое только-только пришли в себя, пропустив всю битву. И Троллиха не упустила бы возможности пошутить по этому поводу, если бы не физически ощущавшийся повисший в воздухе траур.

  • Что... Что произошло?.. - Монаэль попыталась сесть, но резкая боль в голове и головокружение заставили ее изменить решение. Мэлорн же вообще не двигался, лишь изумленно моргая глазами и пытаясь осмотреться из горизонтального положения. Наверное, его ощущение было сродни тому, что голова раскололась на две части, которые раскатятся в стороны, если хозяин головы немного пошевельнется.
  • Вас здорово пришибло огромной темнофиолетовой гадиной... - тихо и кратко пояснила Доттир, оглядываясь в поисках Веленсии. Та неспешно, еле разбирая дорогу, словно в тумане, двигалась к выходу из лабиринта туннелей жилища безликого. - Не волнуйся, эта тварь уже мертва, - добавила друид и про себя подумала, что не только она...
  • А... ты нашла мой кристалл? - слабым голосом поинтересовалась эльфийка. Ох, все этой магичке только до своего кристалла! Может, Вел и не была им другом, скорее, врагом, но Доттир прекрасно понимала, каково это - терять близкого. Эгоистичная же Мона могла думать только о себе. Впрочем, эта злость на эльфийку была необоснованной, ведь та не знала ни о существовании охотницы, ни уж тем более о ее горе...
  • Кристалл? Ты знаешь, его не было в логове безликого... Хотя я и не смотрела толком. И вообще, твой камень - ты и заботься о его поисках! - грубо закончила Доттир, понимая, что совсем позабыла о цели их похода в эту пещеру. Получив от эльфийки полный презрения взгляд, друид поспешила догнать Веленсию, не обращая внимания на исчезающую в недрах туннеля Мону. Конечно, вполне вероятно, что в пещерах водились еще какие твари помимо уже убитой, с которыми лишенная магии Монаэль не смогла бы справиться, но троллиха злорадно подумала, что так ей и надо будет. Мэлорн же, растерянно посмотрев вслед разошедшимся в разные стороны девушкам, все никак не мог выбрать, за кем из них пойти, и, то ли, решив, что ему и тут хорошо, то ли не рискуя подняться, чтобы снова не упасть, остался лежать на хлюпающем полу, дожидаясь возвращения Монаэль.

Выйдя на воздух из затхлой пещеры, Доттир полной грудью вдохнула свежесть морского бриза. Поодаль, найдя небольшой ровный пустырь, над землей склонилась Веленсия. Троллиха не решилась приближаться, издалека наблюдая за погребением саблезуба.

"Земля, прими сына своего к себе, как ты однажды даровала ему жизнь, так и смерть пусть его навеки останется с тобой..." - Доттир не могла на таком расстоянии слышать, что говорит охотница, но они, тролли-друиды, именно такими словами провожали своих близких в последний путь. Может, Вел была настолько убита горем, что не могла сказать ни слова, просто молча стоя на коленях у могилы Бэга. И Доттир не знала, что ей делать. В обстоятельствах чужого горя всегда ощущаешь себя лишним, невольным свидетелем будто чего-то постыдного. Но в смерти нет ничего, чего надо стыдится. Равно как и нет чужого горя, когда кто-то умирает.

Осторожно подойдя к небольшой насыпи, которую успела сделать Веленсия, друид встала рядом с охотницей и помолчала, не зная, нужны ли эльфийке слова и куда деть свои руки. Поколебавшись, троллиха положила свою тяжелую ладонь на внешне хрупкое - на деле же сильное плечо Веленсии и тихо проговорила, с трудом сглотнув комок в горле:

  • Он был хорошим другом, я знаю. И отважным героем, чья смерть не была напрасной, - эльфийка подняла голову, с изумлением воззрившись на друида полными боли глазами, на ее лице виднелись сухие дорожки слез... А Доттир подняла руку и провела ею над могилой Бэга, и пустая земля покрылась травой и цветами.
  • Спасибо, - одними губами произнесла Веленсия и поднялась с цветущей земли. - Я сделала то, что должна была сделать. Теперь мне пора вернуться в Дарнас и доложиться Верховной Жрице. Незачем Монаэль видеть меня и вообще знать, что я была здесь, хорошо? - охотница серьезно смотрела на троллиху, пока та не кивнула в знак понимания. Сейчас Веленсии было легче пережить боль, сосредоточившись на делах и своем долге. И верить, что Бэг попал в лучший мир...

Одинокой тенью ночная эльфийка скользнула по острову, скрывшись за горой, в которой находилась злополучная пещера. Всего лишь через пару минут от Пиратской Бухты отчалил небольшой легкий эльфийский корабль, быстро превратившись в точку вдали. Почему-то с тяжестью на сердце Доттир провожала его взглядом и чувствовала, что они с Вел еще встретятся... Необычное чувство духовного родства завладело друидом после похорон Бэга. Троллиха еще постояла возле могилы саблезуба, пока не услышала, как из пещеры выходит Мона.

И как было ее не услышать? Ворча на Мэлорна, - скорей всего, потому, что больше не на кого было - Монаэль уверенной поступью двигалась к мосту, что соединял остров с постройками бухты, по пути что-то пряча в набедренную сумку. Доттир, выйдя из-за скалы, преградила эльфийке путь.

  • Ну и куда это мы направились? Уж не вздумала ли ты надуть меня со сделкой? - напористо, но вместе с тем хитро поинтересовалась друид.
  • А ты что, уже и соскучиться успела? - кажется, от вернувшегося кристалла Моне стало значительно лучше - пропали круги под глазами, да и общая слабость исчезла. Теперь эльфийка не была серого оттенка, вернув свою природную бледность.
  • Да не дождешься! Судя по твоему сарказму, камень свой ты вернула, - констатировала факт Доттир, первой двинувшись по мосту. Монаэль гордо и надменно пошла следом, делая вид, что ей с троллихой просто по пути. Завершающий процессию Мэлорн лишь пожал плечами и поспешил догнать девушек, поинтересовавшись словно в никуда:
  • Если там и правда был безликий, как Доттир удалось справиться с ним одной и остаться в живых?..
  • Ой, да ей просто повезло. Если, конечно, там действительно был безликий, в чем я сильно сомневаюсь... - язвительно ответила Мона, одной рукой как бы невзначай касаясь сумки, в которой лежал кристалл.

"Знала бы ты, как сильно ты ошибаешься..." - с горечью подумала друид, но не сказала ничего, помня о данном Веленсии обещании. Правду бы пришлось долго объяснять, и без упоминания охотницы и ее погибшего товарища вряд ли бы удалось обойтись.

* * *

Они благополучно добрались до таверны, решив выдвинуться в путь рано утром. Единогласно было принято решение отыскать какой-либо воздушный транспорт, иначе их путешествие вдоль всех Восточных Королевств продлится до самой старости путешественников. Да и забредать на территорию Альянса вовсе не хотелось.

Доттир еще долго ворочалась, погруженная в мысли о произошедшем за день. И она не заметила слабого свечения кристалла под одеялом Моны, равно как и ее напряженного во сне лица, по которому катились капли пота.

Продолжение следует...

Автор: Dottir

Известные факты

Род Бесконечности — это стая драконов, которая упорно пытается изменить историю в Пещерах Времени. В роду присутствуют все степени зрелости драконов, начиная от маленьких дракончиков, и заканчивая взрослыми особями. Цвет чешуи разнится от темно-серого/металлического до черного со странными трещинами. Также они покрыты крошечными черными частицами, и странное синее сияние пробивается через трещины.

Присутствуя в трех из четырех подземелий Пещер Времени, Род Бесконечности пытается изменить ключевые события в истории Азерота. В Старых Предгорьях Хиллсбрада они пытаются предотвратить побег Тралла, похитив Тарету. В Черных Топях они хотят не дать Медиву открыть портал в Дренор. В Очищении Стратхольма они пытаются скрыть от Артаса признаки чумы, дабы он не уничтожил город.

Природа и цели рода неизвестны, но слова Охотника Эпох говорят, что они служат таинственному хозяину.

В дополнении Wrath of the Lich King Хроми посылает игроков к Святилищу Бронзовых Драконов, чтобы они установили, кто же является главой рода Бесконечности. Там игроки видят и бронзовых, и бесконечных драконов, сражающихся друг с другом за контроль над Святилищем.

Ноздорму — глава Рода?

Как уже упоминалось выше, в дополнении появилось задание, связанное со Святилищем Драконов. В конце задания игроки видят давно отсутствовавшего Ноздорму, главу рода бронзовых драконов. Хроми говорит, что это странно, но отмахивается от этого, радуясь, что Ноздорму жив и здоров. Затем она добавляет, что он покинул стаю, не сказав никому, куда направляется и как долго будет отсутствовать.

Учитывая тот факт, что война с родом Бесконечности происходит как раз в отсутствие Ноздорму, а также смысл задания Хроми, можно предположить, что главой рода Бесконечности является сам Ноздорму. В пользу этой теории говорят поступки Ноздорму во времена Войны Древних. Он извиняется перед Кориалстразом за действия, которые он совершит в отношении него в будущем, и говорит, что даже он не может изменить свою «судьбу». В тот момент можно было предположить, что он говорит о своей смерти, но в свете задания Тайна бесконечности весьма похоже, что он говорил о своей роли лидера рода Бесконечности.

Это, в свою очередь, позволяет предположить, что драконы Бесконечности являются «бывшими» бронзовыми. Входя в подземелье Вершина Хиджала, можно услышать слова Индорми: «Что ты думаешь о роде Бесконечности? Я чувствую... родство с ними». Также игроки могут наблюдать, как в подземелье Очищение Стратхольма Пожиратель из рода Бесконечности превращает бронзового дракона в себе подобного.

Это ведет к предположению, что бронзовые драконы — предки драконов Бесконечности. Более того, бронзовые драконы всерьез обеспокоены своей схожестью с бесконечными. Возможно, что драконы Бесконечности — это те бронзовые, кто решил изменить будущее к лучшему. Но это не объясняет, почему их чешуя черна, но, предположительно, это влияние магии. Кроме того, если драконы Бесконечности все же изменят ход времени, то прошлое, настоящее и будущее исчезнут вместе с ними.

Еще одно косвенное доказательство этой теории: во-первых, в мире Азерота нет ни одной другой силы, кроме бронзовых драконов, кто мог бы влиять на время, что напрямую указывает на их родство. С другой стороны, если бы Бронзовый род в какой-то из моментов своего тысячелетнего существования был испорчен или порабощен, эффект был бы заметен на протяжении всех времен. Поскольку практически каждая долгоживущая сущность или организация в Азероте в какой-то момент времени подвергалась воздействию Пылающего Легиона или Древних Богов, скорее всего, Бронзовый род тоже столкнется с подобной порчей в определенный момент.

Также не похоже, что драконы Бесконечности стремятся разрушить временной поток. В Пещерах Времени род Бесконечности присутствует в трех из четырех подземелий. В каждом из этих конфликтов их действия могут быть истолкованы как попытки изменить будущее к лучшему. К примеру, предотвращение открытия Темного Портала, который призвал орков в Азерот или сокрытия правды в Стратхольме. Вмешательство в судьбу Тралла является предметом спора, кто-то утверждает, что без него Орда вернулась бы к своему темному прошлому, другие считают, что без Тралла новый конфликт Альянса и Орды не состоялся бы, либо был бы гораздо менее жестким. В Хиджальской Битве нет видимых признаков влияния рода Бесконечности, что, тем не менее, не исключает их скрытой роли в конфликте, либо они считают, что вмешательство игроков само по себе играет им на руку и отвечает их интересам. Но нельзя забывать, что это сражение в WoW и Warcraft III сильно разнится.

Другие теории

Слухи предполагают связь Смертокрыла с этой стаей драконов. Леди Синестра в Долине Призрачной Луны упоминает «Мастера», который жив и собирается продолжить эксперименты Нефариана. Мы можем предположить, что под «Мастером» понимается Нелтарион, который собирается продолжить дело сына. Нефариан работал над Хроматической стаей, а не драконами Бесконечности, а Нелтарион, в свою очередь, над стаей сумеречных драконов. Хотя... он мог создать и другие стаи. Или создаст в будущем.

Иные считают, что если Ноздорму — глава рода Бесконечности, то своими действиями в Пещерах Времени он пытается изменить будущее, дабы избежать собственной смерти.

В истории WoW упоминается, что во время созидания титанами было создано «множество стай». Возможно, род Бесконечности существовал в то же время, что и другие стаи.

Также есть предположение, что род Бесконечности служит Пылающему Легиону. Не дав Траллу сбежать из Дарнхольда, Род бы оставил Орду в подчинении демонам. Без открытого Портала Восточные Королевства не объединились бы в Альянс, и стали бы легкой добычей для Легиона и Плети. Скрыв от Артаса заражение Стратхольма, род Бесконечности изменил бы всю историю Третьей Войны. Иллидан не узнал бы о Черепе Гул'дана, а без этого артефакта войска Иллидана, скорее всего, были бы разбиты. Тихондрий бы выжил, и Легион охранил контроль над Оскверненным Лесом. (Хотя... без Артаса Кел'Тузад так и остался бы мертвым, и призвать Архимонда было бы некому — прим. переводчика). В Битве за Хиджал силам Альянса, Орды и ночных эльфов потребовалась помощь игроков чтобы победить Легион, хотя изначально они справлялись и без них. Это предполагает, что род Бесконечности усилил войска Легиона.

Автор: Sind